Гостиница 'Мухтар'

Юрий Коростелкин

Гостиница  "Мухтар"

Глава 1

Трупиканка

Зарплата. Хождение по церкви и моргам. Трупаниада. Что он за истины такие

знает, какие я не знаю?

Наконец-то мы получили деньги в школе "Экстернов", где работала наша фирма. Не куриные яйца и женские туфли, как в прошлый раз, и не простыни с обогревателями, как в позапрошлый.

Вот они - живые деньги, и они топорщатся в твоем кармане. И можно прямо сейчас заглянуть в магазин, как бывало в достославные времена. И купить, допустим, вина.

Популярные книги в жанре Современная проза

Четвёртая книга романа складывается из трёх коротких повестей, которые плавно перетекают в последнюю пятую книгу романа.

Они встретились 24 декабря, как будто кто-то там, наверху, решил сделать им щедрый подарок на Рождество.

О рандеву договаривались заранее, еще на прошлой неделе, так что у Лены было время продумать все до мелочей, чтобы сегодня выглядеть великолепно. И правда, для своего возраста и двоих рожденных детей, этим вечером она смотрелась прямо-таки финалисткой конкурса красоты.

От мужа, разумеется, не укрылись ее волшебные превращения и горящие предвкушеньем глаза, но он, дурачок, воспринял все это на свой счет и стал прямо-таки раздуваться от гордости. Ну да Бог с ним, он уже почти в прошлом. Максим – вот настоящая мечта ее жизни, и сегодня она наконец-то расставит все точки над «и» в их отношениях.

«…Раз уж ты сам заговорил про Веню Шаламова, то новости таковы.

Его опять выгнали из университета. В двадцать семь лет это тревожно, ведь его выгоняют уже четвертый раз. Сам он, правда, говорит об этом несколько иначе. Обычно он говорит, что опять собирается поступать в университет. Обычно он говорит, что уже четыре раза поступал в университет и все четыре раза удачно. Нисколько он не подрос, зимой бегает на лыжах. Глаза выпуклые и пестрые, с веселой искрой. Действительно, не одного цвета, как у всех, а как бы пестрые, как бы с искрой. Одна девчонка с курса, влюбленная в Веню, сравнила Венны глаза с яйцами Фаберже. Не все знают, что она глупая. Оказавшись беременной, например, натиралась кремом для похудания.

– Бонжур, месье!

Взрослые формы, невинное лицо. Зеленое пальто с поднятым воротником. Рукой в перчатках с обрезанными пальцами блондинка придерживала под мышкой перетянутые сыромятным ремешком учебники.

– Я сестра Кристель.

– Бонжур, мадемуазель.

– Кристель у вас?

Я открыл дверь детской. Полный бардак. Электронные игрушки посреди смятых и сползших на пол черных простыней, которые дочь забрала у нас, воспользовавшись паузой в супружеских отношениях. Серый свет дня антрацитово поблескивал на этом предположительно эротическом сатине, частично уже продранном, а вокруг огромной кровати царил свирепый беспорядок. Черные соломинки в бутылках из-под кока-колы. Все навалом. Не знаю, что получится из этой дочери, подумал раздраженно я и тут же вспомнил, что обещал повести ее в Cirque d’Hiver.*

Стая амуров… Дотошный мог бы сосчитать: триста два. По фасаду, на крыше, внутри по всем потолкам. На перилах крыльца красовались четверо – правда, с обколотыми до тупых культяпок крыльями. Особнячок был облеплен амурами, как брошенный бутерброд мухами. В народе, к слову сказать, так и назывался: Дом амуров.

Но нет, ничего такого… Правда, дебютировал особняк как гнездышко парамоновской содержанки Лидии Леру, но сразу вслед за тем (ещё и паркет не во всех комнатах дотёрли) стал штабом 24-го Летучего красноармейского полка, потом конторой Рыбхоза. “Молодой Республике – свежую рыбу!”. Долго пробыл дурдомом. А когда построили новый многоэтажный психдиспансер на северной окраине, Дом амуров ни с того ни с сего превратился в художественную студию. (Обучение детей рисованию гипсовых яиц и кубов, лепке лошадок, а во втором этаже – несколько мастерских местных художников).

— Хемосинтез, — провозгласила биологичка и шестнадцатитонным взглядом обвела класс. — Сидоров.

Лёшка Сидоров неверным шагом прошёл к доске и тоже обвёл взглядом класс. Его взгляд был светел и тих. Таким взглядом обводит умирающий родственников, собравшихся у его смертного одра.

— Хемосинтез, — начал он и глубоко задумался. Прошло полминуты.

— Молчание — золото! — язвительно заметила биологичка.

Лёшка выдохнул воздух, как перед стаканом спирта, и решился:

Название, между прочим — класс. «Скучно в городе Пекине». Ну — такое название пропадает! Просто грех не написать рассказ с таким названием. Только вот — про что?

А вообще-то это песня. И поют ее вот так:

Ску-у-у-уушно в городе Пи-и-и-икине![1]
Cпя-я-я-ят на крышах воробьи-и-и-и-и…
Два китайских мандарина-а-а
Бреют рыжие усы-ы-ы.
И говорит один другому:

Кен Кизи – «веселый проказник», глашатай новой реальности и психоделический гуру, автор эпического романа «Порою блажь великая» и одной из наиболее знаковых книг XX века «Над кукушкиным гнездом». Его третьего полномасштабного романа пришлось ждать почти тридцать лет – но «голос Кена Кизи узнаваем сразу, и время над ним не властно» (San Jose Mercury News). Итак, добро пожаловать на Аляску, в рыбацкий городок Куинак. Здесь ходят за тунцом и лососем, не решаются прогнать с городской свалки стадо одичавших после землетрясения свиней, а в бывшей скотобойне устроили кегельбан. Бежать с Аляски некуда – «это конец, финал, Последний Рубеж Мечты Пионеров». Но однажды в Куинак приходит плавучая студия «Чернобурка»: всемирно известный режиссер Герхардт Стюбинс собрался сделать голливудский блокбастер по мотивам классической детской повести «Шула и морской лев», основанной на эскимосских мифах. Куинакцы только рады – но Орден Битых Псов, «состоящий из отборной элиты рыбаков, разбойников, докеров, водил, пилотов кукурузников, торговых матросов, хоккейных фанатов, тусовщиков, разуверившихся иисусиков и выбракованных ангелов ада», подозревает что-то неладное…

«Изумительная, масштабная, с безумными сюжетными зигзагами и отменно выписанная работа. Да возрадуемся» (Chicago Sun-Times Book Week).

