Горцы

Горцы

Мы живём в странное время, когда информации более чем достаточно, но мы – нации и народы, все более отдаляемся друг от друга. Когда пьесу на читку я отдал моему знакомому режиссёру, он сказал, – «слушай, а они нормальные люди». Это прекрасная оценка. Когда я, попытался найти среди «официальных горцев» людей, которые помогли бы поставить эту пьесу, я, не нашёл. Мы разные, но мы «Люди». Я, хотел, чтобы мы поняли это, через свои обычаи, свои истории, свой язык. Это и есть, по моему мнению, культура – через красивое принимать и видеть наш мир, а значит себя, и других. Я, уверен, что Вы не потеряете Ваше время.

Отрывок из произведения:

Отец Магомеда. Опять деревья покрылись желтизной, но год вот этот был не такой плохой, кончилась, наконец, война, настало время свадеб, но только сын мой что-то не спешил вернуться, и, наконец, сегодня будет здесь, сыграть бы мне свадьбу, чтоб внуков подарил мне на старость и скорее.

Асет (подходит сзади и закрывает ему глаза). Ну угадай, кто это?

Отец Магомеда. Ты у меня одна, кто может сзади подойти, чтобы не слышал я, или услышав, ждал твои я руки. Когда приедет твой брат, нам надо сразу думать о невесте, ты поищи в кругу твоих подруг, чтобы была красива и скромна, чтоб в дом ко мне войдя, она бы радость принесла.

Другие книги автора Алексан Суренович Аракелян

Для чего была написана инструкция вы можете посмотреть в «Лечебно продюсерском отделении» нашего журнала. Кратко:

[ol]Вхождение сразу в творческий процесс. Или сделать то, что стремится вся система образования в течении всего времени обучения.

Уметь выделять главное и видеть это.

Постоянный поиск для создания новых образов, картин, создает естественную потребность пользования лучшими произведениями культуры – национальной, межнациональной и мировой.[/ol]

И это та малое, что можно сказать об этом. Светлой памяти Каландарова Марата Ахмедовича, создателя «Международной ассоциации писателей и публицистов», журнала «Настоящее время», первого председателя «Европейской академии Литературы и Искусства», секретаря «Союза писателей России», который сделал бесконечно много для всего русскоязычного и культурного пространства мира. И с которым мы хотели но не успели, начать Новую Эпоху в культуре как единственной вершины, которая несёт в себе радость познания и света.

Это во многом продолжение первой книги. Рассказ он сложен, но, если вы смогли войти в процесс творчества и это стало потребностью, то работа над рассказом, который состоит из абзацев, где каждый должен быть закончен и в то, же время каждый из них несет новый штрих в полотно или картину, в идею в смысл.

Новая эпоха технологий и информационной доступности создали бесконечные возможности, чтобы жизнь каждого человека была насыщена, и наполнена. Это не так просто, но это просто. В сфере чувств своя экология, и наша цель не только, чтобы мы могли пользоваться лучшим, но каждый раз еще и получать лучшее. По сути, если жизнь игра, и она конечна, то почему не сыграть ее красиво. Ведь это Твоя Жизнь. Все остальное вы можете узнать в нашем «Лечебно продюсерском отделении». А инструкция – это в помощь, чтобы над бесконечными фотографий и тому подобное вы создавали сюжеты, маленькие сюжеты эпизоды и поверьте, этот маленький сюжет изменит вас и вашу жизнь и только в лучшую сторону…

Наполеон уничтожил республику, обескровил Францию, но его, как и французскую революцию, принимают с благоговением, а Величайшую революцию, которая была настроена на освобождение человека, которая создала страну, на которую надеялось большая половина мира, и которая произошла и победила в России, пытаются забыть… Тем самым, оскверняя память, как тех кто верили Ей, так и тех, которые погибли, выступая против Нее.

До сих пор, нет не одной честной работы, почему гигантская цивилизация, пускай империя, имеющая влияние на полмира, была разрушена и уничтожена за несколько лет. Пока не будет честного ответа на этот вопрос, не будет будущего у тех наций и народов, которые ушли из СССР. Тридцать, прошедших лет доказали это. Поэтому рекомендую!

От автора «Все, что я пишу, я выставляю на оценку на разных площадках. «Байки от дядя Гриши» – это рассказы о нас и о нашем времени. В нашем времени много абсурда, который мы не замечаем и становимся частью это абсурда. Это рассказы и наброски, когда я убрал их и ушёл с площадки «проза.ру» мне написали, что очень жаль, больше не читать «Байки от дяди Гриши». Это хорошая оценка. Я надеюсь, что они понравятся и Вам.

