Город

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ГОРОД

О "красоте" Петербурга догадались художники-мирискусники, которые, кстати сказать, открыли и мебель красного дерева. Петербург я начинаю помнить очень рано - в девяностых годах. Это в сущности Петербург Достоевского. Это Петербург дотрамвайный, лошадиный, коночный, грохочущий и скрежещущий, лодочный, завешанный с ног до головы вывесками, которые безжалостно скрывали архитектуру домов. Воспринимался он особенно свежо и остро после тихого и благоуханного Царского Села. Внутри Гостиного двора тучи голубей, в угловых нишах галерей большие иконы в золоченых окладах и неугасимые лампады. Нева - в судах. Много иностранной речи на улицах.

Другие книги автора Анна Андреевна Ахматова

Анна Ахматова, действительно пережила со страной все – и крушение империи, и красный террор, и войну. Со спокойным достоинством, как и подобает «Анне Всея Руси», она вынесла и краткие периоды славы, и долгие десятилетия забвения. Со времени выхода ее первого сборника «Вечер» прошло сто лет, но поэзия Ахматовой не превратилась в памятник Серебряного века, не утратила первозданной свежести. Язык, на котором в ее стихах изъясняется женская любовь, по-прежнему понятен всем.

Есть поэты для поэтов, есть поэты для критиков. Ахматова – поэт для читателей.

В сборнике, который вы держите в руках, опубликованы только те ахматовские стихи, которые она сама считала лучшими, в том числе первые ее книги – «Вечер», «Четки», «Белая стая», «Подорожник» и «Anno Domini».

Анна Ахматова, действительно пережила со страной все – и крушение империи, и красный террор, и войну. Со спокойным достоинством, как и подобает «Анне Всея Руси», она вынесла и краткие периоды славы, и долгие десятилетия забвения. Со времени выхода ее первого сборника «Вечер» прошло сто лет, но поэзия Ахматовой не превратилась в памятник Серебряного века, не утратила первозданной свежести. Язык, на котором в ее стихах изъясняется женская любовь, по-прежнему понятен всем.

Никто до Анны Ахматовой не писал о любви так пронзительно откровенно и просто. Ее поэзия столь совершенна, что даже небольшое стихотворение передает целый любовный роман.

В этот сборник вошли лучшие образцы творчества Ахматовой – от ранних акмеистических стихотворений из сборников «Вечер», «Четки» и «Белая стая» до поздних стихов, а также знаменитая «Поэма без героя». Любовь и одиночество, трагедия художника, разделившего страшную судьбу своей страны, и философские размышления, переосмысление событий истории и своеобразный диалог с прошлым – вот основные темы этих стихотворений, отмеченных красотой и благородным изяществом.

Серебряным веком русской культуры принято считать приблизительно первые два десятилетия XX века. Но, думается, Серебряный век – явление более глубокое, выходящее за границы этого хронологического нагромождения. Серебряному веку свойственно ощущение праздника и катастрофы, предчувствия трагедии. Но не только – предчувствие. Серебро века плавилось в плавильнях великих потрясений, постигших страну. Участники Серебряного века пронесли свою творческую избранность через революцию, репрессии, войны, вознесли ее, эту избранность, на уровень вечной мировой культуры, греческой трагедии и могучего пафоса Ренессанса.

Анна Андреевна Ахматова (1889–1966) – поэт, взявший от своего времени все и отдавший ему все, поэтому именно ее книгой открывается серия.

Книга содержит стихотворения разных лет из прижизненнных сборников Анны Ахматовой.

«... Творческая судьба Анны Ахматовой сложилась так, что только пять ее поэтических книг – „Вечер“ (1912), „Четки“ (1914), „Белая стая“ (1917), „Подорожник“ (1921) и „Anno Domini“ (в двух редакциях 1921-го и 1922—1923 гг.) составлены ею самой. В течение последующих двух лет ахматовские стихи изредка еще появлялись в периодике, но в 1925-м, после очередного Идеологического Совещания, на котором, по выражению самой Анны Андреевны, она была приговорена к „гражданской смерти“, ее перестали печатать. <...> В настоящее издание включены тексты первых пяти книг Анны Ахматовой, в той редакции и в том порядке, в каком они впервые увидели свет. Первые четыре сборника – „Вечер“, „Четки“, „Белая стая“ и „Подорожник“ публикуются по первому изданию, „Anno Domini“ – по второму, более полному, берлинскому, отпечатанному в октябре 1922-го, но вышедшему с пометкой: 1923. ...»

Популярные книги в жанре Поэзия: прочее

Вынянченный зыбучими топями и певучими лесными глухоманями, взращенный среди скупых и не всегда ласковых полей, поэт с детства впитал в себя любовь к земле, научился понимать ее суровую молчаливость, поверил в необходимость служить ей не за страх, а за совесть. В нем и доныне осталось многое от того разведчика-партизана, которого я узнал в лютом сорок третьем году.

Нашей спецгруппе приказали проникнуть в гарнизон врага. Нужен был проводник. Мы запросили штаб Второй партизанской бригады.

«Шкатулка» – второй сборник стихотворений Марины Валицкой. Первый сборник «Душа» был издан в 2013 году. Замысел той и другой книги – показать окружающий мир в самых светлых его проявлениях, привнести в него чистоту, радость и любовь. Марина рифмует слова с уверенностью: «Стихи и счастье – дело творческое».

В сборник стихов питерского поэта Валерия Кузьмина вошли стихотворения, написанные в 2008–2012 годах.

Стихотворения 1821-1823 гг.

