Горькое лекарство

Шестнадцатилетняя Консуэлло – жена гангстера Фабиано, – готовясь стать матерью, попадает в частную клинику «Дружба», где умирает от нерпавильного лечения. Руководство клиники, погрязшее в махинациях и коррупции, готово было заплатить огромные деньши, чтобы сохранить тайну смерти Консуэлло и избежать скандала. Любому, кто не пойдет на эту сделку и попытается расследовать обстоятельства гибели молодой женщины, грозит смерть. И только дерзкая Ви.Ай. Варшавски не может отказать отчаявшимся родственникам Консуэлло. К чему приведет ее расследование?

Отрывок из произведения:

Жара и тошнотворное однообразие дороги подействовали так одуряюще, что все пассажиры молчали. Июльское солнце мерцающе обволакивало «Макдональдс», «Видео-Кинг», «Компь-ютерленд», автосалоны, «Бургер-Кинг», «Эрбис», «Колонель» и снова «Макдональдс». У меня болела голова от жарищи, бесконечного потока автомобилей, однообразия всего, всея. И лишь Господь один ведал, как чувствовала себя Консуэло. Когда мы покидали госпиталь, она была невыносимо перевозбуждена и без умолку болтала о работе для Фабиано, деньгах и детской колясочке.

Рекомендуем почитать

Трупы двух лидеров криминального мира нашли изуродованными, на телах были вырезаны кресты... Пресса сразу же затрубила, что в окрестностях Нью-Йорка орудует убийца-маньяк. Повинуясь своей интуитивной догадке, агенты ФБР Гиббоне и Тоцци — пускаются в преследование убийцы-манипулятора. Им кажется, что это Сол Иммордино, который совершает свои убийства загадочным путем, сидя в изоляторе сумасшедшего дома...

В Кейптауне исчезла американская студентка. Опасаясь международных осложнений, высшие полицейские чины поручают расследование талантливому детективу Бенни Грисселу. У Гриссела лишь тринадцать часов, чтобы размотать клубок улик и версий, спасти девушку и раскрыть заговор, который угрожает всей стране.

Вот уже два часа мы втроем — Эд, Алан и я — сидели в тускло освещенной каюте тримарана и резались в покер. Погода продолжала портиться. Все время, пока мы шлепали картами, борта судна сотрясались от ударов волн; ванты гудели от штормовых порывов, койка подо мной ходила ходуном.

— Пожалуй, надо проверить якорь, — сказал Эд.

Рев ветра ворвался в кубрик, как только он приоткрыл люк. Я проводил Эда взглядом, когда он поднимался по трапу в своих тяжелых ботинках. От духоты у меня разболелась голова. И вообще я устал и проголодался. Алан с тревогой посмотрел на меня.

Два детектива Роберт Хантер и Карлос Карвальо расследуют серию изощренных садистских убийств: на шее каждой жертвы вырезан таинственный знак в виде двойного распятия. На первый взгляд между жертвами нет никакой связи, а убийца настолько методичен, что не оставляет на месте преступления ни одной улики, и следствие заходит в тупик. И вот сам Роберт Хантер чувствует — следующим будет он сам.

Роман «Алая нить» заставляет вспомнить «Крестного отца» Марио Пьюзо и «Узы крови» Сидни Шелдона.

Госпиталь союзников на Сицилии. Английская медсестра Анджела Драммонд тайно венчается в деревенской церквушке с американским офицером Стивеном Фалькони, сицилийцем по происхождению. Анджела не знает, что он – сын влиятельного «отца» мафии, Стивен – что является отцом ее неродившегося ребенка. И никто из них не знает, что ждет впереди...

Остросюжетные романы Эвелин Энтони собрали огромное количество восторженных рецензий и откликов прессы. Ее величают «признанным мастером триллера», увязывающим в тугой узел любовь и ненависть, таинственные угрозы и лихорадочные погони.

В Лондоне никого не удивляет бегущий по улице человек.

Но бегун, о котором пойдет речь ниже, невольно привлекал внимание прохожих, поскольку был уже немолод — лет семидесяти — и к тому же явно чем-то напуган. Он пробежал чуть ли не весь Сохо и наконец остановился перевести дух у строительных лесов, возведенных вокруг зданий на Карнаби-стрит. Его куртка промокла насквозь. Озираясь по сторонам, он поспешно пересек очередную улицу и, громко стуча башмаками по асфальту, обежал вереницу застывших на месте машин. Он понимал, что уже староват для подобных пробежек, однако владевший им страх не позволял ему сбавить темп.

