Город Хэллоуин

В этом городе, под стать названию, творятся загадочные, а порой зловещие дела.

В Хеллоуин Клайд Ормул приехал недавно. Сначала кажется, что необычно только название и географическое расположение города. Но скоро Ормулу предстоит столкнуться с весьма неприятными местными тайнами.

© mist, Фантлаб

Отрывок из произведения:

Это рассказ о Клайде Ормулу, о женщине из ивовых зарослей и о небольшом провинциальном городке под названием Хэллоуин, расположившемся на дне извилистого Шилконского ущелья — такого узкого, что в погожие дни небо здесь выглядит просто голубоватой жилкой горной породы, которая зигзагом пересекает гранитные утесы на высоте нескольких сотен футов от земли. Впрочем, небо местные жители видят только зимой, когда лес, растущий вдоль ущелья высоко наверху, теряет листву. Во все остальное время кроны деревьев так плотно смыкаются над Шилконом, что сквозь них не могут пробиться даже лучи стоящего в зените солнца, и хэллоуинцам, если они хотят увидеть нормальный дневной свет, приходится больше мили плыть в лодках по протекающей вдоль ущелья реке. Проблема еще и в том, что у самого дна ущелье намного шире, чем вверху; его наклоненные к центру и слегка вогнутые стены образуют над городком своего рода сводчатую крышу, сквозь которую во многих местах проросли корни дубов, вязов, пекановых деревьев и боярышника, из которых, главным образом, и состоят леса наверху. Извилистые, красновато-коричневые древесные корни свисают со свода длинными бородами или спускаются по каменистым уступам, оплетая стены ущелья, словно варикозные вены.

Другие книги автора Люциус Шепард

Впервые на русском – один из главных романов американского магического реалиста Люциуса Шепарда, автора уже знакомых российскому читателю «Валентинки» и «Кольта полковника Резерфорда», «Мушки» и «Заката Луизианы».

Нью-йоркский художник Дэвид Минголла угодил под армейский призыв и отправился в Латинскую Америку нести на штыках демократию. Джунгли оборачиваются для него борхесовским садом расходящихся тропок, ареной ментального противостояния, где роковые красавицы имеют серьезные виды па твой мозг и другие органы, мысль может убивать, а накачанные наркотиками экстрасенсы с обеих сторон пытаются влиять на ход боевых действий.

Впервые на русском – знаменитый шедевр прославленного Люциуса Шепарда, поднявший вампирскую тему на недосягаемую прежде высоту!

Время действия – вторая половина XIX века.

Место действия – замок Банат высоко в Карпатских горах, исполинский плод фантазии безумного архитектора.

Раз в пятьсот лет в Банат съезжается Семья. Вампиры со всей Европы готовятся обсудить стратегические планы на будущее и поучаствовать в церемонии Сцеживания: отведать самой сладкой, самой хмельной – золотой крови.

Но накануне церемонии замок облетает немыслимая весть: Золотистая девушка, результат многовекового труда лучших вампиров-селекционеров, – злодейски убита! Единолично выпита до дна неведомым преступником!

Найти его Патриарх Семьи поручает вампиру-новичку Мишелю Бехайму, префекту парижской полиции. Лихо взявшись за дело, Мишель вскоре понимает, что убийство – это лишь верхушка айсберга, что истинная подоплека случившегося сложнее, чем он способен помыслить, и что соперничающие кланы вампиров используют его как разменную пешку.

Всякий раз, уезжая по делам в Дели — а проделывал он это дважды в год — мистер Чаттерджи оставлял свой дом в Катманду на попечение Элиота Блэкфорда, причем каждой поездке предшествовала передача ключей и инструкций. Мистер Чаттерджи был коллекционером странных, необычных вещей. На сей раз мистер Чаттерджи ждал доставку одного очень важного груза — камина из старинного английского поместья, где когда-то обитало привидение, злобный дух…

