Говорящий тюльпан

Сборник стихотворений 1986–1991 годов.

Другие книги автора Дмитрий Борисович Волчек

Сборник стихотворений 1992–1995 годов.

Авантюрный и донельзя поэтический текст ветерана литературного андерграунда, который при желании можно считать импрессионистским романом, переполнен кроулианской магией, исторической конспирологией и садистским порно. Секрет поведения и эмоций главных героев в упорном строительстве Храма Невинных душ, в попытке опустить лезвие моста, ведущего через пропасть прямо к "элементарному королю", в поисках серебряной книги, написанной ангелами во время чудовищных мучений жертв похотливого расчленителя, но это не главное. Главное — не имеющий пока в нашей литературе аналогов захватывающий язык Волчека, который трудно с чем-нибудь перепутать.

Dominus inferus vobiscum!

С каждым днем непоправимо меняется мясо. Наглотался снотворного — на хуй такую жизнь. Откачали: санитар заветной скобой раздвинул зубы, теплый брат проткнул желудок шлангом. Невозможно резину в рот, только когда любовь, и то легче спьяну. Привезли на скромный курорт, подальше от суконных мыслей. Нет ничего лучше воды: смывает, утешает. Сидим на берегу в полумасках, слушаем прохожих. Все приехали лечиться, смертельно больны, но надеются. У простых людей мечты: хотят накопить, построить, обставить. Мы же знаем, что непредсказуемое разбухнет, взорвется, проглотит всех. Тем не менее, рад, что откачали. Теперь сдержанный немецкий свет, неназойливые облака. Мальчик ходит в перчатках: тантрическая экзема. Дружил с гвардейцем, полиция написала: несчастный случай. Не так чистил ружье. Всё бы ничего, но руки покрылись злорадной сыпью, стыдно до дрожи. Виноваты экзамены, думает врач. Их заставляют зубрить, глаза портятся от экрана. Покидаем приют, мчимся на север. В машине много лишних деталей, на поворотах дребезжит частица, засевшая в селезенке мотора. Это было памятное колечко картье, сползло с отрубленного пальца. На обочине — замок hermitage, здесь раз в семь лет робин-красная-шапка встречается с уильямом де сулисом. Подрочить водителю, тот корчится, но рулит. Благородный прибор заляпан белым. Стрелка бьется, негодуя. Двести двадцать. Надо найти пристанище, но кругом мелкий лесок, поля и поляны. Ни постоялых дворов, ни хлебосольных усадеб. Туман, будто пастухи курят, ерзая в мокрой траве.

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Из "Собрания стихов. 1921-1951"

Предисловие и публикация Вадима Перельмутера

Оригинал здесь -

http://www.utoronto.ca/tsq/02/tarlovskij.shtml

и здесь -

http://az.lib.ru/t/tarlowskij_m_a/

Действующие лица

Элоа

Сатана

Молох

Умерший священник

Монахи

Хоры

Тени

Дикая местность у преддверья ада. Толпы неясных теней тянутся к красному свету. Слышится бесшабашная песня. Навстречу теням, со стороны красного света Сатана, сопровождаемый Молохом. Тяга теней останавливается.

1

Сатана.

Какое пенье? Как не на работе,

И до сих пор не на своих местах?

Говорят черти:

Греши, пока тебя волнуют
Твои невинные грехи,
Пока красавицу колдуют
Твои греховные стихи.
На утешенье, на забаву
Пей искрометное вино,
Пока вино тебе по нраву,
Пока не тягостно оно.
Сверкнут ли дерзостные очи —
Ты их сверканий не отринь,

Авторы   Произведения   Рецензии   Поиск   О портале   Вход для авторов

Два рыцаря

Вера Эльберт

Дрожит земля, шумят леса,

Взметая ветви ввысь,

Вторично у Сент-Олбанса

Две армии сошлись.

