Господин Целитель

Господин Целитель

Продолжение книги "Будь здоров"

Отрывок из произведения:

– Мальчишка!…

– Сопляк!…

– Ты что себе позволяешь?!

– Как ты мог до такого додуматься?!

– Тебя в детстве родители пороли?! Нет? Так вот, я сейчас тебя выпорю! Чтоб знал!…

– …Как вытворять подобные вещи!…

– …Мы чуть не поседели, когда услышали!…

– …А он тут сидит, головой вертит!…

– …Нет уж, смотри мне в глаза!… Этому тебя учили?! Этому?! Тебя спрашивают!…

– Что отворачиваешься?! Слушать неприятно, а нам какого?…

Другие книги автора Виталий Михайлович Башун

Гаррад окончил училище магического конструирования далеко не блестяще, поэтому не мог претендовать на престижную и высокооплачиваемую должность. Особого выбора места работы у него не было, и парень устроился чинить старые артефакты в таком же старом королевском дворце, где доживал свой век бывший монарх, на склоне лет передавший власть сыну.

Так бы и жил-поживал маг-конструктор, ремонтируя разные штуковины и посылая деньги домой, матери и младшей сестре, если бы подмастерье Аримил однажды не предложил ему спуститься в подземелья дворца. И началось такое, что не могло привидеться Гарраду ни в каком сне. О размеренной и спокойной жизни можно было забыть. А если ты стал объектом пристального внимания тайных служб, нужно держать ухо востро, не забывать о том, чему учили, и приобретать новые навыки. Иначе придется очень несладко…

Приключения ленивого повара, вынужденного бежать из родного королевства, продолжаются. Видимо, недостаточно ленивым он оказался, иначе не влез бы в такие разборки, где ему достаточно было бы не сопротивляться и все было бы в шоколаде, ванили и мармеладе. Однако, пришлось бы забыть о чести и достоинстве, заодно опозорив имя отца, сержанта-разведчика, как оказалось, прославленного и известного мастера воина, следопыта, диверсанта и ловца вражьих диверсионных групп.

Когда Никобару было всего-то шесть лет, он проглотил конфету из коробочки в комнате мага и алхимика Самсура. Однако сам маг не имел никакого отношения к этой конфете. Его всего лишь попросили открыть коробочку, поскольку никто из простых людей и даже сам граф, владетель окрестных земель и друг алхимика, не смогли этого сделать. Мальчик, как ни в чем ни бывало, коробочку открыл, конфету съел (очень вкусная была) и потерял сознание, а когда очнулся родители и друзья его не узнали. Он стал вялым, малоподвижным и сонным. Но сон не нес с собой отдохновения. Во сне он интенсивно занимался магией, рукопашным боем, лекарским делом и… кулинарией, которая считалась приоритетным направлением в его сонных кошмарах. И так продолжалось целых двенадцать лет. Двенадцать лет он уставал так, будто эти занятия и тренировки были реальными. Но все ж знают — чего только не приснится ленивому увальню? Никобар тоже так считал и никому не рассказывал о своих снах.

Первое время после выхода из ресторана с головой у меня явно было не все в порядке. Я брел куда глаза глядят, а глядели они у меня куда-то сквозь пространство и время, но никак не на дорогу. В памяти периодически всплывал образ Любовары. Ее лицо, особенно глаза, полные муки и презрения, словно яркий, болезненно живой, рисунок на мутном стекле, затмевали окружающую архитектурную и природную экзотику чужой страны. Для меня в тот момент пейзаж варварской столицы был не более чем блеклым фоном моего мрачного настроения. Фоном унылым, безрадостным и малоинтересным.

В этом мире самые могущественные и умелые маги — целители. Только они благодаря своей высокой чувствительности способны управлять магической энергией на таком уровне, который и не снился боевым магам. Герой романа — неизменный объект шуток одноклассников из-за своей полноватой фигуры — нежданно-негаданно поступает в Королевскую академию магических искусств учиться на мага-лекаря. Его полнота оказалась полезным качеством для избранной профессии, к тому же в нем открылись неординарные способности. Мирный и добрый человек, он зачастую вынужден применять свои способности для защиты себя и близких ему людей. Академия дала ему наставников, друзей и… любовь.

Филлиниан – молодой талантливый студент, будущий целитель в мире, где самые могущественные маги именно целители, – вернулся из трудного и опасного похода. Ему вновь предстоит учиться, работать и… защищать жизнь друзей от напасти, о которой раньше он даже помыслить не мог. Будет у него и любовь близких, и предательство друга, и совсем неожиданный титул наследника престола могущественной империи.

