Городская свалка

Андрей ДАШКОВ

ГОРОДСКАЯ СВАЛКА

Собственность муниципалитета

Захоронение радиоактивных отходов запрещено!

Выгул собак запрещен!

Въезд на территорию только

При наличии формы 9!

Рита не имела никакого понятия о форме 9, но подозревала, что столкнулась с явным анахронизмом. До сих пор ее журналистское удостоверение позволяло проникнуть куда угодно, за исключением кабинета начальника полиции и городской тюрьмы.

Другие книги автора Андрей Георгиевич Дашков

...Мир после катастрофы. Странный, страшный и – увлекательный. Каким он может быть?

Оледеневший пустыней, в которой вынуждены выживать три расы – мутировавшие суперанималы-воины и ментаты-экстрасенсы и их новые рабы – обычные люди?

Замкнутым металлическим Лабиринтом-муравейником, которым правит таинственный и всемогущий Человек-бог?..

Безграничным океаном, где люди управляют стаями китов-косаток и белых акул – и где идет вечная, бесконечная война между народами «плавучего острова» и «подводного города»?..

Каким он может быть?

Хотите посмотреть последние минуты жизни обреченного человека? Тогда вам в Дом на Лысой Горе.

Роман Андрея Дашкова — динамичный, жесткий и многогранный. Роман-лабиринт, действие которого разворачивается в городе-призраке. Здесь материализуются «плоды воображения» — желанные, ядовитые, запретные. Участники странного «реалити-проекта» постепенно утрачивают чувство реальности, а сам «проект» оборачивается грандиозной мистификацией. Однажды запущенный механизм творения порождает следствия, не предусмотренные создателем. Иллюзии и действительность становятся взаимопроникающими и взаимозависимыми. Люди, мнившие себя творцами, оказываются марионетками «цифрового» дьявола. Одержимость чревата воплощением самых худших фантазий, слепая вера и самозабвенная любовь — спутники безумия, но обреченность и отверженность наделяют тебя иммунитетом против окружающего кошмара…

Что делать, когда жизнь потеряла смысл, любимая и друзья предали, карьера погублена? Надо отправиться на поиски Судьбы и она приведет вас в уютный бар под названием «Вода жизни», где сама Смерть будет рада этой встрече.

…Мир после катастрофы. Странный, страшный и – увлекательный. Каким он может быть?

Оледеневший пустыней, в которой вынуждены выживать три расы – мутировавшие суперанималы-воины и ментаты-экстрасенсы и их новые рабы – обычные люди?

Замкнутым металлическим Лабиринтом-муравейником, которым правит таинственный и всемогущий Человек-бог?..

Безграничным океаном, где люди управляют стаями китов-косаток и белых акул – и где идет вечная, бесконечная война между народами «плавучего острова» и «подводного города»?..

Каким он может быть?

Чем придется расплатиться за одно желание? А если это желание – месть?

…Порой стюардессе казалось, что автобус вместил всех оставшихся на Земле и везет их в никуда.

Рассказ о мрачном безрадостном мире, в котором правит бал серость и посредственность. Люди с интеллектом выше среднего вынуждены скрываться от властей и проводить опасные дорогостоящие операции на мозг, чтобы стать как все...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Б-ка фантастики и путешествия в пяти томах, т.3 (Приложение к журналу «Сельская молодежь»). М., «Молодая гвардия», 1965.

spellcheck by HarryFan, 28 May 2001

«Книжная полка», http://www.rusf.ru/books/: 11.07.2001 16:53

Алька снимает комнату у злой и вредной бабки и любит девушку Юлю. Кажется он ничем не отличается от других людей, но это только внешне…

Никогда еще весенний Вашингтон не казался ему таким прекрасным… Последняя весна, мрачно подумал сенатор Стилмен. Даже теперь, хотя слова доктора Джордена не оставляли места для сомнений, трудно было примириться с истиной. Прежде он всегда находил выход, пусть полный крах порой казался неизбежным. Если его предавали люди, он увольнял их, даже сокрушал в назидание другим. На этот раз измена таилась в нем самом. Так и кажется, что чувствуешь тяжелый ход своего сердца, а вскоре оно и вовсе остановится. Нет никакого смысла готовиться к президентским выборам; хорошо, если он доживет до выдвижения кандидатур…

На этот раз судьба решила поэксперементировать с нашим юным другом Павером, даровав ему возможность насладиться потоком приключений. Но да будет вам известно, что приключения это не всегда приятное времяпровождение.