Но ты человек, который родился свободным, и, даже после двух детей, ты хочешь иногда вспоминать тот мир и время, когда ты был счастлив, и твоя будущая жена, казалось тебе хрупкой бабочкой, которая порхала вокруг тебя вместе со своей мамой, и ты думал, что это и есть счастье. Когда через несколько дней после рождения ребенка, ты вместо порхания встречаешь требования о сдаче зарплаты и полной капитуляции, ты теряешься, чувствуя, что прощальный остаток своей жизни, заканчивается рано и о чем не пишет ни одна статистика, и она будет похожим на рабство. Твоя теща до этого накрывавшая стол, и стоявшая рядом, чтобы выполнить все твои желания, теперь на твою просьбу поесть показывает на помойное ведро, и единственный выход – это принять, забыть, чтобы вернуть свой облик. В общем ты готов к бунту, а потом будь, что будет, и ты заходишь, в первую дверь, учитывая все последствия. Но желание свободы, которое оценивается напитком забвения, не так уж и дорог, по сравнению с тем, что ты хочешь забыть.

Другие нации и народы, не имея под рукой зеркального лекарства, как например индусы, которые мучают свое тело всю жизнь, для достижения покоя и гармонии, которое наше население достигает прямым приемом определенного напитка, и с чем постоянно борется правительство, вместо того, чтобы радоваться постоянному творческому поиску своего населения. Философия и при том глубокая, могла подвинуть их питию, или скажем к временному забытью или переводу своего сознания, от цен на картошку, новую машину у соседа, недопонимание участкового к любимому занятию, то бишь к философии.

Популярные книги в жанре Современная проза

НИНА ГОРЛАНОВА, ВЯЧЕСЛАВ БУКУР

Постсоветский детектив

рассказ

В мире тишины мы засыпали, и во сне нас настигла антитишина. Проснувшись, мы поняли, что это грохот снизу: что-то большое упало, подскочило и окончательно рухнуло. Мы лежали в поту пробуждения - никаких предчувствий не было, одна досада. Под нашей комнатой жил в коммуналке Петя, Петр Семиумных. Мы с ним знакомы. Когда Петя не пьет, то очень хорошо всем ремонтирует двери - год назад и нам отремонтировал. Вот, наверное, получив очередные "дверные", он выпил и... Ну так он ведь каждый день выпивает, а грохот мы впервые слышим. Но, может, друг у него заночевал и его куда-то понесло: этакий полуночный ходун. Мы и друга этого знали, от него запах, как будто... Вы представляете себе хороший дезодорант - так вот от него несло каким-то "наоборотом". Когда Петя нам доделывал дверь, уже последние элегичные движения производил рубанком, друг его пришел и с изнеможением стал держаться за ребро двери, символизируя братскую помощь, а потом мягко осел на корточки и закурил с видом: "Ну что ты тут хреновиной занимаешься, когда нужно бежать за напитком..."

Лев Гунин

Поэма .. .. . . . . . . . . . . .

Леночке Б-новой

ГЛАВА 1-Я

День возникал и снова гас, оклеенный вчерашними стихами, сквозили мысли в брешь между часами, и думалось, что все в последний раз.

Раз невозможно дальше - то прости. Я изменил себе - но вновь уже не в силах. Я сплю теперь на клумбах и могилах, бездомный Рыцарь Млечного Пути.

По пятнам крови ты меня найдешь. Я ранен. Не скажу, когда, но сильно. И кровью раны оросит обильно вчерашний бумазеевый "живешь!".

Лев Гунин

Русалка

"Смотрись в зеркало, - шептал ей какой-то внутренний голос. Она подошла к трюмо и принялась осматривать свое чистое, розовое тело. Лицо у неё было заспаное: она ещё не умывалась. В глазах светилась ленивая прохлада. Она потянулась. Красные кончики грудей приятно выделялись на розовых кружках вокруг них. Гладкие, покатые плечи и нежная, в белых пятнышках, кожа прекрасно гармонировали с ровным подбородком и чуть выделявшимися ключицами у плечей.

Лев Гунин

Стихотворения

Том Первый (1968 - 1974)

1. "Прорыв" Книга стихов

2."Отступление" Книга стихов

СТИХИ 1968-1974 г.г.

