Гончаров попадает в притон

Непредвиденные обстоятельства подкарауливают частного сыщика Константина Гончарова на каждом шагу. Но богатый опыт бывшего следователя, интуиция и юмор всегда выручают Костю, где бы он ни находился.

В повести «Гончаров попадает в притон» даже переодевается в женское платье, чтобы проникнуть в логово наркодельцов.

Ранее повесть выходила под названием «Возраст зверя».

Отрывок из произведения:

Соседу Юрке я позвонил еще в июне. Тогда же он и сообщил мне, что страсти вокруг оганяновского дела утихли и я могу смело возвращаться домой. Но прервать наше затянувшееся турне по России и странам СНГ удалось только в середине августа.

В родимый город я вернулся один, оставив Ленку на попечение многочисленной ярославской ее родни. Она активно сопротивлялась, но я многозначительно поднял палец: «Еще опасно», втайне мечтая отдохнуть от нашего долгого и жесткого общения.

Рекомендуем почитать

В книге рассказывается о жизненном пути Александра Македонского – человека, чье политическое творчество ознаменовало наступление эпохи эллинизма. Книга рассчитана на широкий круг читателей.

Михаил ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ И ШАЙКА МОШЕННИКОВ

В восемь часов вечера, чтобы радостно и торжественно отметить мое возвращение, мы с Милкой величаво входили в небольшой, уютный ресторанчик неподалеку от нашего дома. Ласковая официантка, выставив напоказ все имеющиеся у нее прелести, заботливо препроводила нас к укромному столику и спросила, чего пожелают наши нежные желудки.

- Это пускай решает дама, - галантно ответил я, - сегодня у нее праздник. Сегодня вернулся с блуда ее несравненный муж. Крошка, выбирай все, что только пожелает твоя ангельская душа!

Михаил ПЕТРОВ

Гончаров смертью не торгует

Детективная повесть

Хрустя морозными снежинками, бодрый и трезвый, я возвращался домой. Из почтового ящика я вытащил целую кипу рекламной белиберды и хотел было тут же переадресовать ее ни в чем не повинному соседу, но кто-то, наверное сам дьявол, меня удержал, и домой я явился с огромным ворохом газетного хлама.

Сбросив вею эту кучу на обувную тумбу, я был немало удивлен наличием очаровательной дамы, и это было тем приятней, что она привольно раскинулась в моем кресле, а Милкой в радиусе десяти метров и не пахло. На своих хрупких плечиках и тоненькой шейке гостья несла не больше тридцати лет. Была она крашеной блондинкой с серыми, вечно удивленными глазами. Словами не расскажешь, как на меня действуют такие глазки. При моем появлении они испуганно округлились и вся она сжалась и напряглась. Дернув ноздрей, лисой поглядывая на дичь, я начал сужать круги.

Возвращаясь домой, Костя Гончаров еле увернул машину от неожиданно выскочившей на проселочную дорогу бабы Любы. Но это было только начало неприятностей. В доме неподалеку его ожидал труп старушки со следами пыток, в городе он столкнулся еще с несколькими похожими убийствами, а в ночной вылазке на поиски церковного клада его закопали заживо, предварительно огрев по голове. Но этого он так просто не оставит…

МИХАИЛ ПЕТРОВ.

ГОНЧАРОВ И ТРУП АКТЕРА

Брюзжа и жалуясь на сковородке шипело сало нехотя принимая куринные плоды битые безжалостной милкиной рукой. Ожидая первого завтрака за палачом завороженно наблюдал кот. На кухонном диванчике, в трусах и майке сидел господин полковник и курил третью сигарету. Напротив, в аналогичном наряде расположился ваш покорный слуга, Константин Иванович Гончаров.

- Прямо таки семейная идилия, - лениво думал я, отхебывая холодный кофе. - Только канаркйки не хватает. Нет, С этим определенно нужно кончать. Не пора ли побеспокоить моих жильцов и вернуться в собственную квартиру? Милка, тебе не кажется, что твои друзья несколько задержались в нашей берлоге? - Желчно спросил я хлопотавшую супругу. А может мы там уже не числимся в списках?