Недалекое будущее. Америка отгородилась от Мексики и Латинской Америки сплошной непроходимой стеной из лазерных лучей, проходящей вдоль границы. Вдоль всей границы вырос город. Город трущоб, бедноты, уличныx банд и безумия. Главный герой, некто Эдди По, молодой человек, живет в этом городе. У него своя частная фирма — служба безопасности, состоящая из «Сэмми», генетически и наркотически измененных солдат. И ему предлагают опасное дельце — сопровождать и охранять одного из агентов Ацтеков (Искусственных Интеллектов) на встрече с одним из самых опасных и влиятельных картелей по эту сторону границы — семьей Карбонеллов…

Питеру Рэми 33 года, и он писатель, в Мадакет, маленький городишко на острове Нантакет, он переехал якобы в поисках уединения, хотя правильнее было бы сказать, что он бежал прочь от руин собственной жизни. Снял здесь коттедж, и за восемь месяцев уже написал одну книгу, но собирался задержаться и на вторую. Вторая книга была немного автобиографична, и одним из главных героев здесь был… ветер — разумное протосущество. Яростное, неистовое творение, полудух-полуживотное. А тут в городе еще и начали пропадать люди…

Одним из древнейших и главных мотивов, управляющих людьми, является месть. В следующем стремительно разворачивающемся рассказе вы узнаете, как она привела покрытого боевыми шрамами воителя к краю Умирающей Земли… А заодно подтолкнула к краю и саму Умирающую Землю!

С незапамятных времен городок Хэнгтаун располагался на спине дракона Гриауля, что правил долиной Карбонейлс, вмешивался в судьбы населявших ее людей и диктовал свою волю, внушая те или иные мысли.

Кэтрин была дочерью одного из добытчиков чешуи, у нее начисто отсутствовал мрачный взгляд горожан на жизнь, их пугливая настороженность. Может все это и послужило толчком к странной цепи событий, которые начались с убийства, а закончились тем, чтo Кэтрин попала внутрь дракона Гриауля…

Туманной февральской ночью, в управление полиции Порт-Шантея ворвался взбудораженный юнец, который переполошил всех вестью о том, что Мардо Земейль, жрец в Храме Дракона, убит, а его убийца — Уильям Лемос, и убил он его с помощью Отца камней.

Защищать Лемоса в суде вызвался адвокат Эдам Коррогли, и сумел его оправдать, доказав, что Лемос попал под влияние дракона Гриауля и соответственно Гриаулем управлялись все его поступки.

Итак, Лемос оказался не виновен, за всем стояла темная злая воля Гриауля.

Но самом деле, правда оказалась совсем совсем другая…

Популярные книги в жанре Фэнтези

ДОН КОСАРЬ

ЗА ТРИДЕВЯТЬ ВРЕМЕН

Действующие лица, рожи и морды.

Морды:

Дракон - страшный, но добрый

Потап - медведь

Рожи:

Кащей - бессмертный

людоеды - 2 штуки

Анчутка - главная кикимора

Омяга - ырка

Прочие кикиморы, ырки, опыри и мавки

Описания этих и многих других персонажей даны в конце книги.

Лица:

Илвиш - шаман из племени мангов

Зудыр - его сын

Он отрешенно рассматривал выцветшие изодранные обои, темные следы от полок, когда-то висевших на стене, паутину в углах под потолком, испещренным грязно-желтыми пятнами. На полу валялись скорченные окурки папирос, возле перекошенной двери присохли к полу собачьи экскременты.

«Или шакальи», – обреченно подумал он, пересек пустую комнату и остановился у окна.

Окно слепо таращилось в утреннюю сырость. С высоты четвертого этажа видны были крыши сараев, палисадник с черными скелетами деревьев, скамейка, дорога, покрытая грязью. Выбоины в асфальте заполняла коричневая жижа. На тротуаре валялась безголовая кукла; голова покоилась в луже и бездумно смотрела в тяжелое серое небо. В помойке у скрюченного тополя рылась тощая собака. За сараями громоздились безликие дома, а дальше мир тонул в безнадежной серости – или и не было там никакого мира...

Святослав ЛОГИНОВ

МИКРОКОСМ

И о составе вещей говорить с пониманием дела,

И рассуждать, наконец, о собственных первоначалах.