Решившись помочь другу, взятому в заложники неизвестными, Тобела Мпайипели — в прошлом боевик, а ныне законопослушный гражданин — оказывается втянутым в опасную и темную игру, смысла которой не понимает. Ему ясно лишь одно: на него охотятся спецслужбы, полиция и армия, и, чтобы остаться в живых и навсегда расквитаться с прошлым, он должен совершить невозможное — победить в навязанной ему неравной схватке…

Трагедия, о которой идёт речь в этом романе, происходит через два года после событий, описанных в другом романе — «Смерть на рассвете». Только главный и второстепенный герой на этот раз поменялись местами.

Темной зимней ночью в Лулео был убит журналист. Его коллега Анника Бенгтзон обнаруживает связь между убийством и нападением на авиабазу F21 в конце 1960-х гг. Многочисленные смертельно опасные тайны втягивают журналистку в пучину насилия и терроризма, выводят на дорожку прямо в кабинет премьер-министра… Аннике предстоит разоблачить злоупотребление властью, но на что она готова пойти, если ее собственная жизнь начинает рушиться? Как бросить вызов политическим деятелям и нравственности ее главного редактора — и сохранить себя как человека, женщину, журналистку?

Другие книги автора Сара Парецки

«Ожоги» — роман о закулисных аферах чикагских дельцов, чьи преступления вовлекают в кровавый водоворот маленьких людей большого города.

Викторию разбудил ночной стук в дверь. Для частного детектива такие визиты означают новую работу. Ви. Ай. Варшавски, героине романа «Ожоги», поручено простое «дело»: найти виновника пожара старенькой ветхой гостиницы, а оказалось, в пламени пожара нечистоплотные политики пытались уничтожить концы закулисных афер. Нить расследования приводит Викторию и в чикагские ночлежки для бомжей, и в сверкающие офисы могущественных корпораций, и когда она в ходе головокружительной интриги стоит на пороге раскрытия тайн преступных группировок и коррумпированной полиции и секретов происхождения колоссальных прибылей строительных магнатов, противникам частного детектива остается только одно — вывести Викторию из расследования любым путем…

Роман современной американской писательницы Сары Парецки «Смертельный удар» — детективное расследование деятельности чикагской промышленной мафии, блестяще проведенное женщиной-детективом Ви. Ай. Варшавски.

У героини романа «Смертельный удар» Ви. Ай. Варшавски редкая для дамы профессия — частный детектив. Решив немного отдохнуть и отвлечься, она приезжает в северный пригород Чикаго, где провела детство и где у нее все — старинные знакомые. Но не тут-то было. Чикаго — промышленный монстр, гигантский спрут, город финансовой мафии и бандитизма, здесь тузы индустрии небрежно тасуют жизни простых служащих предприятий. Виктории приходится столкнуться с преступными аферами химических корпораций, отравляющих воду Больших Озер, — а заодно и нежелательных свидетелей их махинаций…

Частный детектив Ви.Ай. Варшавски, каратистка и меткий стрелок, стоит двух десятков головорезов. В романе «Заказное убийство» она разыскивает пропавших детей вице-президента банка Чикаго и главы международной организации. В ходе расследования Ви.Ай. Варшавски оказывается вовлеченной в опасную игру с аферами в страховых делах, контрактами на убийство и легкими на подъем наемными убийцами.

Живая легенда хоккейной команды «Черные ястребы» Бум-Бум, кузен Ви. Аи. Варшавски, падает с причала в воду и тонет в озере Мичиган. Его двоюродная сестра задается вопросом: было ли это несчастным случаем и насколько справедливы слухи о его самоубийстве. Вооружившись бутылкой виски «Джонни Уокер» и револьвером «смит-и-вессон», с присущим ей мужеством избегая тщательно спланированных покушений на ее жизнь, уникальная женщина-детектив в романе «Тупик» идет по следу жестокости и коррупции, чтобы найти убийц Бум-Бума прежде, чем они сами уберут ее с поля действия.

Детектив Ви. Ай. Варшавски уже стала забывать о переживаниях, связанных с последним расследованием, но когда вкрадчивый голос по телефону пригрозил ей плеснуть кислотой в лицо, она поняла, что в ее жизни появятся новые проблемы. Суровая старая тетя, которой Ви. Ай. Варшавски согласилась помочь, подозревается в подлоге акций на миллионы долларов, которые принадлежали доминиканскому ордену. Ви. Ай. Варшавски понимает, что ее тетя сущая ведьма, но не преступница, и вскоре героиня почувствовала запах фальши в святая святых самой влиятельной организации в Чикаго – монастыря Святого Альберта. Теперь кое-кто стремится отправить Ви. Ай. в преисподнюю. Но у смелой женщины наготове выдержка, новый «смит-и-вессон» и дерзкий план, с помощью которого она сама отправит врагов в лапы дьявола.