Стан Алой Розы возглавляла Маргарет Анжу –

Владычица коварная, что провела межу,

Поссорив семьи двух родов,

Потомков королей,

Чтоб травлей сокрушить врагов

Очередной сборник стихотворений «ВРЕМЕНА» известной поэтессы Ирины Марковой назван так не случайно, поскольку представляет размышления автора о неизменности человеческих вечных ценностей, не подверженных течению времени. Эта книга позволит каждому читателю попасть в удивительный и прекрасный мир настоящей духовной поэзии.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Трогательная история, главная героиня которой девушка из небольшого современного города. Она живёт своими снами до тех пор, пока не понимает, что они мешают реальности. Сон — это психоз, абсурд, безумие, страх, иллюзия… Такое определение даёт юная мечтательница, и у неё на это свои причины.

Будучи маленькой девочкой, она часто просыпалась от ночных кошмаров и пряталась под одеялом в надежде, что это скоро закончится. Но ожидания не оправдались даже спустя столько времени…

Чтобы избавиться от мучительного страха, она отправится в бескрайнее путешествие по дневнику своей памяти. На пути она столкнётся с воспоминаниями о дружбе и одиночестве, о ненависти и предательстве, о мечтах и безысходности…

Что ей предстоит испытать?

Сможет ли девушка справиться со своими страхами, или они останутся с ней навсегда?

А, может, неожиданная любовь подарит ей новую жизнь…

Будущее, 2099 год. Успешный бизнесмен, пресыщенный развлечениями вместе с женой отправляется провести рождественские каникулы в прошлое. Что может помочь ему вернуться назад, если поломка машины времени необратима? Как современному избалованному техническим прогрессом мужчине выжить в 19 веке, вернуть любимую жену и понять, в чем смысл его жизни на этой земле? Ответы на эти вопросы нужно найти в виртуальном лабиринте времени с помощью драгоценного артефакта.

Солнечные лучи впивались в кожу хуже веревок, которыми были стянуты запястья. Невыносимая боль от того и другого усиливалась от ощущения ужаса перед предстоящей казнью, неминуемой, казалось, вот-вот состоящейся, и ужасающей по своей жестокости. Так казнили только варвары да кровожадные польские дворяне, во времена Речи Посполитой. Полные злобы, холодные как сталь зрачки Седого сверлили её насквозь. Он что-то кричал ей прямо в лицо, но она уже не слышала слов. Она молила бога, чтобы он дал ей умереть раньше, чем она почувствует дикую боль, разрывающую её тело на куски. Седой занес руку с кинжалом над веревкой, удерживающей привязанными к колу у земли две молодые сосны, к которым были привязаны её руки. Воздух вдруг стал густым, тягучим, сквозь него поплыли мгновения…последние мгновения её жизни. Она слышала о таком, но никогда не могла понять, как может за мгновение перед глазами проплыть вся жизнь. Теперь она понимала, она каждой клеточкой кожи ощущала всю тяжесть обрушившейся на неё воздушной массы, её густую, клейкую консистенцию, видела замедленные движения Седого, острие кинжала, приближавшееся к веревке. Как долго! Как томительно долго! С чего же все началось? Словно по волшебству поплыли картины детства. Маменька, держащая её на руках, папенька, подкидывающий её к самому, казалось, небу. Откуда-то всплыла фраза: «льет ливень, сквозь него солнце бьет тебе прямо в глаза, над тобой радуга, а я целую твою ладошку…» С чего же все началось? С возвращения! Конечно с возвращения!

Жаркое марево горевшего особняка давным-давно осталось далеко позади. Позади остались и версты лесных и проселочных дорог, сменявших друг друга, слезы и боль потери. Вокруг снова был лес.

— Погонять надо, барин! От пожога ушли, так здесь сгинем!

Фиолетовые брызги снега в лучах зимнего заката, из-под копыт пристяжного серого в яблоках коня тройки, которая замыкала торговый обоз из Тюмени в Оренбург, смешивались с морозным воздухом. Падая, они превращались в капли, на щеках молодой женщины в лисьей шубе и шапке, укутанной тремя медвежьими шкурами и почти дремавшей под ними в сумраке зимнего леса.