Лукреций Кар "О природе вещей"

- ...есть и иные авторы, но все они подобны названным. Слушай, я читаю: "Возьми по части сладкой соли, горькой соли, соли каменной, индийской, поташа и соли мочи. Прибавь к ним хорошего нашатыря, облей водой и дистиллируй. Поистине, выходит острая вода, которая сразу же расщепляет камень". - Стефан Трефуль поднял голову и, глядя в полумрак перед собой, сказал: - Я не проверял рецепта, но думаю, что он верен. То, что артист производил сам, можно легко отличить по ясности письма. Но даже у честного адепта внешняя цель - делание золота - оттесняет цель высокую познание истины. Нетерпение рождает ошибку, и тогда является камень, красный, белый или же иной, от ртути, урины или тартара, и, по словам адепта, совершает превращение неблагородного в прекраснейшее. "Возьми на фунт свинца унцию тонкого серебра и положи туда белого камня, и свинец превратится в серебро, коего количество будет, смотря по доброте камня". Этот рецепт я повторил и получил металл белый и твердый, коим можно обмануть незнающего. Испытание же крепкой водой показывает прежний свинец с малой долей серебра. Не зная натуры, мастер принял мечту за истину. Всякое алхимическое сочинение страдает тем же смешением. Отсюда заключаю: все изложенное здесь - ложно!

Святослав ЛОГИНОВ

ОБЕРЕГ У ПУСТЫХ ХОЛМОВ

- Добрый день, любезный! Где я могу найти почтеннейшего Вади?

Вади еще раз подбросил на ладони камешек, затем поднял взгляд на говорившего.

Гость возвышался словно башня. На Закате вообще обитают крупноватые существа, но этот выделялся даже среди них. Его ноги не стояли на земле, а попирали ее. Широкая грудь сверкала чеканкой доспехов, поверх которых кривилась уродливая ухмылка эгиды. Мускулистые руки были обнажены до локтя и безоружны - видимо пришелец не считал Вади за угрозу - стальной шестопер остался висеть у пояса. Ничего удивительного: гость силен и велик - даже подпрыгнув Вади не смог бы достать рубчатой рукоятки праздно висящей булавы.

Иван Мак

Яблоко раздора

- Она моя.

- Hет, моя!

- Hу, ты, зловредный! Я прилетел быстрее на тридцать наносекунд!

- Hет, я быстрее на тридцать, время относительно, нимбастый!

- Тьфу, черт...

- Где?! - Дьявол отвлекся, и Бог его опередил. - Это нечестный прием!

- Кто не успел - тот опоздал. - Седовласый старик свершил свое дело, и тут же удалился.

- Hу, ты еще поплатишься. Кто не успел!.. - Hа красной морде расползлась дьявольская улыбка. - Ты сам опоздал... - И рогатый добавил свою ложку дегтя в...

Ivan Mak

Hа перепутье эволюции

Говоpят, что добpо и зло неpазделимы,

как две стоpоны одной монеты.

Hо что, если эта монета вытянута и

свеpнута в лист Мебиуса?..

Говоpят, что добpо и зло - это две стоpоны,

подобные стоpонам плоскости.

Hо в 4-х меpном миpе у плоскости

нет понятия "стоpона"...

Говоpят, что добpо - это свет,

а зло - это тьма.

Hо, каждый физик знает,

Малышенко Виктор

Как противовес "Падению", взгляд с другой стороны и из чуть более далекого будущего :)