Популярные книги в жанре Крутой детектив

Эта девушка походила на настоящего ковбоя. Такому впечатлению способствовали узкие вельветовые брюки, заправленные в высокие коричневые кожаные сапоги для верховой езды, такая же кожаная рубашка и черное сомбреро. Отмечу лишь, что брюки были настолько узки и так плотно обтягивали ее бедра, что под ними отчетливо вырисовывались все выпуклости и впадины на ее теле. Что же касается рубашки, то, расстегнутая чуть ли не до пупка, она достаточно обнажала ее полную кремовую грудь, пробуждая нездоровое любопытство и заставляя играть воображение. В ее темных глазах, обратившихся ко мне, я не заметил особого интереса. Очевидно, мой традиционный костюм не вызвал у нее доверия. К любому пришельцу из большого города здесь относились с подозрением.

Клиновидный Куффиньял — небольшой остров, расположенный неподалеку от материка, с которым его связывает деревянный мост. На западной оконечности Куффиньял резко обрывается высоченным крутым утесом, уходящим вертикально вниз прямо в воды залива Сан-Пабло. С другой стороны, к востоку утес отлого спускается и плавно переходит в ровный, устланный галькой пляж. У пляжа высится здание местного клуба, а в море уходят причалы, к которым пришвартованы прогулочные яхты и рыбачьи лодки.

Дэшил Хэммет

Слишком много их было

"Сэм Спейд"

перевод С. Петухова

Его оранжевый галстук пламенел, как закат. Сам он был рослый и плотный. Гладкие-у-прилизанные, темные волосы, разделенные прямым пробором, крепкие мясистые щеки, тесный, не по фигуре костюм и даже прижатые маленькие розовые уши - все это казалось лишь по-разному окрашенными частями единой литой поверхности. С одинаковым успехом ему можно было дать и тридцать пять лет, и сорок пять.

Так никогда я и не узнал, был ли Фрэнк Топлин высоким или низким. Я видел только его круглую голову — лысый череп и морщинистое лицо, то и другое цвета и фактуры пергамента, — лежащую на белых подушках огромного старомодного ложа с четырьмя колонками. Все остальное скрывал толстый пласт постели.

При этом первом свидании в спальне находились следующие лица: его жена, полная женщина с бледным, одутловатым лицом, морщинки на котором напоминали резьбу по слоновой кости; их дочь Филлис, бойкая девица, типа души кружка пресыщенной молодежи, а также молодая служанка, открывшая мне дверь, крепко сложенная блондинка в фартуке и чепчике.

Джон Макдональд

Шантаж

Переводчик Вебер Виктор Анатольевич

Похороны не удались. Нет, полагаю, задумывалось все правильно, строго, чопорно, как и положено. Но понаехала толпа друзей Глории, телевизионщиков из Лос-Анджелеса. И вроде оделись они пристойно, но все равно напоминали ярких тропических птиц, что мужчины, что женщины. Их глаза сверкали, в пристальных взглядах читались вопросы.

Они присутствовали и при расследовании, в таком количестве, что удивили официальных лиц. Меня-то - нет. Любопытство этих людей не знало границ, живя с Глорией, я в этом неоднократно убеждался. Плевать они хотели на нормы приличия, на право человека на личную жизнь. Да и говорили без перерыва, трещали, как сороки, да еще на своем, птичьем языке, практически непонятном постороннему.

Клуб «Чаннел» располагался на каменистом уступе над морем, ближе к южной стороне пляжа, известного под названием «Малибу». Над длинными коричневыми зданиями клуба поднимались террасы садов, похожие на ковровую лестницу, ведущую к автостраде. Территория клуба была огорожена высоким забором из проволочной сетки с тремя рядами колючей проволоки наверху и обсажена олеандрами.

Я остановился перед воротами и посигналил гудком машины. Из каменной сторожки вышел мужчина в форменной фуражке, одетый в синий мундир. Из-под фуражки торчали черные густые волосы, подернутые сединой, будто посыпанные металлической пылью. Несмотря на свои большие уши и приплюснутый нос, его голова представляла собой сочетание мягкости и силы, которое можно встретить на смуглых лицах старых индейцев.

