Грации солнца. Приманка для зверя

Фэнтези близкое к фантастике. Никаких эльфов, гномов и. т. д. Как таковой «магии» также ограниченное количество. Описываемая человеческая цивилизация заимствует черты древнеримской времён поздней республики и ранней империи. Присутствует развитая раса солнцеядов.

Отрывок из произведения:

   Гладий рассекал воздух, издавая еле слышный вой; остриё несло то влево, то вправо, открывая тело неумелого мечника. В движениях клинка читалась молодость пальцев, сжимавших рукоять, желание завершить бой одним мощным разящим ударом. За кончиком меча непрерывно следили два внимательных глаза. Они успевали сообщить ногам, когда и куда следует уклониться до того, как противник успеет претворить свои замыслы. В глазах застыл опыт прожитых лет, даривший лицу спокойствие, невозмутимость. Зрачки провожали взглядом остриё, пока разум считал количество взмахов и уколов: "Двадцать два, двадцать три, двадцать четыре... Дури в нём немерено...

Популярные книги в жанре Фэнтези

Врата между мирами распахнулись — и древняя, чуждая магия стала проникать в мир людей… Миф?.. Суеверия? Нет.

Юноша Натан, выросший в доме загадочного мудреца и обладающий колдовским даром странствовать между реальностями, уверен — мир магический столь же достоверен, сколь и мир наш. И теперь его «второй родине» грозит смертельная опасность. Опасность, отвести которую сможет лишь тот, кто соберет воедино три артефакта немыслимой магической силы.

Первый из них именуется Нефритовым Граалем…

Аннотация:

Поле битвы после сражения принадлежит мародёрам… Ещё один реверанс в сторону фэнтезийной "чернухи". Вероятно, прощальный. Хотя кто знает…

Опубликовано в газете "Просто фантастика", N8/2003

Он: психически неуравновешенный, обозленный, уставший от жизненных невзгод эльф, чьи мысли застряли в далеком прошлом и вряд ли когда-нибудь вернутся в настоящее.

Она: глупая и самоуверенная девчонка, недоучившаяся ведьма, что пытается изменить мир, но вместо этого только все больше запутывается в себе.

Их пути пересеклись, и все стало еще сложнее. А ведь помимо личных проблем существует еще и окружающий мир со всем своим многообразием, крайностями и нелепыми предрассудками. Вопрос только в том, как жить с этим миром в гармонии?

История героя троянской войны Энея, приплывшего в Вечный лес со своим сыном Асканием. Ему суждено повстречать здесь прекрасную дриаду Меллонию, прозванную Повелительницей Пчел. А его сыну, спустя время, суждено потерять отца, погибшего в бою, но найти брата – сына Энея и Меллонии…

Романтическая сказка о дружбе и любви.

Лорел Гамильтон

Может ли он испечь вишневый пирог?

Из межавторского сборника рассказов "Never after"

перевод журнала Translation Laurell`s works

http://harlequin-book.livejournal.com/

Если чародея, члена Колдовской Дружины, волшебника предвысшего ранга квалификации, рано поутру поднимает из постели специальный курьер от Кудесника с приказом срочно прибыть в министерство ратных дел, в кабинет принципала Бронислава Грома, это означает лишь одно – оного чародея ждет срочная командировка. Поэтому Антон вошел в кабинет принципала, будучи полностью готовым – с саквояжем и колдовским баулом в руках и решительностью в душЕ.

Бронислава Грома он знал еще со времен сыска, связанного с неправильной работой БМ-заклятья и выведшего Антона на ключградского недоучку Горимира Каморника .

Прошел уже год с той поры, когда у королевы Офира Марэлы похитили талисман, который называется Звезда Хоралы. Сама она заперта в башне под надзором, а ее супруг, Морантес, только фактически король страны, реально же это граф Риджелло. Многих не устраивает такое положение вещей, но им приходится мириться.

И вот в Офир приезжает киммериец, который решает освободить королеву и за вознаграждение вернуть ей Звезду Хоралы..

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Ну, в общем всё, как у взрослых — тёрки, ломки, косяки, рамсы всякие. И ровный такой пацанчик — Буратян. А в остальном — сказка и сказка.

В этой книге о великом русском композиторе Петре Ильиче Чайковском, материал для которой собирался многие годы, нет ни слова вымысла. Использованы только документы или рассказы людей, которые были близки к Чайковскому.

И если кто‑нибудь, прочитавший эти страницы, захочет снова послушать какое‑либо творение композитора или разыщет какой‑нибудь из старых петербургских домов, о которых говорится в книге, посмотрит на него, представит себе, что переживал и думал именно здесь великий композитор, и почувствует хоть часть того волнения, которое я испытываю каждый раз, видя эти места, я буду считать свою задачу выполненной.

Бруно Шульц — выдающийся польский писатель, классик литературы XX века, погибший во время Второй мировой войны, предстает в «Трактате о манекенах» блистательным стилистом, новатором, тонким психологом, проникновенным созерцателем и глубоким философом.

Интимный мир человека, увиденный писателем, насыщенный переживаниями прелести бытия и ревностью по уходящему времени, преображается Бруно Шульцем в чудесный космос, наделяется вневременными координатами и светозарной силой.

Книга составлена и переведена Леонидом Цывьяном, известным переводчиком, награжденным орденом «За заслуги перед Польской культурой».

В «Трактате о манекенах» впервые представлена вся художественная проза писателя.

В очередной том собрания вошел исторический роман «Дикие земли», созданный писателем в соавторстве с Джеральдом Хаусманом, а также рассказы разных лет.

Содержание:

Дикие земли, роман, перевод с английского Е. Голубевой

Рассказы

Я стал как прах и пепел, перевод с английского Л. Шабада

Концерт для серотонина с хором сирен, перевод с английского В. Старожильца

Византийская полночь, перевод с английского В. Серебрякова

Ибо это есть царствие мое, перевод с английского С. Трофимова

Кольцо царя Соломона, перевод с английского И. Зивьевой

Последняя вечеря, перевод с английского А. Рябчуна