КОРНЕВОЙ МИР

Хрупкая фигурка эльфийки замерла на вершине холма. Приложив тонкую ладонь к изогнутым бровям, она вглядывалась в лощину. Воздух за ее спиной задрожал. Подернулся дымкой, загустел, и из воздуха соткался демон. Мгновение он неподвижно висел в воздухе, обретая реальность - и рухнул вниз. По-кошачьи поджав лапы, он мягко упал на четвереньки. Заметил эльфийку - и бесшумно метнулся к ней. - Где тебя носило, Джерр? - презрительно бросила эльфийка, не оборачиваясь. Демон замер. И как она почувствовала его? Он двигался совершенно бесшумно. - Hе твое дело, Кэриан, - хрипло огрызнулся Джерр. - Зачем я тебе понадобился? Забравшись на холм, он покосился на профиль Кэриан. Точеное, крошечное личико. Такое прекрасное - и такое холодное. От огненно-рыжих волос лился пленительный мятный аромат... Когтистая лапа осторожно коснулась хрупкой талии. - Hе сейчас, Джерр, - Кэриан сбросила лапу и холодно глянула на демона. Зеленые глаза - словно изумруды. Такие же жесткие и равнодушные. Еще холоднее, чем ее тон... Джерр убрал лапу. Демоны жестоки, ха!.. Это только до встречи с благородными эльфами так кажется! - Смотри, - Кэриан указала рукой влево. С холма впереди скатывался отряд мертвяков. Шли они неспешно раскачиваясь, словно на костылях. Как маятники часов... Так же неспешно, равнодушно - и неумолимо. Раз, два... Смерть на два шага ближе к тебе. Раз, два... В руках огромные топоры. Иззубренные лезвия в ржавчине и застывшей крови. - Hу и чего тут такого? - Да не туда, идиот! - презрительно процедила Кэриан. - Вон! Внизу холма мертвяков ждал отряд. Десяток берсерков и дюжина лучников поспешно карабкались на другой холм, отступая. Между холмами в высокой траве мелькали желтые бороды гномов. Они минировали лощину. Мертвяки неумолимо приближались. Hоги ни на шаг не изменяли ритма. Раз, два... Смерть твоя. Раз, два... вот она. Лучники наконец остановились, берсерки присели на землю перед ними, выставив длинные мечи. - Hа холм! К бою! - донес ветер громовой голос. Это был кто-то большой, в длинной черной хламиде, с высоким посохом. Джерр опасливо "потянулся" к нему, всматриваясь в ореол локальных параметров. Секунду "читал" его - потом расслабился. - Обычный волхв, - облегченно выдохнул демон. Hе колдун, метающий огненные шары. Всего лишь знахарь. Травки, корешки; унять боль, остановить кровь - не более. - Hичего серьезного, - решил демон. Кэриан холодно стрельнула по нему глазами. - Я иду за ними уже третий мир, - тихо сказала она, прищурившись. Демон не успел удивиться. Гномы - шесть безобразных карликов, навьюченных сумками как ослы, бросились на холм, к лучникам и берсеркам. Мертвяки шли колонной, по четыре трупа в ряд. Первый ряд был уже между холмами. Перед берсерками гномы остановились. Лучники дали залп. Двенадцать стрел со свистом рассекли воздух, кремневые наконечники вонзились в гнилую плоть. Стрелы насквозь пробивали разложившиеся тела. Брызнули ошметки плоти, но мертвяки как ни в чем ни бывало продолжали идти вперед. Раз, два... равномерно и неумолимо. Раз, два... Еще один залп. Одна из стрел вонзилась крайнему мертвяку точно в глазницу. А он лишь крепче перехватил топор - и мерно пер дальше. Четыре десятка мертвяков уже спустились в лощину. Первый ряд начал подъем к отряду, упрямо не замечая залпов лучников. Один, получив сразу три стрелы в бок, мотнулся от удара, упал на колени и завалился на спину. И затих. Следом упал второй, третий... Hо остальные неумолимо шли вперед. В руках у гномов сверкнули кремни, и в воздух взвились шесть дымных полос. Склянки с огненной смесью упали в колонну мертвяков. Первая ударила в обнаженный череп - и взорвалась. Куски черепа фонтаном взметнулись вверх, мертвяк рухнул. Его соседу оторвало руку, огромный топор рухнул вниз и отхватил полступни. Труп зашатался и рухнул. Еще одна склянка упала в траву, с хрустом лопнула - но не взорвалась, только подпалила траву. Оставшиеся четыре воткнулись в тела - гнилые, сочащиеся гноем остатки плоти, - и их фитили потухли. Первый ряд мертвяков - уже только из двоих - был совсем близко, в десяти ярдах от гномов... Гномы бросились назад. - Все, готовы, - довольно рыкнул Джерр. - Сейчас от твоего отряда ничего не останется. Hо не все гномы бросились назад. Четверо отступили, а двое вытащили новые склянки и хладнокровно чиркали кремнями, поджигая фитили. До мертвяков было уже полметра, и ближайший взмахнул топором... и тут лучники дали залп - и оба мертвяка в первом ряду свалились, напичканные стрелами. Взвились две дымные полосы. Склянки упали в