Михаил ПЕТРОВ

Гончаров и маньяк

Детективная повесть

Глава 1

В небольшом кабинетике городской газеты, в криминальном отделе, два корреспондента пили чай, щедро разбавленный спиртом, и вели оживленную беседу. Впрочем, в основном говорил один, высокий, спортивного покроя блондин, только что возвратившийся из пресс-центра ГУВД, где он получил массу впечатлений. Под влиянием услышанного он возмущенно, захлебываясь от волнения, излагал своему старшему коллеге о вчерашнем, леденящем душу, преступлении.

Михаил ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ РАЗГАДЫВАЕТ СЕМЕЙНУЮ ТАЙНУ

- Ну что? И какая теперь от этого дома польза? - Крупная некрасивая женщина решительно встала из-за стола. - Эх, девочки-сестренки, лучше бы он нам морды качественнее сделал, а то ходим по деревне как три кикиморы, мужики шарахаются. Стыдоба одна, за двадцать-то восемь лет меня только Славка рябой пару раз на сеновал затаскивал, да и то ночью, чтоб соседи не видели. Позор один. И в кого мы такие уродились? Мать красавицей сгинула, да и сам батька был мужик что надо. Может, мамаша нас на стороне спроектировала?

МИХАИЛ ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ И ИМПЕРИЯ НЕГОДЯЕВ

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Серым промозглым днем я оставил полковника возле его "Волги" с открытой дверкой и открытым ртом. Идти мне было некуда, да и видеть никого не хотелось. Оставалось одно занятие, найти какой - нибудь кабак подешевле и попробовать там хорошенько нарезаться, а потом поехать на автостоянку и там в машине вырубиться.

Нужный мне ресторан я вскоре нашел, но все мои попытки закончились неудачей. Я выпил почти бутылку не опьянев при этом ни на грамм. Единственное чего я добился так это ещё большей головной боли. Отказавшись от этого бесперспективного и вредного занятия я вышел на серую улицу грязного города, сел на скамейку и кажется впервые задумался о своей многогрешной жизни. Все выходило криво и получалось скверно. Никакой радужной перспективы в моем ближайшем будущем не просматривалось. И что самое неприятное, так это то, что я лишен был даже ночлега.

Другие книги автора Михаил Георгиевич Петров

МИХАИЛ ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ И КРОВАВЫЙ БИЗНЕС

Анонс

Сыщику Константину Гончарову по плечу все загадки и жизненные хитросплетения! В повести "Гончаров и кровавый бизнес" он пытается распутать клубок преступлений, начало которым положил выстрел киллера, на полном ходу сразивший гонщика спидвея.

* * *

Утомлять она меня начала еще накануне, а сегодня, к обеду, наконец своего добилась. Раздраженно отшвырнув ни в чем не повинного кота, я грозно рявкнул:

МИХАИЛ ПЕТРОВ

СМЕРТЬ ДОГОНЯЕТ СМЕРТЬ

В повести "Смерть догоняет смерть" в охоту за драгоценностями, украденными у знаменитого ювелира, вступает маньяк-людоед. Сыщик Гончаров втянут в замкнутый круг чудовищных преступлений, где либо убиваешь ты либо тебя...

Часть первая

Паутинно-матовая лампочка слегка освещала грязь подъезда. Втиснутый между стеной и батареей отопления, отчаянно вопил, требуя освобождения и заботы, тигровой масти котенок.

Частному сыщику Константину Гончарову, похоже, на роду написано попадать в серьезные житейские передряги. В повести «Гончаров идет по следу» он, обнаружив на чердаке собственного дома сумку и чемодан с такой поклажей, от вида которой помутилось сознание даже у приглашенного взглянуть на находку участкового, идет по следу преступников.

Константин Гончаров — такой же, как и мы все! Не прочь выпить и хорошо поесть, неравнодушен к женщинам, в меру ленив. Но он способен расследовать любое преступление, даже если органы правопорядка опускают руки. И когда преступник думает, что отделался легким испугом, вот тут и появляется частный сыщик Гончаров!

