Гомеровская Греция. Быт, религия, культура

Авторы, через поэтический эпос Гомера, пытаются воссоздать подлинные картины жизни в Древней Греции. Объемно и полно представлены все аспекты бытия древних греков: дворцовые покои и их расположение, снаряжение кораблей, оружие, процесс ткачества, жертвоприношение богам. Книга приоткрывает тайны античного мира времен создания «Илиады» и «Одиссеи».

Отрывок из произведения:

Эта книга предназначена для мальчиков и для девочек школьного возраста. Она несколько отличается от других книг подобного рода, и представляется необходимым в нескольких словах объяснить те цели, которые мы ставили перед собой, начиная работу над ней. Сегодня вряд ли можно найти область науки или жанр искусства, которые не зародились бы еще в Древней Греции. Точно так же ее наследие абсолютно доминирует и в архитектуре. Готический стиль возник позднее, и бурный рост наших городов начался в эпоху Ренессанса, когда происходило возрождение античного наследия, оставленного нам древними греками и дошедшего до нас через римскую культуру. Например, такие современные здания, как американские небоскребы, устремленные в небо и превосходящие по высоте в два раза собор Святого Павла в Лондоне, украшены ионийскими капителями1

Другие книги автора Чарльз Квеннелл

Авторы этой книги дают возможность увидеть полную картину существования первобытных племен, начиная с эпохи палеолита и заканчивая ранним железным веком. Они знакомят с тем миром, когда на Земле только начинало формироваться человеческое сообщество. Рассказывают о жилищах, орудиях труда и погребениях людей той далекой эпохи. Весь путь, который люди прошли за много тысячелетий, спрессован в увлекательнейшие отчеты археологов, историков, биологов и географов.

Популярные книги в жанре История

Свою книгу Харт назвал «Морской путь в Индию». Но задача его, как он сам раскрыл ее в подзаголовке, была шире: не только дать «рассказ о плаваниях и подвигах португальских мореходов» — от первых экспедиций, организованных Генрихом Мореплавателем, до последней экспедиции Васко да Гамы, но также и описание «жизни и времени дона Васко да Гамы». Следует отдать справедливость Харту: с этой задачей он справился гораздо лучше, чем любой из его предшественников — историков географических открытий XIX–XX веков или литераторов.

В подавляющем большинстве случаев факты, сообщаемые автором, критически проверены. В результате получилась — несмотря на небольшой объем книги — капитальная сводка всего того, что нам известно о жизни Васко да Гамы и о его трех экспедициях, особенно — о первой, которая сыграла важную роль не только в португальской, но и в мировой истории.

В 1982 году исполняется 50 лет городу Кулебаки. Авторы книги знакомят читателей с прошлым и настоящим города, рассказывают о памятниках истории и культуры, представляют знатных земляков, предлагают экскурсии по памятным местам.

Вишлёв Олег Викторович. Накануне 22 июня 1941 года. Документальные очерки. — М.: Наука, 2001. 230 с.

В монографии рассмотрены отношения между СССР и Германией после заключения ими 23 августа 1939 г. договора о ненападении, причины военного столкновения между ними в 1941 г. Освещаются деятельность советских и германских спецслужб, проводившиеся ими операции. Значительное внимание уделено анализу международных проблем 1939–1941 гг. Работа основывается на германских политических, военных, дипломатических и разведывательных документах, большинство из которых впервые вводится в научный оборот. Многие из них публикуются в книге в переводе на русский язык в качестве приложения.

Для историков и широкого круга читателей.

Безусловно, напрашивается сама собой интерпретация последнего полнометражного фильма Дзиги Вертова «Колыбельная» (1938) как неудачной попытки утверждения авангардистской стилистики в условиях социалистически-реалистического «огосударствения» советского киноискусства 1930-х годов. Вызвано это в первую очередь пышной символикой фильма и неуемным восхвалением Сталина. Поэтому «Колыбельная» может быть рассмотрена как наглядный пример культурного и общественно-политического развития советского тоталитаризма поздних 30-х годов. Насколько ясно место фильма в истории тоталитарной культуры, настолько сложен и неоднозначен фильм с точки зрения истории кино в частности и истории медиа в целом.

В связи с этим мы ставим себе в нашем анализе две задачи. Во-первых, существенным представляется вопрос о том, в какой степени обращение к женскому сюжету соответствует общей тенденции в развитии визуальных медиа, и прежде всего кино 20–30-х годов, а также насколько способы изображения женщин, которые мы находим в «Колыбельной», соответствуют стилевым поискам других режиссеров этого времени. Этой проблеме сопутствует второй вопрос — о связи визуальности и визуальных медиа с концептуализацией половых различий. Именно со второго аспекта проблемы мы и начнем анализ.