Самолет повернул в сторону побережья и начал снижаться. В голубом пространстве возникли горы. Потом между горами и морем появился город, маленький городок с домами, напоминавшими кусочки сахара. Постепенно кусочки стали больше размером, и между ними, как цветные тараканы, поползли машины, а фигурки людей, размером со спичку, поспешно задвигались по белым утренним тротуарам. Через несколько минут я стал одной из них.

Женщина, которая звонила мне по телефону, ждала в аэропорту, как и обещала. Когда я появился у выхода из зала ожидания, она вышла из своего «кадиллака» и неуверенно направилась ко мне. Несмотря на ее рост и светлые волосы, черные очки типа «Арлекин» придавали ей восточный вид.

Юридическая контора Велесли и Сейбла располагалась над сберегательной кассой на главной улице Санта-Терезы. Я вошел в маленький пустой вестибюль и, поднявшись на лифте, принадлежавшем конторе, очутился в атмосфере элегантной простоты. Создавалось впечатление, что после долгих лет борьбы вы наконец без всяких усилий попали в атмосферу, к которой всегда стремились.

Напротив лифта сидела женщина с тщательно выкрашенными в рыжий цвет волосами и играючи что-то печатала на электрической машинке. Рядом с ней на столе стояла ваза с огромным букетом цветущей бегонии. На стенах висели яркие картинки, в углу стояло кресло.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Область личного счастья — это далеко не только область личной любви, это также не только свое место в труде, в коллективе. Личное счастье человека — в гармоническом сочетании этих двух сторон жизни человека. В романе говорится о дружном, но не простом коллективе людей, начавшем складываться в далеком северном леспромхозе во время Великой Отечественной войны. Не легко работать, не легко строить и личную жизнь. Диспетчер лесовозной дороги Женя Ерошенко полюбила технорука Корнева. А он верен своей невесте, угнанной фашистами в глубь Германии. Сложная история взаимоотношений Жени и Корнева составляет центральную линию романа. Наряду с этим рассказывается печальная, но поучительная история неудавшейся любви другой девушки — Марины и лесоруба Тараса, прослеживаются судьбы многих других героев романа, которые по-разному смотрят на жизнь, по-разному представляют себе счастье, по-разному добиваются его.

«Давно известно, что даже высшие ангелы, дэвы, полубоги и бодхисаттвы, живущие на райских планетах девятого неба, завидуют волевым людям, перековывающим свой капризный характер на тяжелой Земле, потому что не научившись здесь медитировать и концентрировать свой ум на одной мысли, мы не сможем прийти к Единому Богу, даже находясь в раю», — так пишет в новой книге Г. Бореев.

Книга интересно и увлекательно освещает йогический путь самореализации человека. Автор описывает свои ощущения, передает свой личный опыт освоения упражнений, приведших его к Самадхи. Главы выстроены по системе: от простого — к сложному; они поданы так, что любой новичок может найти для себя подходящую практику, и заниматься ей самостоятельно без вреда для своего здоровья. Продвинутые ученики йоги найдут здесь ценнейший практический материал по Савикальпа-самадхи и Нирвикальпа-самадхи, который никогда нигде прежде не публиковался. Здесь же доступно, интересно и неожиданно раскрываются Космические законы, руководящие Вселенной и человеком.

Книга рассчитана на широкий круг читателей

В реальной действительности встречаются события почти фантастические. Серьезный исследователь не вправе отворачиваться от них.

Камилл Ланье. Психология обыденной жизни

Василий Иванович Чебукин лег спать в прескверном настроении, что случалось с ним не часто. И из-за пустяка, в сущности. По пути из ванной, всегда радовавшей его кафелем, прохладой и целесообразностью, перебежала ему дорогу кошка Маша, принадлежавшая Ольге, дочери от первого брака. Машка не была вполне черной кошкой — белые носочки на лапках, белое пятно на лбу, — но все же черный цвет в ней преобладал.

 Эллери Квин - легендарный сыщик-любитель и сочинитель криминальных романов. Под его именем двоюродные братья Фредерик Дэннэй (1905-1982) и Манфред Ли (1905-1971) написали серию увлекательных книг, стоящих в одном ряду с произведениями корифеев детективного жанра А.Кристи, Э.С.Гарднера, Р.Стаута и Дж.Д.Карра.

    Зловещий убийца Кот-душитель держит в страхе целый Нью-Йорк. Тандем Квинов оказывается на передовой поисков неуловимого маньяка. И главный вопрос - чем руководствуется преступник, выбирая жертву? Именно отсутствие очевидного ответа на этот вопрос стало причиной паники и беспорядков в городе.