Городок у бухты

По пути в родной город, Алекс останавливается в кемпинге, рядом с небольшим городком у бухты. Незнакомое место приносит множество сюрпризов: открывает тайну рождения отца, делает его семью богатыми людьми и ввергает в череду невероятных знакомств и приключений. Увлекательный детектив о борьбе за наследство, человеческих слабостях, силе характера и благородстве.

Отрывок из произведения:

Покинув шумный мегаполис ранним утром, Алекс Фостан направил автомобиль к родному городу, с нетерпением ожидая встречи с отцом и старшим братом. В дороге день пролетел незаметно, хотя впереди ещё оставалась бóльшая часть пути. С наступлением сумерек появилось желание отдохнуть. Тёмный плакат за развилкой, ведущей к морскому порту, предлагал услуги кемпинга с рестораном и низкими ценами. Асфальтовая полоса спустилась под широкую автостраду, повернув в узкий туннель. Оказавшись по другую сторону шоссе, автомобиль въехал в густой сосновый бор — узкая асфальтовая дорога вела в сторону моря. Вскоре твёрдое покрытие закончилось, перейдя в хорошо укатанный просёлок. Колея петляла по чаще высоких стволов корабельных сосен с пышными верхушками. В открытое окно проник свежий запах хвои, разбавленный тонким ароматом морской воды. Скоро перед машиной возник тёмный силуэт бетонного здания. За открытыми воротами виднелись коттеджи; далёкие звуки всплесков воды говорили, что на территории есть пляж.

Популярные книги в жанре Детективная фантастика

Мистический роман о расследование странного необъяснимого преступления

Жанр: Городская фантастика, детектив, триллер.

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ (X-files)

Блэквилл

(By Fan's Group)

Совместное творчество посетителей сайта txf.ru. Попытка Скалли отдохнуть от Секретных материалов в тихом провинциальном городке закончилась столкновением с жуткими порождениями ночи…

Глубокой ночью на пустынном каменистом плато, недалеко от искусственного озера медленно зашевелился песок. Он тихо струился, движение нелегко было заметить даже с расстояния в несколько шагов. Но вблизи никого не было, голая, безжизненная поверхность плато была пуста.

Песок разъехался и из образовавшейся маленькой котловинки начали медленно выплывать крохотные полупрозрачные шарики. Сливаясь с поверхностью, они двинулись к озеру, выбирая самые темные места. Спешить им было некуда. Система взлома наконец определила необходимые параметры и теперь каждую ночь через защитную Стену просачивалась очередная порция.

Прошло несколько сердцебиений, прежде чем гид вспомнил, что у него есть радиофон. Он включил передатчик и стал ждать ответа Туранда вез Нитала.

— Ну, что там у вас? — наконец рявкнул офицер, напряженный, как тетива лука.

— Мы нашли детонаторные провода, — сказал Рэднал, сперва сообщая добрые вести. — Не знаю, как они здесь оказались, но звездная бомба без них не взорвется.

После отмеченной треском статических помех паузы Туранд произнес:

— Вы что, спятили? Как можно обнаружить детонатор без бомбы?

Громадная бородавчатая жаба хлестнула языком. Дамьен едва успел отпрыгнуть, провалившись по колено; липкая жижа плеснула в лицо; острый луч прошил тушу насквозь, жаба задергалась, оглашая окрестности нутряным рыком. Нестерпимо завоняло тухлятиной.

– Жителей тысяч пять, - неторопливо продолжала Микки Роуз. - Всегда был спокойный, сонный такой пригород, Лиунсвилль. За последние два года ни одного убийства. А тут...

Гнилостная жижа неохотно выпустила ногу. Дамьен выковырнул из рукава некрупного кровопийцу, с удивлением рассмотрел надутый шар живота, растопырившийся колючими хоботками. Помесь морского ежа с миниатюрным дирижаблем: такая тварь встречалась ему впервые.

– Как вы себя чувствуете, господин Шенази?

– Ужасно, - пробормотал он, проводя рукой по седому затылку. - Кошмарно. Но вряд ли вас это остановит.

Инспектор кивнул и повертел в пальцах курительную палочку.

– Вы действительно ничего не помните?

