Гонимые и неизгнанные

Колесникова

Гонимые и неизгнанные

Вступление

Русскому и зарубежному читателю известна лишь в общих чертах такая страница русской истории, как выступление, или восстание, декабристов 14 декабря 1825 года. Это восстание на Сенатской площади в Петербурге правильнее было бы назвать "стоячей военной демонстрацией", которая продолжалась несколько часов и затем была расстреляна картечью правительственных войск. Событие это - выдающееся для XIX века не только само по себе, но и по политическим и экономическим последствиям для России. Событие, как показали минувшие 177 лет, относящееся к разряду исторических парадоксов.

Другие книги автора Валентина Колесникова

Не стоит играть с древними артефактами – последствия могут быть катастрофическими. В данном случае – соприкосновение двух миров и десятилетняя война.  Эрры появились словно из неоткуда. Высокие, статные, похожие на демонов, их взгляд будто пронзал на сквозь и дико пугал местных жителей. После десятилетнего кровопролития и жестокости, был подписан мирный договор, вот только незадача – сей документ подтверждается не только королевской печатью, но еще и законным браком, что принцессу Эллин явно не устраивало. Девушку нашли, отмыли, в наряды одели и пустили в светлый путь да дорогу, во благо общества и совместного мира. И все бы хорошо, вот только принц эрров дико людей ненавидит, характером не вышел, да и на внешность говоря мягко – своеобразен. К тому же еще и пропал на поле боя…

Валентина Колесникова

Песок и пальма

Жила - была пальма. Красивая, добрая и стройная. Она не носила никаких украшений, лишь голову её венчала пышная прическа из листьев и что делала пальму ещё красивей. Пальма была влюблена в песок. И он любил её. Какие веселые и шумные пляски он устраивал вокруг нее, когда с моря начинал дуть ветер! Он ерошил её пышную прическу, но не для того. Чтобы растрепать её, а чтобы ласково и нежно гладить глянцевые листья любимой, касаться её стройного стана. Они оба любили море и потому и поселились почти на берегу его. Их любовь продолжалась много, много лет. Но вот пальма стала замечать, что с годами Песок становится скаредом. Все песчаные крупинки, что приносил на берег ветер, он не гнал, как прежде, в веселой пляске по берегу, а рачительно складывал подальше от моря.

Валентина Колесникова

Фрагменты из детективной повести "Клетчатый особняк"

Редакционный страж Исаков, когда Глеб пригласил его для беседы, не только успел проснуться, но даже ополоснуть лицо. Правда, это мало изменило общее впечатление - он был похож на давно брошенного, запущенного пуделя с копной спутанных, то ли русых, то ли седых волос. Глеб старался не смотреть на него прямо, привыкая к "лику" Сашки.

Биография его была такой же путанной, как и волосы: Сашка - а в паспорте величался он Александром Ивановичем - сменил такое несметное число служб, занятий и профессий, жен, мест жительства, что с трудом верилось: все это вместилось в 36 лет его жизни. И жизнь эту Сашка постоянно испытывал на прочность: ломал, крушил, менял, подчиняясь единственному постоянному устремлению - выпить. Образ бутылки был неизменен и свят Сашка давно признал его господство над своей душой.

Валентина Колесникова

ШУМ ДОЖДЯ

Матушка уснула. Женщина знала - сон продлится всего несколько минут. Села в кресло, глаза остановились на одной точке. Этой точкой была приоткрытая балконная дверь. Не было сил двигаться, мозг не производил ни единой мысли. Даже спать не хотелось, да и не дала бы эта ноющая боль во всем теле - казалось, не осталось в ней ни единой не болящей клетки. Усталость - безмерная, безнадежная - и этот стон тела. Вдруг она услышала какой-то знакомый, будто шелестящий звук. "Пошел дождь", поняла она. Мелкий и дотошный - она звала его "проницательный" - осенний дождь она всю жизнь любила больше летнего, бурного, эмоционального, непредсказуемого. Она любила гулять под осенним дождем, читать, лежа на тахте у окна, успокаиваясь и засыпая, уверенная в постоянстве и длительности этого дождя. А сейчас он был для неё как последний земной привет - любимый дождь.