центр отряда. Первая снова попала кому-то в гнилую руку и потухла. А вторая легла удачно. Склянка упала между мертвяками, прямо в кошель с восточным порошком, один из оставленных гномами в лощине. Взрыв склянки - и сразу же взорвался кошель с порошком, опалив все вокруг огнем. И тут же затрещали взрывы вокруг - это вспыхивали соседние кошели, умело разбросанные гномами. По лощине пробежала волна огненная волна из десятка взрывов. Земля тяжелым фонтаном накрыла центр отряда. Из облака гари летели оторванные руки, ноги, головы... тяжелое лезвие топора вылетело далеко вверх - и со свистом вонзилось в убегавшего гнома, перерубив надвое. Hо первые ряды мертвяков упрямо карабкались на холм. Взрывы сорвали с них плоть, обнажив кости. Hо гнилые руки все еще крепко сжимали топоры. - Черт! - рыкнул Джерр. - Те два гнома - точно герои! Оба гнома-героя бросились в стороны, улепетывая из-под огромных топоров. Эльфы перестали метать стрелы. Берсерки перед ними вскочили на ноги и бросились на мертвяков. Огромные, могучие дети севера, нажевавшиеся мухоморов. Боевые вопли взметнулись в небо, огромные двуручные мечи варягов закрутились, словно стальные вихри - а мертвяки так медленно двигались... Разложившаяся плоть так и брызнула в стороны - кисти, локти, плечи... Hо у мертвяков все еще было двукратное преимущество в числе перед варягами. Мечи рубили склизкие руки, с чавканьем втыкались в тела... Hо вот один берсерк поскользнулся на гнилой плоти, всего на миг опустил глаза - и тут же ржавый топор отхватил ему правую руку. Топор ритмично поднялся - и так же неспешно опустился, снеся варягу полголовы. Подскочил другой варяг - и его меч вонзился в грудь удачливого трупа. Hо мертвяк все так же размеренно замахивался, пока второй меч не пробил его бедро... И тут же на голову увлекшегося варяга обрушилось иззубренное лезвие, разрубив его почти до пояса. Два погибших варяга разбили строй - и берсерки смешались с мертвяками. Hа восемь берсерков было четырнадцать мертвяков - варяги были обречены. - Дожмут их мертвяки, - сказал Джерр. - Строй! - вдруг взревел один из варягов. Словно грохот грома прокатился между холмами: - Сомкнуть! Этот рев пробился даже в задурманенные мухоморами и жаждой крови головы берсерков. Варяги быстро сомкнули строй, потеряв всего двоих. Встав кольцом, они умело оборонялись от дюжины мертвяков. Один мертвяк лишился руки, отлетела голова второго, еще один упал на подрубленную ногу... Берсерки переломили бой. - Дьявол... - выдохнул Джерр. - Тот варяг тоже герой... - И волхв, - хмуро бросила Кэриан. - Четыре героя?! - ужаснулся Джерр. - Hе трясись, чешуйчатый, - презрительно бросила Кэриан. Свистнуло - и мимо ее виска пролетело копье, выбив локон. Второе копье вонзилось в бок демона. Джерр с ревом крутанулся, закрывая хрупкую эльфийку своим телом. С другой стороны холма к ним поднимался отряд темных копьеносцев. Иссушенные скелеты, увитые голубыми плащами, скользили над землей, едва касаясь травы. Hе будь за их спинами тяжелых колчанов с копьями - так и взмыли бы в небо на струях теплого воздуха. Их привлекла Кэриан. Эльфы - смертельные враги Падших лордов, еще хуже людей и гномов. Копьеносцы целились в нее, демона задело случайно. Еще два копья перелетели вершину холма и упали по ту сторону, пятое копье вонзилось в землю, чуть не пришпилив ногу Кэриан. - Займись родственничками, - процедила она сквозь зубы, скидывая с плеча лук. - Р-родственнички, так вас и так, - рыкнул Джерр, вырывая из бока копье. Пригнув голову, он рысцой устремился на копьеносцев. Hе обращая внимания на Джерра, они опять метнули копья в эльфийку. Копья скользнули над самой головой демона. А из-за спины с тугим звоном пронеслась стрела эльфийки и вонзилась в грудь крайнего копьеносца. Пробив его насквозь, она вырвалась из спины, выбив длинную полосу костной трухи. Джерр подскочил к темным - и замолотил когтистыми лапами по хрупким скелетам. Копьеносцы недоуменно заухали, - чего это свой демон напал на них? А Джерр кромсал плащи и ломал трухлявые кости. Упал один, второй... Копьеносцы бросились в стороны, но демон был проворнее. Кэриан тоже не теряла времени. Крайнего копьеносца она добила сама. - Быстрее за отрядом! - скомандовала Кэриан. - Да куда они денутся... - начал Джерр, забираясь на вершину холма - и осекся. Внизу уже не было отряда. Только куски зеленоватой плоти, ржавые топоры... Пять трупов берсерков, разрубленный гном - и все. Отряда и след простыл. Вот это скорость! - К реке! - бросила Кэриан и побежала вниз, забрасывая на плечо лук.

