Господин Хайдеггер любит кошачьих

Гунтис БЕРЕЛИС

Господин Хайдеггер любит кошачьих

Рассказ

Перевод: Андрей Левкин

Гунтис Берелис. Прозаик, критик, литературовед. Родился в 1961 году. Учился в Латвийском унверситете на физико-математическом и филологическом факультетах. Руководил отделом критики литературного журнала Союза писателей Латвии "Карогс".

Автор книг: "Mitomanija" ("Мифомания"), 1989, повести "Agnese un Tumsas valdnieks" ("Агнесса и властелин Тьмы"), 1995, сборника эссе "Klusums un vards" ("Тишина и слово"), 1997, "Minotaura medibas" ("Охота на минотавра"), 1999, сборника статей о латышской литературе и писателях XX века "Latviesu literaturas vesture" ("История латышской литературы"), 1999, "Need so abolu. Tas ir makslas darbs" ("Не ешь это яблоко. Это произведение искусства"), 2001.

Популярные книги в жанре Современная проза

Владимир Ефименко

Натыкаясь

(сборник рассказов)

БЫК

Я вспомнил, как валили быка.

Он был огромный, но покорный. Его привязали к дереву за рога, и некий мастер своего дела сперва дал ему кувалдой по затылку. Бык слегка зашатался, хотя звук был такой, будто раскололи большой орех. Потом его полосанули по артерии, ниже уха, и стали просто ждать. Бык молчал, истекал и плакал. Он уже понял, что происходит. Все вокруг стояли, как идиоты и глазели. Лужа растекалась у него под мордой, кровь капала с бороды. Потом он качнулся и рухнул. Мы видели, как жизнь ушла из него, но так и не увидели, куда.

«М. и Ж.» – это многоголосый сборник, в котором звучат удивительные, уникальные тональности. Здесь – честные истории самых разных людей.

Смешные и грустные, откровенные и завуалированные, шокирующие и мягкие – рассказы на любой вкус и цвет, которые живо и звонко отзовутся в сердце каждого.

Комментарий Редакции: Просто – о сложном. Небольшие, но чрезвычайно увлекательные маленькие истории о том, как мужчины и женщины ужасно похожи и категорически различны одновременно. Где же найти ту самую точку соприкосновения и баланса, хрупкий мостик понимания и примирения? Поищем вместе.

Родить ребенка и стать матерью – совсем не одно и то же. Катя знает это не понаслышке: взрослеть под влиянием психически нездорового родителя – навсегда тяжело и безвозвратно печально. Любовь, боль, ненависть, принятие и многое другое предстоит пережить главной героине, которая даже спустя десятилетия внутри осталась той маленькой, позабытой и недолюбленной девочкой. Как научиться прощать, когда уже пора прощаться?

Комментарий Редакции:

Во всех смыслах настоящий роман про невзрослеющую боль и сильную душевную травму, которая кровоточит на протяжении всей жизни. И все же, это – роман-исцеление, который позволит взглянуть свежим взглядом на затянувшиеся рубцы.

Выпускник 9 класса Сергей Понамарев живет в маленьком городке Колпашево со своими родителями и талантливым старшим братом Виктором, который постоянно втягивает Сергея в неприятности. На фоне брата – одаренного пианиста, Сергей кажется никаким. Он ладит со всеми, но не имеет настоящих друзей.

Летом, во время купания в реке, Виктор пропадает под водой. Его признают утонувшим. На месте трагедии Сергей встречает странного паренька, который помогает ему пережить потерю. Придя в себя, Сергей начинает выяснять факты гибели своего брата, и приходит к выводу, что Виктор может быть все еще жив. Но где он скрывается? Почему не дает о себе знать? И какое отношение к его исчезновению имеет новый идеальный друг Сергея?

Комментарий Редакции: Иногда – жуткий, иногда – сентиментальный, роман Красичковой Жанны – это настоящее сокровище для всех поклонников современных произведений, которые щедро пропитаны непростыми эмоциями и эффектно увенчаны оглушительным финалом.

Часто, вступая в новые отношения или находясь в них продолжительное время, мы жертвуем своей индивидуальностью, убеждениями, карьерой, друзьями, а иногда даже здравым смыслом. Обычно этот процесс происходит незаметно. Сначала мы уступаем, соглашаемся с партнером, вопреки своим интересам, а после уже отказываемся от «себя», как бы растворяясь в отношениях. Мы становимся «Исчезающими женщинами».

Книга Беверли Энгл дает нам ответ на вопрос, почему так происходит, и обучает конкретным стратегиям – как измениться прямо сейчас и стать отдельной яркой личностью в отношениях, которую ценят и уважают. Она также содержит советы о том, как поддерживать в себе чувство собственного достоинства и индивидуальности, которые помогут привлечь мужчину и заново открыть себя как «Существующую женщину».

В формате PDF A4 сохранен издательский макет.

Конечно, проблемы бывают у каждого. Однако если немного подумать, вполне может оказаться, что мы сами – их авторы, а неудачно принятое решение приводит к катастрофе уже не только нас.

Герои романа – разорившийся менеджер, потерявший работу гастарбайтер и девушка, собравшаяся открыть на одолженные средства свой магазин, – находят, теряют и снова находят крупную сумму денег, без которой, по их мнению, они не могут быть счастливы.

