Графологический анализ

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

"По количеству святых православные, особенно российские православные, удерживают прочное лидерство. Почему так происходит? Частичный ответ на этот вопрос я обнаружил на одном из религиозных интернетовских форумов. Вопрос женщины звучал примерно так: "Свят ли Феодосий Кавказский? Можно ли ему молиться? Так хочется кому-нибудь помолиться!" "

Популярные книги в жанре Эротика

…Книга называлась "Ноктюрн. Книга ночных походов". Эдельмену это название казалось дурацким и глупым. Но нет. Это была книга о чудесах. О силе.

И вот что странно: продавщица в книжном магазине понятия не имела о том, чем владеет и что продает…

Существуют ситуации, когда душа человека выходит из-под защиты тела. В этот самый момент душу можно украсть…

На что она только не шла, лишь бы получить идеальный оргазм — ни один мужчина не мог удовлетворить ее.

 Если она не умрет от СПИДа, скука наверняка отправит ее на тот свет…

Но кто сказал, что настоящий мужик обязательно должен быть живым?

Энциклопедия Брайля это не вещь. Это сообщество…

Она поддела ногтем торчащую щепку. К ее удивлению, отломилась не одна щепка, а целый кусок плохо покрашенного дерева, обнажив внутренность перил — мягкую и пористую, как губка. Сначала ей показалось, что дерево шевелится. Эллен бессмысленно уставилась на него — и поняла, что древесина кишит термитами. Вскрикнув от отвращения, она попятилась при виде этого мира, случайно приоткрывшегося перед ней, тут же вернулась в дом и заперла за собой дверь.

Будьте осторожны в своих желаниях, особенно под Новый год, иначе вас может ожидать череда неприятных сюрпризов! Загадав избавиться от опостылевшего супруга, красавица Лилия неожиданно просыпается вдовой. Но радоваться она не спешит: в убийстве ее подозревают близкие покойного и обаятельный следователь Костя Иванов, в котором девушка узнает свою студенческую любовь. Воспоминания юности пробуждают в молодых людях давно утихшую страсть, но могут ли они доверять друг другу?

Комментарий Редакции: Порой линии жизни и шнуры судьбы переплетаются так неожиданно и фаталистично… Главное – чтобы не вокруг горла! Откровенный эротический роман о том, что любовь на самом деле куда коварнее, чем кажется сквозь сахарную пелену розовых очков.

Упала с лестницы, очнулась – наг? И даже оказалось, что ты не сошла с ума? Что ж… Придется выручать пленного императора змей, которого на родине считают погибшим. Буквально кормить шикарного мужика с рук… Ведь он заперт похитителями в пещере и не может ни выбраться, ни попросить о помощи.

При этом еще необходимо срочно предупредить всех в измерении нага о том, что похитители готовят ужасную диверсию. Да уж… Такая работа по плечу только русской попаданке.

Я не хочу замуж за жуткого оборотня, которого выбрал мой отец, не хочу, чтобы он стал моим первым мужчиной. И поэтому решаюсь на немыслимое – потерять девственность с незнакомцем, почувствовать себя желанной. Ведь свадьба все равно состоится. Потому что от судьбы не убежать, ей можно только покориться. Или пойти наперекор, зная, что во мне бьются два сердца.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Колосов Михаил Макарович родился в 1923 году в городе Авдеевке Донецкой области. Здесь же окончил десятилетку, работал на железнодорожной станции, рабочим на кирпичном заводе.

Во время Великой Отечественной войны Михаил Колосов служил в действующей армии рядовым автоматчиком, командиром отделения, комсоргом батальона. Был дважды ранен.

Первый рассказ М. Колосова «К труду» был опубликован в районной газете в 1947 году. С 1950 года его рассказы «Голуби», «Лыско», «За хлебом» и другие печатаются в альманахе «Дружба» (Лендетгиз). В 1954 году вышел сборник Колосова «Голуби». В последующие годы М. Колосов написал повести «Бахмутский шлях», «Яшкина одиссея». В них рассказывается о том, как жили и боролись против фашистских захватчиков ребята-подростки во время Великой Отечественной войны в одном из шахтерских поселков.