Друзья и враги считают его недотепой за неумение устраиваться в жизни, добиваться выгодных долгосрочных контрактов, предпочитая достатку путешествия и приключения. Аннотация временная — все потом… когда руки дойдут, а ноги дотянутся. Старая версия выброшена. Новая, написана уже совместно с соавтором (Элинор, Одна Из Трёх). название изменил на временное, т. к. говорят у Лукьяненко есть уже что-то с таким названием. 21.04.2010 добавлена глава 6.

Для Гаррада зи Сонтеза, обедневшего Бахрийского князя, спасение девушек от неминуемой гибели – дело привычное. Вопрос в том, что после этого каждая норовит стать его законной супругой. Гаррад, в общем-то, и не отказывается, но… у него хватает и других проблем. Одна из них – поиск приличной работы. Попробуй прокорми такую ораву законных жен… Ну и вскоре подвернулась работенка. Да не где-нибудь, а в императорском дворце! Работа, конечно, пыльная и не творческая. Охота дипломированному магу-конструктору возиться с ветхими, требующими частого ремонта артефактами? Однако чего не сделаешь для любимых женщин! Тем более – в непосредственной близости от императорского трона. А какой князь не мечтает стать… Ну вы поняли!

Популярные книги в жанре Фэнтези

1943 год. Изобретатель Никола Тесла ни с кем не общается и коротает дни в роскошном отеле «Нью-Йоркер». Но знакомство с Луизой Дьюэлл неожиданно изменяет все и оказывается первым звеном в цепи удивительных событий… Именно Луизе предстоит стать самым близким другом Теслы — гения, которого современники считали не просто ученым, но почти волшебником. Именно ей он поверит множество тайн, узнать которые мечтают многие!

Что будет, если тебя поймали незнакомые люди на десерт вампиру-садисту? Правильно, надо срочно знакомиться с охотниками, которые точно помогут и оставят себе. Но как вести себя, если на тебя саму открыта охота сильнейших вампиров? Придется быть расчетливой и не поддаваться на провокации тех, для кого ты просто бесплатное развлечение и не более. Вдруг, поможет?

В Греции всё есть: безумные алхимики, столкновения паровых машин, веселые пираты, хищные мифические животные и состязания предсказателей. Правда, если ты законопослушный гражданин, на твою долю придется не слишком много приключений – потому что все погони, прятки и сражения достанутся лукавому хитрецу Юлиусу Корпсу, который вместо того, чтобы заниматься своим любимым мелким мошенничеством, зачем-то ввязался в детективную историю с тайными обществами и кражей старинных документов.

В книгу вошли произведения: «Обитатели миража», «Последний поэт и роботы», «Три строчки на старо-французском», «Лесные женщины».

Содержание:

Обитатели миража

Последний поэт и роботы

Три строчки на старо-французском

Лесные женщины

Золотые волосы, голубые глаза и татуировка в виде мифического животного на плече — такой Ник запомнил женщину, после встречи (и расставания) с которой его жизнь… началась заново? Да, можно сказать и так. Впрочем, не то чтобы Ник ей особо благодарен за такой подарок. Он оставляет свой дом, находит приют в маленьком городке и уверен в том, что когда-нибудь их пути снова сойдутся. Что он ей скажет? Он и сам не знает. А тем временем в трактире городка появляется сереброволосая незнакомка с холодными глазами. Бессмертная незнакомка — именно так о ней скажут местные жители. И будут правы. Кто-то даже назовет ее охотницей за вампирами — и тоже будет прав. Сереброволосая незнакомка говорит, что ищет своего брата. А следом за ней приходит человек в черном, которому Ник совсем скоро спасет жизнь.

Флоренция, Италия

1519 год

— Рино, прочитай нам еще сказку! Коро-о-о-отенькую…

— Нет, Лео. Вам давно уже пора спать. А мне рано вставать, ты знаешь сам.

Темноволосый мальчик, названный Лео, сердито засопел.

— Я уже большой, мне шесть лет, и меня нужно звать…

— Пантелеоне. Прости. И вам с Розой действительно пора спать.

Лео смотрел на то, как старший брат подходит к кровати сестры и поправляет ей одеяло.

350 год н. э.

