Гонщик No 1

В. ЛИШЕВСКИЙ

Гонщик No 1

- Впереди Гарри Смит под номером восемнадцать. Он обошел всех на целый круг! - Репродукторы разносили по мотодрому возбужденный голос диктора.

На трибунах нервничали. Разговоры, свист, крики слились в несмолкающий гул. Конечно, это опять трюки дельцов. Впереди не чемпион, не представитель преуспевающей фирмы, а неизвестный гонщик, выступающий за "Грин Рокит". Мотоциклы этой фирмы с нарисованными на баках маленькими зелеными ракетами были неплохими, но и не лучшими, а главное - "Грин Рокит" не имела гонщиков экстракласса и никогда не побеждала на крупных соревнованиях.

Другие книги автора Володар Петрович Лишевский

Журнал «Земля и Вселенная» 1993 г., № 4, стр. 108-110

В. ЛИШЕВСКИЙ

ДО МАРСА ПЯТЬ МИНУТ

Два ограбления банка за две недели. И оба одинаково странные и непонятные. Охранники ничего не видели, сигнализация не сработала, в помещении никаких следов. А сейфы пусты.

Крокс сидел за столом и анализировал полученную информацию. Он был самым известным криминалистом страны. Все знали его имя, хотя ему не приходилось участвовать в засадах, перестрелках и погонях. Его оружием были феноменальная память, в которой хранилась уголовная хроника за многие годы, и аналитический ум, работавший как компьютер.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

На экране появилась яркая надпись: «6 часов 30 минут. Пора вставать», тут же продублированная громким равнодушным голосом прямо в ухо. Джон поморщился, нехотя сел на кровати, зевнул, глядя на экран, и начал медленно спускаться по лесенке со своего третьего яруса. Экраны на обоих нижних ярусах были еще темными - жена и сын вставали позднее.

Джон ступил на пол, и его экран тут же погас. Он протиснулся вначале в ванную, затем на кухню. Чашка кофе уже дымилась на выдвижном столике кухонного автомата. Джон высосал горячую, горьковатую и абсолютно невкусную жидкость, сплюнул осадок в предупредительно поднявшуюся навстречу раковину-плевку и боком-боком выбрался в коридор. Пора было одеваться и идти на работу.

Как говорит сам автор, идея этого рассказа пришла к нему в машине, когда он слушал прогноз погоды: что, если эти меняющие друг друга цифры были бы не градусами, а годами?Добро пожаловать в мир, где поворачивая ручку кондиционера, ты меняешь не температуру в комнате, а год, в котором ты живёшь…© leonka

Любой вам скажет, кого ни спроси, если он не закоснел в привычке смотреть одни и те же программы по одним и тем же каналам на одном и том же языке из одной и той же страны изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год… На чем я остановился? Ах да. Любой настоящий знаток и ценитель, чутко следящий за новинками стереовидения, скажет вам: истинная сила СВ в его неуловимости, постоянной изменчивости, вечном движении. Только вы подумали, что напали на нечто стоящее, и плюхнулись в кресло с кружкой пива в руке, как передача тускнеет, и вы остаетесь в дураках, увязнув в остатках некогда живого и яркого зрелища. Люди слабые скрипят зубами, пьют пиво и стараются не принимать этого близко к сердцу. Сильные же люди скрипят зубами, вскакивают и начинают переключать каналы. Они знают - гений СВ где-то здесь, он не умирает. Он только переходит из одного места в другое. И сильный не удовольствуется малым, он преодолеет все и найдет настоящую жемчужину. Но как легко, однако, забывается, что и эта передача может вскорости измениться. Да вы и сами не прочь забыть об этом ее свойстве, забыть и поселиться в ней навсегда.

Под монолетом тянулись ковыльные просторы, застывшие волны заповедной степи. Впереди, прямо по курсу, угадывался синий лес, тяготеющий, судя по карте, к Днепру. Изредка под аппаратом неторопливо проплывало озерцо, окаймленное камышами.

Полтора часа назад Забара был еще на испытательном полигоне Зеленого городка. Даже не верится… Не верится, что впереди – несколько дней отдыха, и море, и пальмы, и яхта-амфибия, и…

Забара живо представил себя шагающим по пышной весенней земле. Вокруг степные маки и васильки, затерянные в море разнотравья, голова кружится от горчащего аромата молодого ковыля. Пожалуй, на обратном пути он опустится здесь, надо только точку нанести на карту. Искупается в озерце, вырежет камышовую дудку.

Информация стекалась сюда со всех стволов, лав и штреков. Это был центр отсека или командной рубки, где располагался круглый пульт управления всем комплексом.

Не обычный, а сдвоенный термометр, серебристый столбик на левой шкале которого превысил цифру 19, показал: там, наверху, температура воздуха в тени равна двадцати градусам по Цельсию. Неплохо для апреля в умеренной полосе. Правая шкала показывала температуру внизу.

Здесь, внизу, понятия «день» и «ночь» были чисто условными. Пластиковые стены слабо светились холодным безжизненным огнем: фосфоресцировали листы, из которых манипуляторы сшивали рубку. Об этом, очевидно, знали люди из Центра, проверявшие перед отправкой сюда каждый рулон пластика, каждый прибор, каждый моток проволоки. Поэтому Большой Мозг решил оставить свечение, хотя для аппаратов, считывающих информацию с экранов при помощи инфралучей, освещение было ни к чему.

