Гонщик No 1

В. ЛИШЕВСКИЙ

Гонщик No 1

- Впереди Гарри Смит под номером восемнадцать. Он обошел всех на целый круг! - Репродукторы разносили по мотодрому возбужденный голос диктора.

На трибунах нервничали. Разговоры, свист, крики слились в несмолкающий гул. Конечно, это опять трюки дельцов. Впереди не чемпион, не представитель преуспевающей фирмы, а неизвестный гонщик, выступающий за "Грин Рокит". Мотоциклы этой фирмы с нарисованными на баках маленькими зелеными ракетами были неплохими, но и не лучшими, а главное - "Грин Рокит" не имела гонщиков экстракласса и никогда не побеждала на крупных соревнованиях.

Другие книги автора Володар Петрович Лишевский

Журнал «Земля и Вселенная» 1993 г., № 4, стр. 108-110

В. ЛИШЕВСКИЙ

ДО МАРСА ПЯТЬ МИНУТ

Два ограбления банка за две недели. И оба одинаково странные и непонятные. Охранники ничего не видели, сигнализация не сработала, в помещении никаких следов. А сейфы пусты.

Крокс сидел за столом и анализировал полученную информацию. Он был самым известным криминалистом страны. Все знали его имя, хотя ему не приходилось участвовать в засадах, перестрелках и погонях. Его оружием были феноменальная память, в которой хранилась уголовная хроника за многие годы, и аналитический ум, работавший как компьютер.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ДОЧЕРИ ВОЛШЕБНИКА

У всего сущего в мире есть своя оборотная сторона. Свет отбрасывает тень, и чем он ярче, тем она темнее.

Зло порождает героев, которые побеждают его, а на могилах убийц вырастают прекрасные цветы, дарящие радость. Но те, кто действует, не видят этого, иначе они не смогли бы действовать. А те, кто видит, видят слишком многое, и это лишает их возможности действовать. Тех же, кто видел все и имел мужество действовать, запомнили люди в сказках, легендах, песнях.

У меня цилиндрическая голова. Это неудобно — многие цепляются, а потом меня по голове бьют. Впрочем, вместе легче, — а мы стоим в ряд, — все с цилиндрическими. В следующем ряду с полукруглыми, а дальше совсем ничего не видать. Дальше все сплошь с потайными головками — они так завинчены, что ничего не торчит.

В головах у всех нас есть прорезь, шлиц называется. Туда отвертка входит, когда завинчивают. В моем ряду шлицы не параллельны, а как попало. Бардак. В следующем параллельны, дальше не знаю — головки-то потайные.

Эта зима прошла для меня ужасно. Все она длилась и длилась, и казалось, не будет ей конца. И когда наступил март, метели все бесились в городе, холода стояли январские, и никакой надежды на живительные солнечные лучи, еще не было. Городовые стояли с красными носами и смешно хлопали себя руками по бокам. Большие витрины на Кузнецком были все в разводах изморози, а седоки в санях набрасывали на себя меховые полости.

Жизнь моя была трудна и безнадежна. За зиму я сменил несколько квартир, и все это были нищие и темные углы, населенные нищими же людьми. Рукописи мои, стихи, поэмы, романы, рассказы в журналы не принимали, и вскоре одно мое появление, вечно голодного, замерзшего, в драном, холодном пальтишке стало вызывать презрительные гримасы. Горькое отчаяние охватывало меня, когда я сидел при свете одинокой свечи над своими рукописями, глядя на плавающие по стенам тени, и грел озябшие руки под мышками. Последние гроши из оставленного мне покойной матерью скудного состояния испарялись. Впереди ждала полная черноты пропасть, падение.

Землянка попадает в мир-аномалию и в процессе перехода превращается в химеру — смесь двух разумных существ. Новое тело приносит не только новые способности, но и множество проблем. Пути назад нет, а значит, надо приспосабливаться к новому миру. В нем живет множество разумных видов и мораль непривычна человеку. Этот мир не нуждается в спасителях, и не очень-то рад пришельцам извне. Но выбора нет — и героиня пытается выжить и найти свое место.

Официально Соединенные Штаты не находились в состоянии войны, но все людские ресурсы нации были давно мобилизованы, так что перешли к милитаризации умножившихся сиротских приютов. В одном из них числился сирота Чарли из 3-ей Роты, удивительно одаренный мальчик, который принял участие в конкурсе Службы поиска новых талантов и выиграл приз — недельную поездку в Новый Нью-Йорк.

Знаем ли мы, что такое электрический ток? Встречается ли эта энергия в естественном виде в природе? И как можно управлять магнитными полями, существующими на планете? Ответ на эти вопросы давно нашли советские изобретатели соленоида. Конечно, ученых лаборатории профессора Недоброва, совершивших это открытие, ждет много опасностей и испытаний: экспериментальный прибор попытаются выкрасть или уничтожить, результаты испытаний будут упорно не укладываться в желаемую кривую намеченного графика.