Позже выходят сборники рассказов и повестей «Зеленый гай», «Карповы эпопеи», «Барбарис».

«Мальчишка» — это история паренька Мишки Ковалева, отец которого погиб на фронте. Жизнь у Мишки трудная, путь извилист. Найти дорогу в жизни Мишке помогает давний друг его отца — слесарь паровозного депо Сергей Михайлович.

Для детей среднего школьного возраста

Трагическая судьба этого человека во многом повторила земной путь Иисуса Христа. Так же, как Иисус, он хранил знание об истинной вере, искаженной предшественниками, и пытался нести его в мир. Он так же был подвергнут жесточайшим пыткам и распят. Его смерть, как и смерть Христа, стала легендой и причиной возникновения современной «катакомбной церкви». Наконец, вполне возможно, что именно его образ запечатлен на знаменитой Туринской плащанице…

Авторы этой книги начали свое исследование с изучения некоторых нестыковок в истории первой масонской ложи Лондона. Постепенно они сделали заключение, что ранняя история масонства была намеренно искажена и фальсифицирована верхушкой организации. Пытаясь выяснить причины столь странных действий магистров, Кристофер Найт и Роберт Ломас пришли к совершенно поразительным выводам: после крестовых походов на земле появился новый мессия, который тоже был беспощадно казнен, — его версия христианства разительно отличалась от той, которую проповедовала католическая церковь, а Ватикан всегда ревниво оберегал свою монополию на Истину…

Эта жгуче-увлекательная книга выглядит еще более сенсационной, чем «Святая Кровь и Святой Грааль», ставшая основой для «Кода да Винчи» Дэна Брауна. Изыскания авторов охватывают огромный временной промежуток — от Христа и разрушения Иерусалимского храма до наших дней. Загадочное братство «Rex Deus» и орден тамплиеров, масоны и священная инквизиция, крестовые походы и тайна появления нерукотворного образа на Туринской плащанице — все это является элементами грандиозной мозаики, которую кропотливо составляют авторы, открывая читателю новые аспекты и поразительные событийные взаимосвязи, переворачивающие сложившиеся представления об истории христианской церкви.

Christopher KNIGHT & Robert LOMASTHE SECOND MESSIAHПеревод с английского Ю. ГольдбергаОформление переплета художника Е. Савченко

В одно из отделений милиции города Киева пришел Сидор Иванович Петренко, глубокий старик, белый как лунь, с загорелым, точно дубленым, морщинистым лицом.

— Извините, товарищ начальник, сказал он. — Может, вам моя справа покажется дюже мелкой... Пропала у меня награда: Георгиевский крест. Конечно, я понимаю, награда царская. Но мне она дорога. Вы, наверное, помните, была такая кинокартина, где артист Жаров про «Георгия» говорит: «За веру, царя и отечество получен». Ну, вера, объяснил он тогда, бог с ней. Царь — черт с ним, а вот отечество! Отечество у нас было, есть и останется во веки веков. Вот так и я думаю... Потому и хранил много лет...

Макс терпеть не может Рождество, а потому решил спастись от праздника бегством, улетев на Мальдивские острова. Но выполнить гениальный план мешает его собака Курт, которую не с кем оставить. Курт неприхотлив и больше спит, чем бодрствует. Любимое состояние пса — состояние абсолютного покоя.

Катрин, с которой Макс познакомился по Интернету, в сочельник исполняется тридцать. Ее мать и отец никак не могут смириться с тем, что дочь до сих пор не нашла избранника: желательно мужчину элегантного, умного, из хорошей семьи, с хорошим достатком, хорошим вкусом и хорошими манерами — в общем, настоящего джентльмена. И тут на горизонте появляется Курт со своим странным хозяином…

Впервые на русском языке! От автора мировых бестселлеров «Лучшее средство от северного ветра» и «Все семь волн».