Сайт soavtor.com представляет вам сборник лучших поэтических работ за период с конца 2013 года по конец 2014 года. Стихотворения были отобраны администрацией «Соавтора». На этих страницах вы сможете познакомиться с творчеством наших самых талантливых, оригинальных, ярких поэтов.

Данный сборник распространяется бесплатно и без ограничений. Все права на произведения принадлежат авторам. Произведения или их части не могут быть скопированы и опубликованы другими источниками без согласия автора и ссылки на публикацию сборника на сайте soavtor

Замечательный грузинский поэт С. И. Чиковани (1903–1966) прошел большой и сложный путь от «экспериментальных» стихов 20-х годов, во многом связанных с литературным движением футуристов, к творчеству, достойно продолжающему гуманистические и художественные традиции грузинской поэтической классики.

Признанный мастер напряженно-психологической лирики, богатой философскими обобщениями и разнообразной интонационно-ритмически, Симон Чиковани был певцом социалистических преобразований, глашатаем дружбы и братства народов. В годы Великой Отечественной войны Симон Чиковани создал ряд высокопатриотических произведений, вошедших в его сборник «Победа».

В настоящем издании стихотворения и поэмы Симона Чиковани представлены в переводах П. Антокольского, Б. Пастернака, А. Межирова, Б. Ахмадулиной, В. Державина, Н. Заболоцкого, Е. Евтушенко, А. Тарковского и др. Ряд произведений переведен на русский язык впервые.

В данный сборник вошли стихотворения:

• Смотри! толпа людей нахмурившись стоит

• Зачем душа твоя смирна?

• Из поэмы «Бродяга»

• А. О. Смирновой

• «В порыве бешеной досады…»

• «Когда-то я порыв негодованья…»

• Русскому поэту

• «Итак, в суде верховном – виноват!..»

• «Клеймо домашнего позора…»

Марш ударных бригад. Впервые — газ. «Электрозавод», М., 1930, 4 января (без строк 1–5, 65–66, 73–77); полностью — журн «Огонек», 1930, № 4, 10 февраля.

Написано для газеты «Электрозавод» в связи с началом на Московском электрозаводе кампании по борьбе с потерями и за рационализацию производства. Перепечатав это стихотворение, газета «Молодой ленинец» (Саратов, 1930, 19 февраля) писала: «27 ударных бригад Электрозавода показывают пример пролетарской борьбы за промфинплан. Пусть тверже будут шаги ударных бригад».

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

А Н Н А

А Х М А Т О В А

ИСКРА ПАРОВОЗА

Я ехала летом 1921 г. из Царского Села в Петербург. Бывший вагон III класса был набит, как тогда всегда, всяким нагруженным мешками людом, но я успела занять место, сидела и смотрела в окно на все - даже знакомое. И вдруг, как всегда неожиданно, я почувствовала приближение каких-то строчек (рифм). Мне нестерпимо захотелось курить. Я понимала, что без папиросы я ничего сделать не могу. Пошарила в сумке, нашла какую-то дохлую Сафо. но... спичек не было. Их не было у меня, и их не было ни у кого в вагоне. Я вышла на открытую площадку. Там стояли мальчишки-красноармейцы и зверски ругались. У них тоже не было спичек, но крупные, красные, еще как бы живые, жирные искры паровоза садились на перила площадки. Я стала прикладывать (прижимать) к ним мою папиросу. На третьей (примерно) искре папироса загорелась. Парни, жадно следившие за моими ухищрениями, были в восторге. "Эта не пропадет",- сказал один из них про меня. Стихотворение было: "Не бывать тебе в живых..." См. дату в рукописи - 16 августа 1921 (может быть, старого стиля).

Ахмеджанов Фарит

Куpьеp DV двенадцатый

************* Hовости от автоpов

Hиколай Пеpумов pаботает над двенадцатым томом своего академического ПСС.

- И это пpи том, что последний, сто пятый, уже готов, - посетовал он в беседе с нашим коppеспондентом.

Ряд pоссийских писателей с возмущением встpетили новость о том, что фиpма Микpопpоз с 1998 года включает в свои игpы генеpатоp автоматического описания пеpипетий их пpохождения игpающими.

Сергей Айсин

Дигория, Карагуом, Суганы-91 (Центр.Кавказ)

ДИГОРИЯ, КАРАУГОМ, СУГАНЫ. 1989 г.

Маршрут IV категории сложности по Центральному Кавказу (восточная часть) прошла группа городского клуба туристов г.Кривого Рога и г. Уфы

под руководством Айсина Сергея. Протяженность маршрута 204 км, продолжительность 17 дней. Рекомендуемая сезонность : июль-август.

Поход начинается в поселке Фаснал, куда можно доехать рейсовым автобусом, идущим в поселок Дзинага. Тропа проходит вдоль левого берега р.Скатикомдон, траверсируя склоны хребта Казатыхох. Поворачивая в долину реки Хуппара, начинаем набирать высоту по альпийским лугам к одноименному леднику на перевал Кадурхошхин 2А 3820 м. Западный склон перевала проходим с использованием перил 80 м косым траверсом влево по скальному рельефу. Спуск с перевала пролегает по пологому снежнику.

Всемирное Белое Братство

ЖИЗНЬ БРАТСКОГО ЦЕНТРА

РАБОТА СОЗНАНИЯ И СВЕТА

Учитель Омраам Микаэль Айванхов не так много прочитал лекций, специально посвященных вопросам проведения собраний или формам управления группой, центром или братской ассоциацией. Но с помощью его учения и многочисленных советов, которые в нем даются, мы можем понять, какая требуется от нас работа и какие материальные, психологические и духовные условия необходимы для выполнения этой работы.