Валентина Колесникова

Фрагменты из детективной повести "Так не бывает!"

Глебу было невыразимо тоскливо и грустно, будто он только что похоронил близкого человека. "Елена Дмитриевна, как же, а?" Хотелось сбежать куда-то в лес, или долго-долго идти полем, чтобы звенели жаворонки и чибисы безответно упорно вопрошали: "Чьи вы?"

Вместо наивного чибисова вопрошения услышал гул голосов у дама Григорьевых. "Слава богу, приехали!" - подумал он и направился туда. На крыльце в проеме распахнутой двери стоял парень лет 27 и рыдал, уткнувшись головой в косяк.

Популярные книги в жанре История

Евгений Степанович КОКОВИН

УЧЕНИК ТИГРОБОЯ

В одной из рот Н-ского полка бережно хранится железная доска. В центре доски - три отверстия, три пробоины от бронебойных пуль. Об этой доске я вспомнил недавно, в Москве. Жил я в гостинице. Однажды, когда я вернулся к себе в комнату и ещё не успел снять пальто, в дверь постучали. В комнату вошёл офицер с погонами подполковника. Он молча приложил руку к фуражке. Глаза его смеялись, и было видно, что он меня знает. Но я его вспомнить не мог. - Проходите, пожалуйста,- сказал я. Подполковник протянул мне руку и сказал: - Да, времени много прошло. Не помните? А старую книжку о Тигробое помните? Он улыбнулся. И эта улыбка и особенно напоминание о книге заставили меня все вспомнить. Зато я не могу сейчас точно сказать, что мы делали в ту первую минуту, когда я узнал в подполковнике бывшего рядового запасного полк Николая Мальгина. Кажется, мы обнимались, помогали друг другу раздеваться, удивлялись и радовались встрече. Над тремя рядами орденских планок на груди Николая Владимировича поблескивала золотая звёздочка Героя.

Артур Конан Дойл

Подъемник

Офицер авиации Стэгнейт должен был чувствовать себя счастливым. Он прошел через всю войну без единой царапины; у него была отличная репутация, и к тому же он служил в одном из самых героических родов войск. Лишь недавно ему исполнилось тридцать, и впереди его ожидала блестящая карьера. И, главное, рядом шла прекрасная Мэри Мак-Лин, и она обещала пройти с ним рука об руку всю жизнь. Что еще нужно молодому человеку? И все же на сердце у него было тяжело.

Сеpгей Константинов

ЛЕHИH КАК ЗЕРКАЛО РУССКОЙ ИHТЕЛЛИГЕHЦИИ

Он воплощал в жизнь ее мечтания и искупал ее гpехи

Об автоpе: Сеpгей Виктоpович Константинов - кандидат истоpических наук.

Вся истоpия pусской интеллигенции подготовляла коммунизм.

Hиколай Беpдяев

Подлинное значение Ленина и ленинизма можно понять только в контексте истоpии извечной боpьбы pусской интеллигенции пpотив своего собственного госудаpства.

Кожевников Михаил Николаевич

Командование и штаб ВВС Советской Армии

в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.

Содержание

Введение

I. Накануне Великой Отечественной войны

Действия авиации капиталистических государств на Западе

Военно-воздушные силы фашистской Германии перед нападением на Советский Союз

Состояние Советских Военно-Воздушных Сил накануне войны

II. Командование и штаб Военно-Воздушных Сил Советской Армии в начале войны и в летне-осенних операциях 1941 г.

Козинцев Сергей

История о Джо, часовщике и будильнике

Славный парень наш Джо. Во всем Техасе о нем знают. Нет такого ковбоя, который мог бы сравняться с ним. Даже старый индейский вождь Титидинатаку, и тот как-то сказал: "Такого как Джо, еще поискать надо", что тем более удивительно, потому что этот вождь ничего другого и не сказал за свою жизнь он был глухонемым от рождения.