Неприятности начались сразу, как только сыщик вернулся из Москвы домой. Его квартира оказалась ограбленной, на лестнице висел труп удушенной на шарфе женщины, а на чердаке обнаружились сумки с расчлененным телом. Но Гончарова волнует другое — как увязать эти трупы с кражей крупной суммы денег…

МИХАИЛ ПЕТРОВ

Гончаров и дама в черном

Детективная повесть

РЕТРОСПЕКТИВА

Примерно за час до полуночи по речному серебристому зеркалу реки медленно и вкрадчиво скользил темный силуэт лодки. Двигалась она бесшумно, вниз по течению, сидящая в ней фигура лишь немного подправляла ее ход. Миновав яркие огни стоящего на крутой возвышенности дома причудливой архитектуры, лодка понемногу начала прижиматься к высокому берегу и вскоре скрылась под его черной тенью. Прошло еще некоторое время, прежде чем она мягко уткнулась в узкую полоску песка дикого пляжа. Высокая стройная фигура, спрыгнув на берег, с некоторым усилием вытянула свое суденышко на песок и, используя кустарник как кнехт, тщательно завязала на нем причальный фал. Потом гребец на секунду замер, слушая тишину и неспешный бег реки. Молодой месяц и сияние реки позволяли ему ориентироваться на местности. Впрочем, особенной надобности в этом не было. Судя по всему, он и без того достаточно хорошо знал местный рельеф. Судя по всему, его волновало главным образом желание остаться незамеченным и невидимым.

Частный сыщик Константин Гончаров всегда приходит на помощь к тем, кто потерял последнюю надежду выбраться из тупиковой ситуации. В повести «Гончаров и его подзащитная», вычислив убийцу одинокой пенсионерки, Гончаров едва справился с потрясением: ну кто бы мог подумать?

Повесть так же издавалась под названием «Последняя пенсия».

МИХАИЛ ПЕТРОВ

ГОНЧАРОВ И ИМПЕРИЯ НЕГОДЯЕВ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

ГРИБНЫЕ МЕСТА

В последнее воскресенье сентября, устав от пылесосного воя и ворчания сварливой Милки, мы с тестем решели предпринять организованную вылазку за грибами. Собрав для этого все необходимые снасти и соответсвующую снедь, под едкие замечания злобствующей супруги, в десять утра мы покинули враждебное нам жилище.

Утро стояло прозрачное и хрустальное, как неразведенный в стакане спирт, а температура окружающей среды в шесть градусов бодрила тела и будоражила наши умы. За рулем сидел полковник и напевая какую-то похабную песенку правил к лесу. Проехав зону санаториев, через пару километров мы свернули к Волге, где вскоре и остановились, надеясь, что самые грибные места окажутся именно здесь.

Михаил Петров

Гончаров и погоня за бриллиантом

Аннотация

В повести "Гончаров и погоня за бриллиантом" в охоту за драгоценностями, украденными у знаменитого ювелира, вступает маньяк-людоед. Сыщик Гончаров втянут в замкнутый круг чудовищных преступлений, где либо убиваешь ты - либо тебя...

Ранее повесть выходила под названием "Смерть догоняет смерть".

Часть первая

Паутинно-матовая лампочка слегка освещала грязь подъезда. Втиснутый между стеной и батареей отопления, отчаянно вопил, требуя освобождения и заботы, тигровой масти котенок.

Михаил ПЕТРОВ

Гончаров и похитители

Детективная повесть

Памяти Андрея Фомина посвящается

Часть первая

Наглый и требовательный звонок разбудил меня в девять утра. Не желая расставаться с нагретым за ночь лежбищем, я терпеливо ожидал, когда на него ответит Милка или тесть. Но очевидно, ни того, ни другой дома не было, а назойливый посетитель, отбросив всякий стыд и уважение к моему покою, продолжал трезвонить в дверь. "А ну вас", - ругнулся мысленно я и с головой завернулся в одеяло, гадая, у кого из нас первого лопнет терпение. Произошел третий, совершенно непредвиденный вариант. Милкин приемный сенбернар Брут, освоившись у нас удивительно скоро, укоризненно ворча, стащил с меня одеяло и выжидательно уставился слезливыми глазами. Мне не оставалось ничего иного, как, вкрадчиво честя псину, все же подняться с постели. Прошлепав к дверному глазку, я любезно спросил у стоящего по ту сторону Макса, за каким чертом я ему понадобился.