В одной ленинградской артистической компании конца 1940–1950-х годов прогулки были не только времяпрепровождением. Художники Александр Арефьев, Рихард Васми, Валентин Громов, Владимир Шагин, Шолом Шварц и поэт Роальд Мандельштам, которых впоследствии стали называть «арефьевцы» по имени лидера круга, предпочитали другое название. «Болтайка» — это бесцельное «болтание» по задворкам центра вроде Коломны, во время которого можно «поболтать» и увидеть что-нибудь запоминающееся.

К концу 1990-х годов в России, как засвидетельствовала статистика продаж игровых фильмов и их проката, особый успех приобрели многочисленные современные ретрофильмы, где время действия датируется «ближайшим» прошлым — советским. Их появление совпадает с процессом, отмечаемым социологами: с середины 1990-х позитивные элементы самоидентификации россиян связываются с моментами, отсылающими к воображаемому общему прошлому.

Самолеты Ме-210/410 не сыграли большой роли во 2-й Мировой войне. Не были они также и «секретным оружием» люфтваффе, а в их конструкции не было никаких революционных решений. Однако у этого самолета очень интересная история, охватывавшая всю войну (с 1938 по 1945 год) и оборванная на середине. Проследив эту историю можно составить себе впечатление о развитии конструкторской мысли, самолетостроения и даже политической ситуации в III Рейхе. Влияние этих факторов на военную ситуацию трудно оспаривать.

Андрей Рублев — известный и почитаемый мастер московской школы иконописи, книжной и монументальной живописи XV века. Творчество Рублева является одной из вершин русской и мировой культуры. Совершенство его творений поражает воображение, а непревзойденный талант этого художника удивителен. В этой книге собраны самые известные репродукции икон Андрея Рублева и краткие описания к ним. Они помогут познакомиться с творчеством этого великого живописца и детально рассмотреть впечатляющие образы, созданные им.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Книга Р. Б. Локкарта – жизнеописание самого виртуозного суперагента XX века – дополнена уникальными, впервые опубликованными материалами архивов ФСБ России и Пепиты Бобадилья, последней жены супершпиона.

Биография Рейли полна «белых» пятен. Он был агентом почти всех крупных разведок мира, манипулировал информацией и людьми, на чем сколотил изрядное состояние. Для него не составляло труда добыть план оборонных укреплений Порт-Артура, предотвратить тотальную подводную войну против Англии или очаровать понравившуюся женщину. Он любил Россию и ненавидел большевиков. Именно в России он начал карьеру шпиона, здесь и погиб, попав в ловушку чекистов (известная операция «Трест»).

Документы из архивов ФСБ о последних днях и часах Рейли ставят все точки над и в версиях о его гибели, а дневники и воспоминания Сиднея Рейли приподнимают завесу тайны личности шпиона-легенды XX века.

Автор книги Гюнтер Юст считает, что Альфред Йодль, честный солдат и истинный патриот своей родины, был несправедливо казнен. Юст настаивает на необходимости пересмотра некоторых моментов процесса. Ведь стороны, выигравшие войну, понесли огромные потери, и в то время было не до объективности в оценках и решениях людей, потерявших близких, дом, родину. Однако у каждой точки зрения есть свои сторонники и оппоненты, поэтому книга дополнена приложением из трех частей, в каждой из которых изложены определенные убеждения. Читателю предлагается самому, на основании подлинных архивных документов, писем, донесений и свидетельств, сделать свои выводы и заключения.

Повесть о приключениях башкирских пионеров в Индии.

«Наброски для повести» (Novel Notes, 1893) — роман Джерома К. Джерома в переводе Л. А. Мурахиной-Аксеновой 1912 года, в современной орфографии.

«Однажды, роясь в давно не открывавшемся ящике старого письменного стола, я наткнулся на толстую, насквозь пропитанную пылью тетрадь, с крупной надписью на изорванной коричневой обложке: «НАБРОСКИ ДЛЯ ПОВЕСТИ». С сильно помятых листов этой тетради на меня повеяло ароматом давно минувших дней. А когда я раскрыл исписанные страницы, то невольно перенесся в те летние дни, которые были удалены от меня не столько временем, сколько всем тем, что было мною пережито с тех пор; в те незабвенные летние вечера, когда мы, четверо друзей (которым — увы! — теперь уж никогда не придется так тесно сойтись), сидели вместе и совокупными силами составляли эти «наброски». Почерк был мой, но слова мне казались совсем чужими, так что, перечитывая их, я с недоумением спрашивал себя: неужели я мог тогда так думать? Неужели у меня могли быть такие надежды и такие замыслы? Неужели я хотел быть таким? Неужели жизнь в глазах молодых людей выглядит именно такою? Неужели все это могло интересовать нас? И я не знал, смеяться мне над этой тетрадью или плакать.»