Джо попадает в цель с закрытыми глазами, в быстроте ему нет равных, а как-то раз, на спор, он перестрелял всех мышей в доме священника, причем там стояла кромешная тьма.

Александр Павлович КУТЕПОВ (1882 - неизв. 1930)

белогвардейский генерал, с 1928 года руководитель Российского общевоинского Союза (РОВС). Сын скромного лесничего, молодой подпоручик Кутепов во время русско-японской войны за боевые заслуги был переведен в лейб-гвардии Преображенский полк. Будучи три раза ранен на германском фронте, сражаясь в этом полку, он стал его последним командиром в 1917 году. Оказавшись случайно в Петрограде в дни Февральской революции, полковник Кутепов был единственным, кто успешно действовал против восставших по приказу командующего Петроградским военным округом генерала ХАБАЛОВА. В декабре 1917 года Кутепов вступил в Добровольческую армию и ушел в ее первый Кубанский поход командиром третьей роты 1-го офицерского полка. Генерал Л. Г. КОРНИЛОВ перед своей смертью назначил его командиром ударного полка, а А. И. ДЕНИКИН произвел Кутепова в генералы. Вместе со своей дивизией он взял Новороссийск и некоторое время был его генерал-губернатором. Большевики обвиняли Кутепова в жестоких репрессиях против населения в бытность генерал-губернатором. Вскоре Кутепов стал командиром 1-го армейского корпуса, с которым взял Курск и Орел, позже у ВРАНГЕЛЯ был командующим 1-й армией. После эвакуации из Крыма корпус Кутепова был высажен на пустынном поле у турецкого городка Галлиполи, где оставался более года. Затем сохранившие верность своему генералу галлиполийцы составили костяк белой русской эмиграции. Сам генерал, возглавив РОВС, стал главным генератором идей и бесспорным вождем эмигрантского офицерства. Он руководил всей боевой и разведывательной деятельностью РОВС, которая так тревожила власть в Москве. Было принято решение о его ликвидации. В январе 1930 года в Париже средь бела дня Кутепов был похищен агентами ОГПУ, среди которых был и Сергей ЭФРОН, муж Марины ЦВЕТАЕВОЙ. Окружение генерала не могло понять, куда пропал Кутепов. В ответ на обвинение эмиграцией в похищении и убийстве генерала агентов Москвы были предприняты жесткие ноты наркомата иностранных дел в адрес кабинета министров Франции, а в "Известиях" была выдвинута версия, что Кутепов решил уйти с политической арены и незаметно выехал в одну из республик Южной Америки, прихватив с собой солидную денежную сумму. Французские власти вели расследование без особого рвения, а эмиграция была бессильна что-либо доказать. Достоверных сведений о гибели Кутепова нет. По одной версии, его убили в Париже, а труп растворили в ванне с кислотой. По другой, его везли в Москву на пароходе, чтобы судить и затем повесить, но Кутепов скончался от сердечного приступа, когда до Новороссийска оставалось сто миль. О работе советской разведки против руководителей белогвардейской эмиграции можно подробнее узнать из книги Леонида Млечина "Алиби для великой певицы".

Из книги "Генерал Кутепов" (сборник статей)

Первые дни революции в Петрограде

Отрывки из воспоминаний, написанных

генералом Кутеповым в 1926 году

В первых числах января 1917 года командир полка, свиты Его Величества генерал-майор Дрентельн, уехал в отпуск, а через несколько дней, вступивший во временное командование полком полковник Веденяпин тоже уехал и тогда, я вступил во временное командование Л.-гв. Преображенским полком.

