Голубое поместье

Аннотация издательства:

Роман популярной современной англо - американской писательницы. В нем совмещены жанры фэнтези и психологического триллера.

Для любителей приключенческой литературы.

***

Дом... почти поместье. По помещениям бегает Лягушка-брехушка. Вам смешно? Вам будет не по себе, когда эта дворняжка будет изредка превращаться в монстра. А выйдете из дома, сходите в парк. Там вас встретит лесовик. И не дай бог, вам оказаться из проклятого рода, иначе он оставит на вас метку... Три человека - больше нельзя. И призрак мертвого солдата, отравленного на Первой Мировой газами. Две потрепанные девушки-демона: жук и ворона.

По пересказу получается бред, но начните читать, и вы не оторветесь от этой книги... Тяжелая, удушливая атмосфера, пропитанная обреченностью и несбывшимся надеждами. Вам обязательно захочется перечитать... Жанр? готическо-мистический роман... или просто мистическая фантастика...

© Viator-k

Отрывок из произведения:

Огни выхватили его из тьмы всего лишь на мгновение. Стоявший на краю дороги мужчина, блеснув прилизанными дождем волосами, прикрыл руками лицо, скрывая глаза. Похоже было, что он собирается шагнуть на дорогу, в поток несущихся машин.

Она едва не остановилась. Нет, не едва. Ни одна женщина не остановит ночью машину, чтобы подобрать незнакомца, чуть ли не прячущегося возле дороги.

Кроме того, он был не один. Рут успела заметить две неясные фигуры, сидевшие на краю позади него. Для подробностей было слишком темно, и она ехала чересчур быстро.

Рекомендуем почитать

— Курсант Пиркс!

Голос Ослиной Лужайки вернул его к действительности. Пиркс как раз представил себе, что в карманчике его старых штатских брюк, на дне шкафа, лежит монета в две кроны. Серебряная, звенящая, забытая. Еще минуту назад он знал наверняка, что ничего там нет — самое большее старая почтовая квитанция, — но теперь начал убеждать себя, что монета существует, и к моменту, когда Ослиная Лужайка назвал его имя, окончательно в этом убедился. Можно сказать, он отчетливо ощущал ее округлость и видел, как она приютилась в карманчике. Он мог бы пойти в кино, и у него еще останется полкроны. А если пойти только на хронику, так останется полторы, из них одну крону он отложил бы, а остальных хватило бы для игры на автоматах. Если б автомат заело, он начал бы без конца сыпать мелочь — прямо в раскрытую ладонь, и Пиркс едва поспевал бы рассовывать ее по карманам и снова подставлять руку… ведь случилось же такое со Смигой! Пиркс уже сгибался под тяжестью неожиданно свалившегося богатства, когда голос Ослиной Лужайки развеял его мечты.

Сборник рассказов всемирно известного американского фантаста, которого отличают тонкий психологизм и умение видеть невероятное в самых, казалось бы, обычных ситуациях.

Все шестнадцать рассказов, вошедших в данный сборник, переведены на русский язык впервые.

Содержание:

Умри, маэстро! (переводчик: Александр Мирер)  

Музыка (переводчик: Валентина Кулагина-Ярцева)

Это был не сизигий (переводчик: Валентина Кулагина-Ярцева)

Образ мышления (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Летающая тарелка одиночества (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Сокамерник (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Быстрый, как молния, гладкий, как шелк... (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Любимый медвежонок профессора (переводчик: Владимир Гришечкин)

Шрамы (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Руки Бьянки (переводчик: Владимир Гришечкин)  

Настоящее ничто (переводчик: Владимир Гришечкин)

Тайна планеты Артна (переводчик: А. Георгиев)  

Как пришить тетушку (переводчик: А. Георгиев)  

Барьер Луаны (переводчик: А. Георгиев)  

Такседермист (переводчик: А. Георгиев)  

Ночные гости (переводчик: А. Георгиев)

Произведения фантастов разных стран, включенные в сборник «Дальний полет», посвящены проблеме гипотетических контактов с внеземными формами разумной жизни.

 Правительственный комитет провёл специальное исследование. Его целью было предсказать, какой может стать грядущая война. Комитет пришёл к выводу, что ввиду превосходства ядерного оружия войска и вся современная техника стали бесполезны.