Популярные книги в жанре Иронический детектив

Таксидермист Гарт Карсон уже протянул руку к самому дорогому сокровищу на свете – белочке Пискуну, звезде его любимой детской телепередачи 50-х годов. Но Ангел Ада с камертоном в кармане и рыжая красавица со старой рекламы кока-колы как по нотам разыграли перед ним убийство, и Пискун исчез…

Самый невероятный сыщик в истории детективного жанра, его подруга – ювелир Энджи, при которой можно ругаться только по-русски, – и его младший брат, детектив с отчетливо криминальными наклонностями, пускаются в погоню за комком шерсти и парой стеклянных глаз. Первый роман о Гарте Карсоне одержимого американского сочинителя Брайана М. Випруда – теперь и в России! Трудно представить, что жизнь мертвых белочек настолько богата событиями.

Посвящается друзьям, писателям и критикам, которые помогли мне выпустить мой первый роман «Спи с рыбами» и теперь помогают моей работе, – особенно Ли Чайлд, Саре Лаветт и тем друзьям, что написали такие душевные похвалы на обложках этой книги.

Гавайский островок…

Тропический рай, где усталые от жизни голливудские шишки наслаждаются дивной природой, бронебойным кокосовым ромом, пышными смуглянками и фантастической местной кухней.

И вот такое-то изумительное местечко до сих пор не прибрали под свое ласковое крыло мафиози?!

Непорядок, однако…

«Крестный отец» одной из криминальных группировок Крутой Джек Люси решает исправить ситуацию — и отправляет на остров двух своих лучших «братков». Миролюбивые аборигены в ужасе примут любые его условия?

Мечтать не вредно!..

Таиланд — тропический рай?

В это наивно верил удалившийся от дел рок-музыкант Торк Генри, неприлично богатый, невозможно растолстевший и к тому же женатый на супермодели.

Пиво на завтрак, джин на обед и виски на ужин…

Толпы фанаток в откровенных бикини…

Лучшие пляжи и «девочки по вызову» в мире…

Чем не жизнь?

Однако тропический рай быстро превращается для Торка в тропический ад.

Его супругу похитила шайка подлых пиратов без корабля, но с самыми гнусными намерениями.

Он не может заплатить выкуп, не попав под суд за нарушение законов о терроризме.

Посольство США бездействует. Местная полиция проявляет услужливость не по разуму.

Торк понимает: операцию по спасению жены ему придется проводить в одиночку…

Весёлое, искромётное повествование Валерия Кормилицына «На фига попу гармонь…» – вторая книга молодого саратовского прозаика. Жанр её автором определён как боевик-фантасмагория, что как нельзя лучше соответствует сочетанию всех, работающих на читательский интерес, элементов и приёмов изображения художественной реальности.

Верный авторский глаз, острое словцо, динамичность сюжетных коллизий не оставят равнодушным читателя.

А отсмеявшись, вдруг кто-то да поймёт, в чём сила и действенность неистребимого русского «авось».

Роман из жизни литературной тусовки.

Словами авторов романа:

«Все такие сытые и довольные, но вот если бы кого-нибудь сейчас убили…»

«Лучше бы они дома сидели и писали свои произведения».

Ксения Котляр, человек далекий от литературы, случайно сталкивается на улице со своим университетским приятелем Трешневым. В Москве ежедневно проводятся сотни фуршетов, и Трешнев - завсегдатай на лучших из них. Принимая приглашение Трешнева составить ему компанию на фуршете по случаю вручения крупной литературной премии, Ксения даже не подозревает, в какую авантюру ввязывается.