Статья посвящена инструментарию средневекового книгописца и его символико-аллегорической интерпретации в контексте священных текстов и памятников материальной культуры. В работе перечисляется основной инструментарий средневекового каллиграфа и миниатюриста, рассматриваются его исторические, технические и символические характеристики, приводятся оригинальные рецепты очинки пера, а также приготовления чернил и красок из средневековых технологических сборников и трактатов. Восточнохристианская традиция предстает как целостное явление, чьи элементы соотносятся друг с другом посредством множества неразрывных связей и всецело обусловлены вероучением. Не является исключением и книгописное ремесло, в основе которого лежит не что иное, как символика евхаристической Жертвы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Виктор Колесникович

Сквозь паутину тьмы!

(предисловие)

Неизведанные миры и таинственные, далёкие цивилизации всегда привлекали воображение людей, служили своеобразным вечным двигателем для творчества фантастов, музыкантов и художников. Свифт, Уэллс, Брэдбери, Толстой, Беляев, Кинг, Шнитке, Рерих - все эти люди в той или иной степени обращались к теме Космоса, судьбе человечества.

К сожалению, долгие годы Белоруссия была на обочине этого процесса. Сказывалась, прежде всего, местечковость и однобокость нашей литературы, отсутствие по-настоящему талантливых авторов. К тому же долгое время главенствовала тенденция, что главное - это чувства и мысли героев, а сюжет - нечто второстепенное, не заслуживающее серьёзного внимания. В результате у нас не было ни мыслей, ни сюжета. Горько, но в обыденном сознании белорусский писатель - мало кому известный человек, непонятно что написавший, которого иногда приглашают на встречу со школьниками.

Дмитрий Илларионович Колганов

КАК ЛОВИТЬ РЫБУ УДОЧКОЙ

Анонс

Цель настоящей книги - познакомить начинающего рыболова с правилами и способами летней и зимней рыбкой ловли на удочку, жерлицы, дорожку, кружки и др. Книга не является законченным руководством. В ней даны лишь начальные сведения о рыбяой ловле, которые помогут читателю овладеть основами этого вида спорта. В книге описываются способы ловли лишь наиболее распространенных пород рыб. Издательство просит читателей направлять отзывы о книге по адресу. Москва, ул. Герцена, 24, издательство "Московский рабочий".

Николай Иванович Колибуков

Аджимушкай

ТРУДЯЩИМСЯ ГОРОДА-ГЕРОЯ КЕРЧИ

И ВОИНАМ-УЧАСТНИКАМ

ГЕРОИЧЕСКИХ СРАЖЕНИЙ НА КЕРЧЕНСКОМ ПОЛУОСТРОВЕ

Сердечно поздравляю вас с присвоением городу Керчи высокого и почетного звания "Город-герой", награждением орденом Ленина и медалью "Золотая Звезда"!

Величайший героизм и самоотверженность, проявленные Вами в борьбе с фашистскими захватчиками, получили достойную оценку. В этой награде благодарность Родины, партии, правительства и всего советского народа героическим воинам, непосредственным участникам сражений на Крымском полуострове, мужественному подвигу советских, патриотов в Аджимушкайских каменоломнях, веем трудящимся города, проявившим огромную выдержку и стойкость, отдавшим все силы во имя нашей победы.

ВЛАДИМИР КОЛИН

ДЖОВАННА И АНГЕЛ

Перевод с румынского ЕЛЕНЫ ЛОГИНОВСКОЙ

"Странное место для встречи", - подумала Джованна, останавливаясь под аркой Морских ворот.

Бриз, трепавший ее волосы, разносил в ночи тяжелые запахи моря, смешивающиеся с ароматами цветов и горьким привкусом трав. На минуту ей даже показалось, что она чувствует гарь Везувия. Но это был лишь обман чувств. Звезды сияли. Стрекотание кузнечиков, словно выделяемое камнями и пиниями, казалось звуковым эквивалентом непрерывных вспышек темносинего неба - ответ земли, подчеркивающий бесконечность небесного безмолвия.