От нравственного выбора каждого зависит жизнь и судьба других. Правда, они этого еще не осознают и принимают раз за разом неудачные решения. Но Вселенная великодушна – она позволяет заново перепрожить самые ключевые события.

Комментарий Редакции: Оригинальный – в разных смысловых ключах – роман о жизни, что раскинулась у всех под носом. Настолько понятно и очевидно, что в какой-то степени даже и впрямь незнакомо.

Как можно совместить в себе и острый трагизм, и радикальный оптимизм? Иронический сборник «Лидия» безапелляционно заявляет – можно, легко! Эта книга – калейдоскоп забавных зарисовок из жизни бабушки автора: горькой и смешной, иногда суровой, но дарящей по-настоящему тёплые воспоминания.

И в качестве бонуса – десять рассказов о самой Тане, уже знакомой читателю по сборнику «Нормальная женщина».

Комментарий Редакции: «Лидия» – это современное произведение о… обо всех. Главное лицо повести – не только близкий человек автора, но и словно сама жизнь как она есть. Простая, странная, забавная или грустная – в разные временные промежутки она показывает нам разное лицо. Каким повернется она к вам сегодня?

Борис Грайворонский – практикующий московский психотерапевт, который пытается сохранить равновесие между профессиональными обязанностями и личной жизнью. Однако процесс погружения в душевные механизмы и мысли другого человека может быть невероятно трудным и даже – опасным. Ведь никогда нельзя предугадать, к каким последствиям способны привести неожиданные откровения, казалось бы, рядовых клиентов…

Роман «Как быть нормальным» – про современную моду на психотерапию, понятие психического здоровья и вопросы о том, кто действительно заслуживает ярлыка «нормальный» и как найти смысл там, где его быть не может.

Комментарий Редакции: В мире, где психотерапия стала уже практически абсолютной нормой и доступной услугой, специфическими откровениями уже никого не удивить. Или все-таки можно? Современный роман Максима Кутиса вскрывает подноготную человеческой души и помогает обнаружить там нечто ошеломительное.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Берендеев Кирилл

90х60х90

По ночам все комнаты черны,

Каждый голос темен. По ночам

Все красавицы земной страны

Одинаково - невинно - неверны.

И ведут друг с другом разговоры

По ночам красавицы и воры.

Мимо дома своего пройдешь

И не тот уж дом твой по ночам!

И сосед твой - странно-непохож,

И за каждою спиною - нож.

И шатаются в бессильном гневе

Черные огромные деревья.

Берендеев Кирилл

Килгор Траут

Абстрактное мышление

Мы сидели в баре аэропорта "Хитроу", в тысяче с лишним километров от его родины, в тысяче с лишним километров - от моей, где-то посередине, в своеобразном перевалочном пункте на пути из одного полушария в другое. И каждый из нас возвращался домой.

Я пил традиционный чай с нетрадиционными круассанами, он раскошелился на кофе. Руки его дрожали, и он пролил сливки из крохотного контейнера на блюдце. Признаться, я впервые видел его таким.

Берендеев Кирилл

Ангел, собирающий автографы

Она рассматривала меня уже вторую остановку. Этот настойчивый неотрывный взгляд темных широко расставленных глаз не давал мне ни минуты покоя. Чтобы избежать его, я читал затверженную наизусть рекламу на стенах, изучал пол, собственные ботинки и сложенные на коленях руки, снова ботинки, пол, сапожки на высоком каблуке, заправленные в них узкие черные брюки, распахнутую китайскую пуховку зеленого цвета с надписью "North pole", под которой виднелся серый вязаный свитер, ворот, завернутый на горле, тонкие, ярко накрашенные губы, узкий нос с наколотым над левой ноздрей золотистым цветочком - и снова этот пронзительный взгляд. Я в который раз принимался разглядывать объявления, пол, спокойно лежащие на коленях руки, большие пальцы которых были опоясаны двумя тонкими серебряными колечками, точно такие же, но в единственном экземпляре, были и на мизинцах. Взгляд тянул меня неумолимо, но смотреть в эти темные испытующие глаза я не мог совершенно.

Берендеев Кирилл

Авторское послесловие к мини-серии

"Немного об Идущих во Тьму"

Иногда я, как, скажем, старина Шекспир, использую идеи других произведений, перерабатывая их в свои собственные. В полной мере это относится и к представленной мини-серии, оба рассказа которой возникли в разное время при разных обстоятельствах, но объединяет их не только имя героя и место действия. Впрочем, обо всем по порядку.

Первым на свет появился последний в серии рассказ, так уж потом было решено, что он займет почетное второе место, а возглавит ее "Последняя битва...". Незадолго до написания, в апреле, кажется, я приобрел книгу Андрея Белянина "Свирепый ландграф", довольно забавный роман, вторая часть из предполагаемой трилогии о похождениях бывшего афганца, волею судеб оказавшегося в волшебной сказке. Критиковать роман я не стану, скажу только, что в процессе его прочтения мне не давала покоя мысль: "А какого быть женой героя, который то и дело отправляется в свое Зазеркалье, чтобы вершить там подвиги и влюбляться в прекрасных королев?" Воображение мое тотчас же заработало, идея попала на плодородную почву, я схватился за ручку, ну не сразу же, а немного погодя, когда в голове все утряслось, и принялся покрывать страницу за страницей своими малоразборчивыми каракулями. Получилось совсем не так смешно, хотя первоначально я задумывал иронический рассказ.