ПРОРЫВ

1968-1971

Книга стихов

ОГЛАВЛЕНИЕ:

1. ОСЕНЬ

2. Повсюду в ночь сияла смесь добра...

3. Тишина... Кругом одни мечтанья...

4. ОСЕНЬ. НОЯБРЬ

5. Черный рот, как бездна ночи...

6. И тихо, и ночь досыпает...

7. ПРИ3ЫВ БЕЛЫХ

Лев Гунин

Выстрел

Владимиру Петрову

Петров был неплохим дрессировщиком, и его имя пользовалось широкой известностью. Он выступал со своими львами и тиграми в Южной Америке, приезжал во Францию, был в Канаде... Его выступления сопровождались каждый раз продолжительными овациями. Его портреты помещались в газетах; различны государственные организации сделали ему неплохую рекламу.

Но он не был тщеславным, этот Петров. Днем он спал или занимался со своими "зверятами", а, когда вечером входил за огражденное решеткой пространство, в блестящее, ярко освещенное и забитое до отказа помещение цирка, он почти не думал, или совсем забывал о тех, которые наполняли зал. Он убедился на собственном опыте, что тщеславие или мысль об успехе, о публике во время выступления часто оканчиваются трагически, а, когда думаешь о посторонних вещах во время работы, что-то начинает не клеиться, что-то начинает получаться не так, и звери это сразу же чувствуют. Поэтому, когда он входил в огромную круглую клетку, под тысячами направленных на него взглядов, и за ним закрывалась небольшая решетчатая дверка, он чувствовал себя один на один с хищниками, и это доставляло ему величайшее наслаждение. Потому что по природе своей он был садистом, и этот садизм выражался у него таким необычным образом. Он чувствовал себя потенциальной жертвой рядом с этими когтями, клыками, лапами, на виду у тысяч зрителей, которые могли теоретически в любой момент лицезреть его смерть: видеть его, разрываемого этими острыми клыками, готовыми в любую минуту вонзиться в его тело; и его кровь и мясо слились бы тогда в одно единое страшное мессиво, и он сознавал себя противостоящим этой затаившейся, но готовой в любой момент взорваться стихии, что вызывало в нем несказанное наслаждение. Он привык к риску и заключенному в нем элементу самоистязания, как алкоголик привыкает к ежедневной порции спиртного, как наркоман нуждается в постоянном наркотическом опьянении. Он нуждался в ежедневной порции риска как в ободряющем допинге, какой, единственный, может заполнять его жизнь. Постепенно постоянное щекотание нервов и этот, отупляющий, и, в то же самое время, обостряющий чувственность, жар, превратили для него выступления в неодолимую страсть, которая позволяла забыть неуклонное течение времени и, прожиганием его, избавить от кошмарного и ослепляющего приближения смерти. Он смотрел в горящие глаза тигров и ощущал свою власть над ними, проникая в их мозг, в их сознание, он испытывал неописуемое ощущение своей власти, доминирования над этими дикими животными, и эти чувства вместе с упоением риском доволили его почти до неистовства, когда за внешне спокойным видом в его душе скрывалась клокочущая бездна страсти, заставлявшая его делать такие вещи, такие рискованные трюки, на которые он вряд ли был бы способен в обычном своем состоянии. Он был спокойным, но вдохновенным, и это нравилось публике, и повсюду его сопровождали непрекращающиеся овации.

Бенор Гурфель

Мама [1]

Люди, знавшие её в молодости, говорили мне:"А знаешь, твоя мама была такая весёлая. Она всё время смеялась и мы её звали "хохотушка".

"Да?-отвечал я, слегка растерянно - что-то не припоминаю".

Но я хорошо помню, как она пела. Долгими сибирскими вечерами, под заунывный свист вьюги, при светлячке коптилки или без, она напевала наивные и чувствительные романсы своей молодости.

......................................................................

БЕНОР ГУРФЕЛЬ

Пути - дороги

ВАРИАНТЫ ЖИЗНИ

Жизнь человеческая похожа на борхесианский "сад затерянных тропок". Время от времени на нашем пути возникают перекрёстки, ответвления, разделения. Нам предоставляется ВЫБОР. И дальнейшая наша жизнь определяется сделанным нами (нами ли?) выбором. Но как распознать ПРАВИЛЬНЫЙ выбор? И что такое ПРАВИЛЬНЫЙ выбор? Кто ответит на эти вопросы?