– Я уже говорил вам, - в голосе Шенази прорвалось раздражение, - я не помню ничего. Я не менял программу роботам и не ломал этот чертов лифт, понятно вам? Я люблю... - он запнулся и закончил почти шепотом, - любил свою жену...

Деликатный сигнал автосекретаря прозвучал, когда Бутов придирчиво рассматривал в зеркале собственное отражение, украшенное последней моделью голографического галстука.

– Частный посетитель. Имя Петр Седых. Причина посещения - пополнение вашего зверинца.

– Он опоздал на 40 минут, - констатировал Бутов, не оборачиваясь.

– Сообщить, что прием отменяется? - с готовностью отозвался автосекретарь.

Карл заколебался. Опоздавший контрабандист, безусловно, заслуживал того, чтоб его прогнали. Однако Бутов оставался хладнокровным дельцом, только если речь не шла о его зверинце. Да и сам зверинец на той неделе, согласно Универсальному Рейтингу частных собраний животных, провалился с четвертого на шестое место по планете. Его обогнал даже Юрген Стив, этот нахальный мальчишка, унаследовавший сеть ресторанов "Ультима". Положение следовало немедленно исправлять.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Обычная, ничем не примечательная гостиная в Тель Авиве, с тремя входами.

1-й с улицы, второй с кухни, третий — со спальни. Посреди гостиной тяжелый стол, кресла, мебель старая, провинциальная. Идеальная чистота. На стенах — пейзажи, фото супругов Бен Цур, сделанное много лет тому, фото Аялы, телефон, радиоприемник, этажерка с несколькими книгами. Зеркальный шкаф. Модерновый диванчик в углу, покрытый выцветшим покрывалом.

Стол накрыт к трапезе. Яфа стоит у зеркала, примеряя не совсем готовое платье, еще рукава не пришиты. Шифра стоит на коленях, подкалывая подол булавками. Радио тихо играет.

Целью предания гласности своих записок о Соловецкой каторге автор считает, ознакомление общественного мнения всех стран с действительной картиной быта и режима в так называемых "местах заключения Особого Назначения".

Советской властью слишком явно замалчивается самый факт существования советских тюрем этой категории, даже формально изъятых из ведения общего тюремного Управления.

Это обстоятельство настойчиво требует исчерпывающего описания настоящего положения заключенных русских и иностранцев, в Соловецких лагерях Особого Назначения.

"Военные" письма лежали в ящике старого письменного стола. Я знала об их существовании, но стеснялась попросить у мамы разрешения прочесть их, боясь, что там будет что-то слишком интимное, касающееся лишь их двоих. Но в письмах, как и в чувствах, оба они были удивительно чисты и целомудренны. Я прочла их, когда не стало мамы, не стало "нашего дома" — комнаты с широким, во всю стену окном. Теперь оно чужое, модные белые жалюзи закрывают его. А совсем недавно это окно было частью нашей жизни. Стоило отойти на середину комнаты, и начинало казаться, что находишься на борту корабля. За окном текла Нева, такая живая. Последние годы мама с трудом могла читать и часами сидела в качалке у окна, следила за удивительными красками заката, постоянно меняющейся рекой, слушала музыку. Музыка, как и красота, доставляла ей самое большое наслаждение. Недаром, оказавшись в Ленинграде восемнадцатилетней девочкой, она тратила последние гроши, предназначенные на еду и одежду, на билеты в Филармонию. Когда-то мечтала стать пианисткой, но, поняв, что великого таланта нет, сама запретила себе прикасаться к инструменту.

Даниил Гранин: Тамань, Самбор, Тропау, Краков, Прага — путь лейтенанта Ковалевского, ордена, медали — все как положено. После войны он продолжал служить в армии оружейным специалистом, демобилизовался в 1956 году и занялся любимым делом — охотой, был змееловом в Киргизии. Через двадцать лет война все же настигла его, и он умер от последствий военной контузии. Итак, вот страницы из его дневника. Мы были всякие солдаты той войны, мы были и такими, и большая часть из нас были такими, поглощенными не ненавистью к врагу, не заботой о торжестве нашего оружия или советского строя, а влюбленными в вечную красоту жизни.