Но несмотря ни на что, сложная и опасная работа завершится новой победой человечества, козни врага будут расстроены, а скромные герои — аспирант Юра Курганов и лаборантка Валя Ежова наконец-то смогут выкроить от работы часик-другой и сходить в кино.

«Раз в сотню земных лет Андромаха, увлекаемая Гектором в его величавом беге по эксцентрической орбите, примерно на полтора земных года оказывается в зоне жизни. Весной и осенью условия на ней можно назвать даже комфортными — в сравнении с остальными сезонами.

Осенью и весной, которые длятся в сумме около земного года, мы бодрствуем, живя по-настоящему. Долгой-предолгой зимой и коротким, но безумно жарким летом — спим…»

«Планета, которая ничего не может дать Великой Логитании, должна быть использована для тренировки молодых Собирателей» — так гласит закон, которому подчиняются инопланетные исследователи.

Планета ничего не могла дать Великой Логитании, но логитанка дала планете один из прекраснейших мифов.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лиштанберже

Рихард Вагнер как поэт и мыслитель

ВСТУПЛЕНИЕ

Вагнеровская драма. - Философия Вагнера. - Эстетика

Вагнера. - Общий план. - Библиографические указания.

Творчество Рихарда Вагнера представляет интерес не только для истории музыки, но вообще для истории искусства и цивилизации в Германии. В самом деле, Вагнер создал новую форму искусства, музыкальную драму. В его критических сочинениях, которые составляют документ бесконечно ценный для эстетики музыки, изложенный в отвлеченных теориях, мы находим законы его драмы и искусства вообще. Наконец, как все великие художники, размышляя над вечной проблемой значения жизни, он и нам сообщил свои идеи о судьбе человека как в символической форме своих драм, так и в отвлеченной форме своих теоретических сочинений. Одним словом, он не только музыкант, талант которого в настоящее время почти уже неоспорим, но кроме того - драматург, эстет и мыслитель. С этой троякой точки зрения мы и намерены здесь рассмотреть его.

Лишутин Андpей

"Истоpия, котоpой не было, или "Хакнутые ВЫБОРЫ'99"

Посвящается pоссийской hack|crack-"сцене".

От автоpа:

События и лица в данном pассказе вымышлены и любое совпадение имен, названий и дат является случайным.

Hаша pабота во тьме

Мы делаем, что умеем,

Мы отдаём, что имеем,

Hаша pабота во тьме.

Сомнения стали стpастью,

А стpасть стала судьбой.

Всё остальное - искусство

Лисий

Из речи "Об убийстве Эратосфена"

(Пер.С.И.Соболевского)

Лисий

(Приблизительно 459-380 гг. до н. э.)

Лисий, вместе с Демосфеном принадлежащий к числу десяти выдающихся канонических греческих ораторов V-IV вв. до н. э., родился, по-видимому, около середины V в. до н. э. Лисий был уроженцем Афин, но по отцу считался "метэком" (иностранцем, живущим в Афинах). В 404 г. при господстве олигархов, "тридцати тиранов", Лисий должен был, как демократ, бежать из Афин, но с восстановлением демократии в 403 г. вернулся и умер вскоре после 380 г. Лисий - по преимуществу судебный оратор (сохранились более или менее полные 34 его речи), "логограф", то есть писатель речей для других (в афинском суде каждый должен был защищаться и обвинять сам лично); в этих речах он считался мастером "этопойий", то есть искусства составлять речи, по своему стилю вполне соответствующие характеру, манере и образованию своего клиента. Это искусство, сближающее логографа с драматическим поэтом, Лисий особенно проявляет в "рассказах", составляющих часть судебной речи. Рассказы в речах Лисия представляют важный этап в развитии греческой художественной

Вольдемар Лисин

РОЖДЕHИЕ КААЛАHА

Он проснулся. Hехорошие мысли роились в голове Алдариса, предчувствие беды, и, в то же время, чего-то величественного, захватывающего наполняло воздух. Алдарис встал с кровати, бурча под нос что-то невнятное и странное даже для себя самого. Вдруг он почувствовал пульс, странный пульс, наполнивший разум. Тук, тук, тук... Биение учащалось с каждой секундой. Теперь его можно было ощущать не только подсознательно, но и на уровне физическом, четком. Алдарис в недоумении попытался найти источник пульсации. Он прошелся в одну сторону, в другую. Пульсация оказалась наиболее сильной возле громадного письменного стола, расположенного посреди комнаты. Алдарис невольно потянулся к верхнему ящику... Все становилось на свои места - то был пульс Кровавого Сердца. Кольцо, найденное Алдарисом еще давно, в раннем детстве, ожило. Оно тихо томилось, ожидая своего часа, и вот - он настал. Юный маг бережно взял Кровавое Сердце и надел на безымянный палец правой руки. Казалось, что Кольцо предназначено именно Алдарису, так плавно и хорошо село оно на палец. Пульсация на миг утихла, но вскоре возобновилась, только с утроенной силой!