Роман публикуется в новом переводе.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вадим Коростылев

Король Пиф-Паф или Про Ивана не великана

Однажды, ранним утром, когда едва выглянувшее солнце лишь начало пробивать косыми лучами лес, на глухую поляну в самой его чаще выбрался царь Горох.

Отряхнул кафтан из листьев и трав, расправил гороховые усы, уселся на пень и заиграл в рожок. А лес словно большой оркестр тотчас стал вторить ему многими голосами. Царь Горох отнял от губ рожок, прислушался и торжественно объявил:

Николай Коротеев

Перевал

Очень не понравилось механику Лютову предложение Павла Сергеевича Сидорова, начальника одной из мехколонн на строительстве Байкало-Амурской магистрали.

"Конечно, дело почетное, - рассуждал Лютов, - быть командиром колонны бульдозеров, которые протащат по бездорожью на перевал экскаватор "Ковровец". Даже славное дело. И денежное - само собой..."

Но слишком живыми оставались в душе механика воспоминания о первом, осеннем походе по этому пути. Наломались - ладно, привычная вещь. Но ведь едва не попали под лавины. Правда, сейчас весна, но коли запуржит, тоже ой как солоно придется.

Пирует шляхта. Женится молодой князь Кизгайла. И даже весть о крестьянском мятеже не омрачает праздника. Спешит на свадьбу и старинный друг — Роман Ракутович. Только не радуется его приезду невеста, предчувствуя надвигающуюся беду...

Константин Коротков

Александр Кузнецов

Выйдут ли муравьи в космос?

Редкие фотографии пилотов НЛО, изучение их останков, знакомство со строением их тела позволяют прийти к парадоксальному выводу: примерно одна четвертая часть инопланетян, посещающих нашу планету, только внешне похожа на людей. В их же внутреннем строении и функционировании их органов поражают явные черты сходства с насекомыми. Внутри - ничего человеческого. Жесткие сухие ткани тел соответствуют чешуйкам насекомых. Нет и намека на пол. Такова одна из рас разумных обитателей Вселенной, а возможно, их биороботов, исследующих Землю. По сообщениям прессы, в 1989 году были взяты в плен два живых гуманоида этого же вида в ЮАР в районе базы Валгалла. Название это совпадает с известным объектом древнескандинавской мифологии - так назывался огромный замок, где верховный бог Один пировал с павшими в битвах храбрыми воинами. У гуманоидов когти вместо ногтей, типичные повадки насекомых и такие же оборонительные реакции. Все это заставляет гораздо пристальнее, чем делалось до сих пор, вглядеться в облик и образ жизни земных насекомых, проявляющих удивительную стабильность на протяжении десятков миллионов лет в отличие от человека и его цивилизации. Ни в прошлом, ни в настоящем на самом коротком отрезке времени цивилизация наша не могла и не может справиться со множеством кризисов и не раз оказывалась на грани катастрофы всего лишь на протяжении ста лет. Интерес к НЛО и внеземным цивилизациям можно понять. Вместе с тем рядом с нами уже сотни миллионов лет существуют эти искомые иные цивилизации, сложность и загадочность которых мы только сейчас начинаем осознавать. Речь идет о мире коллективных существ - например пчел, термитов, муравьев. Одним из самых замечательных достижений натуралистов последних десятилетий следует признать открытие языка танца пчел. С его помощью пчелы-разведчицы сообщают своим соплеменницам полную информацию об обнаруженных ими запасах нектара, указывая точное расстояние, направление и требуемое количество сборщиц. Очень своеобразно проявляется функциональная специализация. Пока в пчелиной семье есть матка, яичники рабочих пчел совсем не развиты: стоит матке исчезнуть - яичники увеличиваются в размере и развиваются настолько, что начинают продуцировать яйца. Форма сот как бы спроектирована. Шестигранник является сосудом, в котором при наименьшей затрате материала достигается практически наибольшая вместимость. Кто подсказал это пчелам? Пчелы формируют плотную гирлянду, температура в которой достигает 34 градусов. В этом биологическом горне воск расплавляется и превращается в правильную геометрическую конструкцию, причем каждая рабочая пчела точно знает, куда ей положить свой кусочек воска. Существует у пчел и феномен памяти. Установлено, что пчелы из двух стоящих рядом ульев собирают совершенно различную пыльцу, причем каждый улей из года в год сохраняет верность одним и тем же видам растений. Так, улей, собиравший пыльцу с ивы в этом году, останется ей верен и в следующем. Это совершенно необъяснимо, так как нельзя забывать, что жизнь рабочих пчел коротка - не больше одного летнего месяца; те пчелы, которые видели цветение лип в этом году, полностью исчезнут к следующему лету. Единственное долгоживущее существо в улье - матка - после своего брачного полета больше не выходит из улья и даже не кормится непосредственно ни пыльцой, ни нектаром: ее питают кормилицы выделениями своих кормовых желез.