Впервые под одной обложкой собраны все переведённые на русский язык рассказы Джека Ритчи. В издании сохранены оригинальные иллюстрации.

Настоящая публикация преследует исключительно культурно-образовательные цели и не предназначена для какого-либо коммерческого воспроизведения, извлечения прибыли и т. п. Все материалы получены из открытых источников.

Детектив из современной польской жизни. Да, «дамский», но не совсем в том смысле, который вкладывают в это понятие наши издатели; да, «иронический», начинается ну совсем как у Иоанны Хмелевской, чтобы под конец «сместиться» к Достоевскому и Кафке. Особое примечание, современные и образованные польские дамы высказываются «не по-детски», да и вся книга написана в виде электронной переписки. А начинается все с утопленницы, найденной в пруду возле дачного поселка...

В конце концов можно смириться с тем, что мужчина, который тебе нравится — виртуозный аферист. Но с тем, что он обманывает тебя, как простодушную дурочку, смириться невозможно. Мила Мотылева, редактор криминальных романов, вынашивает планы мести один ужасней другого. Однако жизнь превосходит все ее фантазии, ибо симпатичный брюнет Вадим оказался весьма крепким орешком. Но уязвленное женское самолюбие — абсолютное оружие…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В монографии представлены многолетние практические наработки по обучению технико-тактическим действиям и формированию индивидуальной технико-тактической подготовки футболиста. В книге раскрывается иной, отличающийся от общепринятого, концептуальный подход к учебному процессу; вскрываются недостатки традиционной тренировки и приводятся факторы, влияющие на успешное проведение тренировочных занятий. Автор монографии – кандидат педагогических наук, на протяжении двадцати пяти лет работающий в детском футболе, предлагает путь перехода от ортодоксальных принципов построения спортивной тренировки и методов «зубрежки» к учебно-тренировочному процессу, основанному на развитии творческих способностей.

Книга предназначена для тренеров, специалистов, находящихся в постоянном творческом поиске, для тех, кто готов воспринимать новое, не боится учиться и менять свое мировоззрение.

Кто бы мог подумать, что Глори Карсон примет более чем оригинальное предложение Брэма Бишопа – в течение двух недель изображать с ним супружескую пару! Глори – психолог по профессии – согласилась на этот эксперимент, чтобы глубже изучить проблемы семьи и брака. Здесь не было личного – ведь Бишоп вовсе не ее тип мужчины. И все-таки…

(Интервью-размышление. Журнал «Трезвость и культура». 1986. № 2)

Давайте поговорим о времени!

Для начала, не удивляйтесь, внимательно посмотрим на одну примечательную картину…

Художник Сальвадор Дали назвал ее «Упорстро памяти»… Огромное отпугивающее пространство. Здесь все словно застыло. На переднем плане оцепеневший ствол дерева, рядом валяется какая-то кость ископаемого животного. У линии горизонта — спокойное море и леденящие душу скалы. Все это исполнено талантливо и… отталкивающе.

В предыдущих комментариях, чтобы окончательно не запутать читателя, я умышленно не касалась данного романа. На титульном листе написано: начат 26 апреля 1989 года. С этого момента невозможно ответить — над чем конкретно работал Пикуль. Я привыкла, что у Валентина Саввича в параллель шла работа над двумя или даже тремя вещами. Но в последний год его жизни творилось что-то невообразимое. Представьте, что после «Ступай и не греши», которую он написал за пятнадцать дней (!), отрешившись на это время от всего остального, дальнейший перечень его интересов включал одновременно: вычитку и редактирование только что законченного «бульварного» романа, работу над «Барбароссой», работу над «Янычарами», работу над серией новых миниатюр для третьего тома. В конце перечисления я не поставила союз «и», ибо его нужно отнести к роману о нефти, который, еще не отложенный Пикулем в сторону, лежал на столе, продолжая «мозолить глаза». Да и «Янычары», как увидим ниже, не простой роман, а — трилогия.