L'arme diabolique

Рассказ, 1965 год

Перевод: Ю.Денисов

Место действия рассказов, представленных в сборнике, — планеты Солнечной системы. О том, с какими сложностями может быть связано освоение околосолнечного пространства, рассказывают в своих произведениях писатели-фантасты разных стран. Предисловие Г. Гуревича.

В очередной авторский сборник видного польского фантаста Станислава Лема, выпускаемый издательством «Мир», входят цикл рассказов о Пирксе и новый роман «Голос Неба», посвященный проблеме контактов с инопланетными цивилизациями.

Сборник из произведений англо-американских писателей-фантастов. Одна из лучших антологий англоязычной фантастики советского времени.

Содержание:

Гордон Р. Диксон. Лалангамена (пер. В. Баканова)

Роберт Силверберг. Увидеть невидимку (пер. В. Баканова)

Джо Холдмен. В соответствии с преступлением (пер. В. Бабенко и В. Баканова)

Клиффорд Саймак. Когда в доме одиноко (пер. С. Васильевой)

Гордон Р. Диксон. Мистер Супстоун (пер. В. Казанцева)

Теодор Томас. Целитель (пер. А. Корженевского)

Кит Рид. Автоматический тигр (пер. Б. Белкина)

Роджер Желязны. Ключи к декабрю (пер. В. Баканова)

Гордон Р. Диксон. Странные колонисты (пер. В. Казанцева)

Уильям Ф. Нолан. И веки смежит мне усталость (пер. В. Казанцева)

Дональд Уэстлейк. Победитель (пер. И. Авдакова)

Боб Шоу. Схватка на рассвете (пер. Б. Белкина)

Лиза Татл, Джордж Мартин. Шторм в Гавани Ветров (пер. А. Корженевского)

Р. Подольный. На пути к Лалангамене

В сборнике нашли отражение традиционные сюжеты научной фантастики: контакты с разумными существами других планет, приспособление человека к иной среде, путешествие во времени.

Повести принадлежат перу известных мастеров этого популярного жанра: А. Кларку, Р. Янгу и др.

СОДЕРЖАНИЕ:

Дмитрий Биленкин. Парадоксы фантазии

Джеймс Блиш. Поверхностное натяжение. Перевод К. Сенина

Дин Маклафлин. Братья по разуму. Перевод И. Гуровой

Роберт Ф. Янг. У начала времен. Перевод А. Иорданского

Артур Кларк. Встреча с медузой. Перевод Л. Жданова

Клиффорд Саймак. Сила воображения. Перевод К. Сенина

Популярные книги в жанре Ужасы

Стивен КИНГ

Я ДОЛЖЕН ВЫБРАТЬСЯ ОТСЮДА!

Перевод с английского el` Poison, 2002

"Что я здесь делаю?" - внезапно удивился я. Я был ужасно напуган. Я ничего не помнил, но я был здесь, на сборочном конвейере атомного завода. Всё что я знал, было моим именем - Дэнни Филлипс. Было такое ощущения, что я только что пробудился ото сна. Это место охранялось, и у охранников было оружие. Они выглядели так, словно были готовы ко всему. Здесь также были и другие работники, и они выглядели как зомби. Они выглядели как пленные.

Стивен Кинг

На пороге смерти

Стивен Кинг рассказывает о том, как он чуть не погиб в прошлом году, сбитый машиной человека, который по праву мог бы занять достойное место в длинном ряду дьявольских персонажей его знаменитых книг.

"Когда мы переезжаем в нашу летнюю виллу в западной части Мэна (дом, имеющий очень много сходства с домом, к которому возвращается Майк Нунэн в романе "Мешок с костями"), я каждый день выхожу там на прогулку, проходя свои привычные четыре мили, если только, конечно, дождь не льет как из ведра. Три мили ведут меня по грунтовым дорогам, петляющим по лесу; одна вдоль трассы No5, асфальтовой дороги в две полосы между Бетелем и Фрайбургом.