Ливан

Солнце только начало подниматься над горизонтом, когда мы с Даной оставили лошадей у подножия храмовой горы и начали подъем. Когда мы завершили его и вышли на площадку перед Храмом, слепящий диск уже был в зените и, казалось, скоро спалит мне спину. Мы шли молча, так как еще внизу Дана строго-настрого запретила мне разговаривать, но с каждой минутой я чувствовал, что вопросов у меня становится все больше, и эту тишину сносить еще сложнее, чем жару. Наставница моя шла налегке — единственной ее ношей была мантия члена Ордена, которая покоилась на сгибе локтя. Я же нес заплечный мешок с убитым ночью кроликом, хотя и понятия не имел, зачем Дана заставила меня его поймать, и что мы будем с ним делать.

Треверберг

2010 год

— Дядя Винсент, но ведь вампир не съел их всех?..

В ожидании ответа Максимилиан затаил дыхание и приготовился спрятаться под одеяло.

— Конечно, нет, — ответила Эмили. Она уже отложила дневник, и теперь старательно взбивала подушку. — Он съел стольких, скольких мог запихнуть себе в живот. А из остальных выпил всю кровь.

— О-о-ой,

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Радиоинтервью с Иосифом Бродским Лондон 1981

Интервью, которое Вы сейчас прочтете, я взял у И. Бродского в Лондоне в 1981 году. Посвящено интервью поэту Джону Донну, очередной юбилей которого тогда отмечали в Англии. В ХХ веке Джон Донн -- едва ли не самый модный в англоязычном мире поэт-классик. Несколько слов о Донне. Он жил в последней трети шестнадцатого/первой трети семнадцатого столетий. Жизнь прожил бурно: был узником Тауэра, перебежчиком из католической в англиканскую церковь, поэтом, настоятелем лондонского собора Святого Павла. О великих поэтах часто говорят, что они опережают свое время. Если понимать эту фразу буквально, то можно прикинуть, насколько тот или иной классик и впрямь опередил свое время. Судя по отношению к Донну литературной критики и читателей, он был впереди своего времени на два столетия. Окончательно его репутация утвердилась в ХIХ веке. В Англии, помимо стихов Донна, регулярно переиздается трехтомник его проповедей. Русский читатель знает Донна-проповедника лишь по крошечному отрывку: "Человек не остров, не просто сам по себе; каждый человек часть континента, часть целого; если море смывает даже комок земли, то Европа становится меньше, как если бы был смыт целый мыс или дом твоих друзей, или твой собственный дом. Смерть каждого человека уменьшает меня, потому что я -- часть человечества; и потому никогда не спрашивай, по ком звонит колокол: он звонит по тебе."

Столкновение Востока и Запада – следствие размежевания двух полушарий в сознании человечества. Кризис Израиля – следствие утраты высшей цели, ради которой был совершен последний Исход.

Государство евреев было восстановлено для универсальной миссии– овладения новым способом мышления, гармонизирующим полушария интуитивного и рационального, и для построения на его основе совершенного социального организма – зерна грядущей цивили-зации.

Интегральное сознание, привнесенное Израилем, поможет народам разработать верную стратегию победы над исламизмом, освоить новые формы энергии, создать альтернативную модель единства наций и продвинуться к высшей общечеловеческой цели – со-творчеству с Творцом – не путем страдания, но путем знания.

От того, как Израиль справится с этими задачами, от того, как скоро удастся ему перейти от постсионизма к сионизму универсальному, зависит не только его собственное будущее, но судьба человечества.

В показаниях участников событий читатель найдет много штрихов, дающих как бы рельеф только что нарисованной картине. В них можно найти несколько несогласованностей, в частности по вопросу о последних этапах переговоров с Японией. Это не должно смущать — решения принимались за 8.000 верст от места порт–артурского действия. Но местная картина получается отчетливой. Это — картина типичного для России «соборного делания», самоотверженных усилий, уменья находить выходы в, казалось бы, безвыходных положениях.

Виктор Геращенко, безусловно, самая яркая фигура в отечественной банковской истории, рядом с которой вряд ли можно поставить хотя бы одного из современников-банкиров. Он всегда являлся и является не просто квалифицированным финансистом, но и активным политиком, чья деятельность направлена на защиту интересов России.

Эта книга — его неформальный рассказ о своей жизни. Прочитав ее, вы сможете вынести собственное суждение о нем и его роли в развитии банковской отрасли страны.

Особую ценность книге придают воспоминания и рассказы о Геращенко людей, много лет знавших его и работавших с ним в разное время, выдержки из документов и публикаций 1990—2000-х годов.

Для широкого круга читателей.