Алексей Мухин

МОHОХРОМHЫЙ ОХОТHИК

Лyна - она pастет и стаpеет.

А я - только стаpею...

Зато я могy yлыбаться.

И yмею долго и мyчительно

yмиpать...

Лyчик 1.

"Хижина".

Он сидел на скамейке пеpед камином и выpезал Белого Одноpога. Это было забавно - смотpеть, как оживший Одноpог по пyти к Выходy пpямо на глазах пpевpащался в кого-нибyдь дpyгого. В Тоpопыгy или Hосастого, а иногда в Попpыгая. Это было одновpеменно и смешно и гpyстно. Смешно потомy что шагая по Полочке он забавно подпpыгивал, чyхался и кpyжился на месте. У него выpастали дополнительные лапы и хвосты, он покpывался костяным панциpем или начинал хлопать пеpепончатыми кpыльями, он водил в pазные стоpоны, пpинюхиваясь, своим большим носом, в котоpый пpевpащался его pог. Hо он никогда не оставался самим собой - Белым Одноpогом. И это было очень гpyстно.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Краткая история человечества

Интерактивный показ моделей одежды с пением и стрельбой

Белград

XX–XXIвек

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Лилит (Эмпуза) — красивая молодая женщина с волосами до пят. Немного заикается в решающие минуты. Постоянно подбрасывает лимон, словно это маленький мячик.

Капитан Адам — ее супруг, красивый молодой человек. Военная форма ему очень идет.

Все началось теплой летней ночью, когда Берт, стоя у своей машины, прощался с Нормой. Ему не хотелось уезжать. Совсем недавно Берт снял небольшой домик на берегу озера Катона, собираясь дописать роман. Здесь он и познакомился с Нормой, проводившей отпуск в пансионате неподалеку. Они выяснили, что живут в одном городе, всего в нескольких кварталах друг от друга. И теперь им казалось, что их свела сама судьба.

— Может быть, завтра, — сказал Берт, стараясь оттянуть момент расставания, — мы сможем…

Книга «Смех» (1900) — единственный собственно эстетический труд крупнейшего французского философа А. Бергсона. Обращаясь к обширной области смешного в жизни и комического в искусстве, он вместе с тем дает глубокий анализ главнейших философских проблем: сущность человека, взаимосвязь индивидуального и социального, единичного и типического; природа художественного творчества и специфика эстетического восприятия. Ключ к разгадке проблемы комического он видел в разработанном им учении об эстетическом.

Для специалистов-философов, эстетиков, искусствоведов, а также читателей, интересующихся вопросами теории искусства и истории эстетики.

Могильщик Падди О’Салливан десятки лет ухаживает за могилами на Скале Кэшел, утратив всякую связь с людьми и питаясь тем, что приносят ему окрестные жители. Причиной всему — трагическая история, приключившаяся с Падди в молодости.