Стивен КИНГ

НЕЧТО СЕРОЕ

Всю неделю по радио передавали, что вот-вот должен начаться сильный северный ветер и обильный снегопад. В четверг, наконец, прогноз сбылся. И очень быстро, уже к часам четырем дня, намело около восьми дюймов снега, а ветер все не утихал. В баре Генри под названием НОЧНАЯ СОВА собралось к тому времени человек пять-шесть завсегдатаев. Заведение это представляет собой обычную небольшую забегаловку-магазинчик на этой стороне Бэнгора, которая открыта для посетителей круглые сутки.

Стивен КИНГ

НИКОГДА НЕ ОГЛЯДЫВАЙСЯ

Перевод с английского el` Poison, 2002

Джордж Джэйкобс закрывал свой офис, когда пожилая женщина свободно зашла внутрь.

В эти дни мало кто входил в его дверь. Люди ненавидели его. В течение пятнадцати лет он очищал чужие кошельки от денег. Никто не был способен поймать его на этом. Но вернёмся к нашему небольшому рассказу.

У пожилой женщины, вошедшей в офис, был уродливый шрам на левой щеке. Её одежда была, по большей части, грязными лохмотьями из грубого материала. Джэйкобс считал деньги.

Стивен КИНГ

ПОСЛЕДНЯЯ ПЕРЕКЛАДИНА

Письмо от Катрин я получил вчера, меньше чем через неделю после того, как мы с отцом вернулись из Лос-Анджелеса. Адресовано оно было в Вилмингтон, штат Делавэр, а я с тех пор, как жил там, переезжал уже два раза. Сейчас люди так часто переезжают, что все эти перечеркнутые адреса на конвертах и наклейки с новыми порой вызывают у меня чувство вины. Конверт был мятый, в пятнах, а один угол его совсем обтрепался. Я прочел письмо и спустя секунду уже держал в руке телефонную трубку, собираясь звонить отцу. Потом в растерянности и страхе положил ее на место: отец стар и перенес два сердечных приступа. Если я позвоню ему и расскажу о письме Катрин сейчас, когда мы только-только вернулись из Лос-Анджелеса, это почти наверняка его убьет.

Стивен Кинг

СЧАСТЛИВЫЙ ЧЕТВЕРТАК

Перевод с английского Виктора Вебера

Осенью 1996 года, я пересекал Соединенные Штаты от Мэна до Калифорнии на своем "Харлей-Давидсоне", проводя в различных книжным магазинах встречи с читателями в рамках рекламной кампании романа "Бессонница". А наибольшее впечатление произвел на меня тот вечер, когда в Канзасе я сидел на ступеньках брошенного магазина и наблюдал, как солнце садится на западе, а полная луна восходит на востоке. Я подумал о сцене из "Повелителя приливов" Пэта Конроя, когда происходит тоже самое и ребенок, потрясенный этим зрелищем, кричит: "О, мама, пожалуйста, повтори!" Позже, в Неваде, я остановился в ветхом отеле, где горничные, застилая кровать, оставляли на подушках жетоны для игральных автоматов на сумму в два доллара. И прямоугольник плотной мелованной бумаги с надписью типа: "Привет, я - Мэри, удачи вам!" Там мне в голову и пришла эта история. Я ее сразу и написал, на почтовой бумаге с шапкой отеля.

Стивен КИНГ

ТЕКСТОВЫЙ ПРОЦЕССОР БОГОВ

На первый взгляд компьютер напоминал текст-процессор "Ванг": по крайней мере, клавиатура и корпус были от "Ванга". Взглянув же внимательнее, Ричард Хагстром заметил, что корпус расколот надвое (и при этом не очень аккуратно - похоже, пилили ножовкой), чтобы впихнуть слишком большую для него лучевую трубку от "IBM". А вместо гибких машинных дисков этот беспородный уродец комплектовался пластинками, твердыми, как "сорокопятки", которые Ричард слушал в детстве.

Однажды, ни с того, ни с сего, перед моим мысленным взором возник образ молодого человека, ссыпающего мелочь в щели канализационной решетки рядом с небольшим, аккуратным домиком, в котором он жил. Больше ничего не возникло, но образ этот был таким четким, и странным, что мне пришлось написать рассказ об этом молодом человеке. Писался он легко, без единой запинки, подтверждая мою теорию, что рассказы— артефакты: они не создаются нами (то есть мы не может ставить их себе в заслугу), мы лишь откапываем то, что создано ранее.

Оставить отзыв