Ниже следует несколько рассказов, сюжетно объединённых наличием одного и того же персонажа. Различие однако состоит в том, что герой этих рассказов, попадая на перекрёсток, выбирает разные пути, которые и определяют развитие его жизни.

Влад Гусаков

Опеpация на сеpдце

...Вот моя жизнь - лако

вая игpyшка, яpкая доpогая игpyшка,

и вот ее сломали, я сам ее pазло

мал, так хотелось посмотpеть - что

внyтpи? Из чего сделана любовь?

Хpyсь - и нет любви... И я так и не

понял, как она yстpоена... Hовая

игpа, снова - хpyсь...

М. и С. Дяченко "Пpивpатник"

Intro

Эта опеpация - самая сложная в хиpypгической пpактике. Ее могyт пpовести только единицы, те хиpypги, котоpые всю жизнь опеpиpовали и набpались соответствyющего опыта. Hо только одного лишь опыта мало. Для такой опеpации от хиpypга тpебyются два пpотивоpечащих дpyг дpyгy качества - отчаянная смелость и пpедельная остоpожность. Только тогда пациент может pассчитывать на то, что y него есть шанс дожить до конца опеpации.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Что с нами происходит?! Прошло почти 30-ть лет, как мы разорвали почти все, что было в нас хорошего и теплого, что соединяло и дополняло каждую нацию, и каждый народ. Ни один из нас, так и не смог подняться так, чтобы оправдать свой уход. Я, написал эту книгу, в дни конфликта и ненависти, которые покрыли нас в 2009-ом, чтобы остались маяки того, чем была для всех нас Грузия…

Если в чем то, я уверен, то это то, что нельзя забыть свое время. Этот рассказ, как и остальные, штрихи к портрету того времени, которое ничего хорошего нам не принесло, но оно было это время, и к сожалению, есть. Как мы думали, что хотели и делали? Несколько штрихов, чтобы наша память могла увидеть снова эти картины, а они принадлежат каждому из нас.

Я, против того, чтобы забыли, те бесконечные стремления, мечты, поиски, которые были у советской интеллигенции, и, хотя они все проиграли, и не хотят это признавать, и они исчезают, не оставляя память, они были не так уж и плохи – ни они, ни то время. Если бы они признали свое поражение, то они бы остались, но они не сделали это. Это веселая и, конечно, грустная комедия, она хорошо читается. Я, надеюсь, что вы получите удовольствие.

Он лежал в углу комнаты. Маленькая однокомнатная квартирка в пригороде Москвы. Он выбрал ее из-за двери. Дверь была железная. Не было балкона, и единственное окно выходило во двор. Всегда пустой двор пригорода, грязный, с несколькими мусорными контейнерами и бомжами, которые вместе с собаками рылись в мусоре. То, что не годилось для них, они отдавали собакам и уходили вместе. Уже несколько дней на въезде во двор стояли два «мерседеса». Они стояли днем и ночью. Они ждали его. Он знал, что за ним придут. Он мог уйти, но он остался. У него в холодильнике еще было много еды. «Этого хватит, – подумал он, – еще дня на два на три». А потом он выйдет… Он смотрит телевизор и слушает сообщения о погоде. Ему хочется еще раз услышать об этом. Какая же будет погода? Он хотел увидеть солнце, но на этой неделе ожидается только дождь. Он не увидит солнца, и мысль эта преследует его. Около брошенных в углу комнаты матрацев – ружье. На случай, если они начнут штурмовать, но это не те, кто способен на такое, они послали других, тех, что могут только ждать. Они поняли: все бесполезно. То, что он взял у них, больше не вернуть. Они постановили, что ему – пора. Если бы и он сам не решил того же для себя, он бы ушел. Это было в те дни, когда он только «открывал себе солнце». Солнце своего сердца, не похожее на обычную жару. Только тепло: домашнее материнское – то, что можно сравнить с солнцем. Вот тогда он и впустил в себя тепло, происхождение которого не мог объяснить. Оно держало его сердце теплым и в дождь, и в холод. Скорее всего, это было связано с женщиной, которую он полюбил. Он не мог сказать ей об этом, думал, что скажет позже. Он хотел создать ее, и с этого времени уже знал, что станет художником. К нему пришла мысль, что всю свою жизнь он искал натуру, которая была бы похожа на то, что он почувствовал в себе, – впервые и навсегда.