Я вышел из летающего автобуса, посмотрел на небо, оно было ярко голубым, тепло и приятно светило солнце, я двинулся вперёд по тротуару к зданию института. Вдоль дорожки росли восхитительные свечковидные деревья, всё здесь было очень красиво и успокаивающе. Но я всё равно переживал, как я сдал последний экзамен, зачислили меня или нет? Исполнилась ли мечта всей моей жизни, стану я офицером космического флота или нет, всё решится через пятнадцать минут, когда я подойду к информационному окну и наберу свою фамилию. Нет, увы, всё уже решилось, просто я об этом не знаю, всё решилось три дня назад, когда я положил свою работу на стол преподавателю, сдал её. И сейчас результат уже был, просто я его не знал. Я двинулся вперёд, я не торопился, слишком велика была вероятность не сдачи, а я хотел надеться, надеяться, мечтать как можно дольше, что всё-таки стану межзвёздным капитаном. Я прошёл по дорожке между деревьями ведший в институт. Мне навстречу попались две девушки в лёгких голубых и зелёных платьицах, я проводил их взглядом и продолжил свой путь. Вывернул на главную дорожку и подошёл к высоким дверям ведшим внутрь, вошёл, и направился прямо к большому экрану напротив входа, подошёл к нему, остановился. Тут были десятки клавиатур и выделенных зон экрана для студентов, периодически молодые люди подходили к ним набирали свои имена и фамилии и получали результат. Я вдохнул воздух поглубже и набрал на клавиатуре своё имя и фамилию. Высветилось: "Кент Рибби, подтвердить?". Я подтвердил, и компьютер выдал результат, четыре основных экзамена, все на отлично, средний процент сдачи девяносто один процент. Офигеть, я издал радостный, но не громкий, чтобы не мешать другим, вопль. Я прошёл, сдал, блестящий результат, теперь я офицер звёздного флота, сразу старший лейтенант. Я улыбнулся про себя, сзади кто-то подошёл, похлопал меня по плечу, я обернулся, это был Марк.

Страх разрывал его мозг на сотни агонизирующих осколков, морозил кровь, тормозил сердце. Страх плескался в огромных золотых глазах подобно отражению безразличного солнца, что смотрит на землю с высоты своей чистоты и при этом слепо. Он очень боялся смерти.

«Они убили их всех, они убили их всех!» — стонал охваченный ужасом разум, пока его обладатель отчаянно пытался протиснуться в щель стены.

Камни ранили чувствительные подушечки когтистых пальцев, вырывали из груди стоны боли. Он оставлял за собой кровавый след.

Нереальная любовь.

Опубликован в журнале "Техника молодежи", 7, 2008 г.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Андрей Дашков

Жилец

В этом отеле было шесть миллиардов комнат. И еще несколько миллиардов на подземных этажах. Оттуда ОНО и появилось.

Кто-то из репортеров с присущим людям этой профессии черным юмором окрестил новую болезнь "синдромом жильца". Ее природа и каналы распространения остались неизвестными. Дилетанты заговорили о вирусном штамме, поражающем нейронную сеть человека и формирующем сверхразреженный негуманоидный "мозг". Позже выяснилось, что жертвами "эпидемии" стали не только люди. Употреблялись бессмысленные словосочетания типа "интоксикация массового сознания". Вряд ли это имело что-то общее с действительностью.

Даскалос

ЭЗОТЕРИЧЕСКИЕ ПРАКТИКИ. Христианские медитации и упражнения

Составлено под руководством д-ра Стилианоса Аттешлиса, учителя того, что находится внутри нас (известного как "Даскалос")

Настоящий труд является приложением к книге того же автора "Эзотерические учения", которая в большей степени представляет теоретические аспекты труда. В то же время эта книга была задумана и как самостоятельное произведение и предлагает краткий обзор основных высказываний и убеждений нашего эзотерически-христианского пути исследования истины*.

Лиана Даскалова

Бобчо, бобовое зерно

Бобчо лежал вниз головой, запиханный в мешок. Неудобно ему было, тесно, темно. Ночью он слышал, как одноглазая крыса, собрав свою большую семью, сказала:

- Зря, мои хорошие, тревожитесь! Этот мешок - наше спасение. Даже если сгрызём все запасы, сидеть на бобах не будем. Мы возьмёмся за эту фасоль, за эту простофилю фасоль. Дело нехитрое, как сама фасоль. Но сперва мы съедим всё остальное.

Лиана Даскалова

Чудесная тетрадка

Одна вдова, такая беднячка, что бедней не бывает, очень хотела выучить сына читать и писать. Она не отдала его барину в подпаски, как это обычно делали бедные вдовы, а каждое утро отводила в школу. Доведёт до порога, улыбнётся и идёт на чужое подворье батрачить.

Тяжкий труд, горести, голод... Мать заболела.

- Сынок, - сказала она, умирая, - ты уже грамотный. Твои глаза открыты. В наследство от матери-беднячки тебе нечего получить. Зато у тебя есть карандашик, есть тетрадка. Ты с ними не расставайся. Самое важное записывай!