Его звали Ян Тайли, и он был человеком, который убил за улыбку. Во всяком случае, он сам так себя называл, и никто не расспрашивал, почему – некоторые считали его сумасшедшим, а остальным было недосуг. Мало ли, что он имеет в виду – многие ведь говорят, что способны убить за улыбку. Любимой, матери или ребёнка. Только вот одно дело – быть способным, а убивать – совсем другое.

И потом, есть ведь ещё разница – кого.

И есть разница – за чью.

Оказывается, что машина времени была изобретена не один раз - в разные времена и в разных странах. Но упоминаний об этих изобретениях на страницах истории нет. Почему? Ответ на эту вопрос дает Владимир Малов в своей повести «Открытие Америки».© dukeПовесть из сборника "Фантастика 2009"

Космос Аластера Рейнольдса – «британского Хайнлайна» – не ласков к тем, кто расселился по нему за несколько столетий, преодолев земную гравитацию. Здесь бушуют «звездные войны» между непримиримыми фракциями, на которые раскололось человечество. Здесь плавящая чума – мутация наномеханизмов-вирусов – привела в полнейший упадок высокотехнологичную колонию, достигшую благодаря этим же вирусам невероятного процветания. Здесь подстерегают добычу пиратские корабли с экипажами из генетически измененных животных, а торговцы-ультранавты – люди, добровольно превратившиеся в киборгов, – охотно возьмутся добыть для богатого сноба-коллекционера живое инопланетное чудовище…

Тринадцать мастерски написанных повестей и рассказов, тринадцать новых фрагментов гигантской таинственной мозаики, имя которой – «Пространство Откровения».

Большинство произведений, вошедших в эту книгу, на русском языке публикуются впервые.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Лиштанберже

Рихард Вагнер как поэт и мыслитель

ВСТУПЛЕНИЕ

Вагнеровская драма. - Философия Вагнера. - Эстетика

Вагнера. - Общий план. - Библиографические указания.

Творчество Рихарда Вагнера представляет интерес не только для истории музыки, но вообще для истории искусства и цивилизации в Германии. В самом деле, Вагнер создал новую форму искусства, музыкальную драму. В его критических сочинениях, которые составляют документ бесконечно ценный для эстетики музыки, изложенный в отвлеченных теориях, мы находим законы его драмы и искусства вообще. Наконец, как все великие художники, размышляя над вечной проблемой значения жизни, он и нам сообщил свои идеи о судьбе человека как в символической форме своих драм, так и в отвлеченной форме своих теоретических сочинений. Одним словом, он не только музыкант, талант которого в настоящее время почти уже неоспорим, но кроме того - драматург, эстет и мыслитель. С этой троякой точки зрения мы и намерены здесь рассмотреть его.

Лишутин Андpей

"Истоpия, котоpой не было, или "Хакнутые ВЫБОРЫ'99"

Посвящается pоссийской hack|crack-"сцене".

От автоpа:

События и лица в данном pассказе вымышлены и любое совпадение имен, названий и дат является случайным.

Hаша pабота во тьме

Мы делаем, что умеем,

Мы отдаём, что имеем,

Hаша pабота во тьме.

Сомнения стали стpастью,

А стpасть стала судьбой.

Всё остальное - искусство

Лисий

Из речи "Об убийстве Эратосфена"

(Пер.С.И.Соболевского)

Лисий

(Приблизительно 459-380 гг. до н. э.)

Лисий, вместе с Демосфеном принадлежащий к числу десяти выдающихся канонических греческих ораторов V-IV вв. до н. э., родился, по-видимому, около середины V в. до н. э. Лисий был уроженцем Афин, но по отцу считался "метэком" (иностранцем, живущим в Афинах). В 404 г. при господстве олигархов, "тридцати тиранов", Лисий должен был, как демократ, бежать из Афин, но с восстановлением демократии в 403 г. вернулся и умер вскоре после 380 г. Лисий - по преимуществу судебный оратор (сохранились более или менее полные 34 его речи), "логограф", то есть писатель речей для других (в афинском суде каждый должен был защищаться и обвинять сам лично); в этих речах он считался мастером "этопойий", то есть искусства составлять речи, по своему стилю вполне соответствующие характеру, манере и образованию своего клиента. Это искусство, сближающее логографа с драматическим поэтом, Лисий особенно проявляет в "рассказах", составляющих часть судебной речи. Рассказы в речах Лисия представляют важный этап в развитии греческой художественной

Вольдемар Лисин

РОЖДЕHИЕ КААЛАHА

Он проснулся. Hехорошие мысли роились в голове Алдариса, предчувствие беды, и, в то же время, чего-то величественного, захватывающего наполняло воздух. Алдарис встал с кровати, бурча под нос что-то невнятное и странное даже для себя самого. Вдруг он почувствовал пульс, странный пульс, наполнивший разум. Тук, тук, тук... Биение учащалось с каждой секундой. Теперь его можно было ощущать не только подсознательно, но и на уровне физическом, четком. Алдарис в недоумении попытался найти источник пульсации. Он прошелся в одну сторону, в другую. Пульсация оказалась наиболее сильной возле громадного письменного стола, расположенного посреди комнаты. Алдарис невольно потянулся к верхнему ящику... Все становилось на свои места - то был пульс Кровавого Сердца. Кольцо, найденное Алдарисом еще давно, в раннем детстве, ожило. Оно тихо томилось, ожидая своего часа, и вот - он настал. Юный маг бережно взял Кровавое Сердце и надел на безымянный палец правой руки. Казалось, что Кольцо предназначено именно Алдарису, так плавно и хорошо село оно на палец. Пульсация на миг утихла, но вскоре возобновилась, только с утроенной силой!