Голова мертвого друга

Могила была повреждена, причем совсем недавно – может быть, всего за несколько часов до рассвета или накануне вечером. Она выглядела так, словно из-под земляной «шапки» диаметром в полметра неведомый грибник, отчего-то промышляющий по ночам, извлек свою добычу. Сшиб исполинской ногой палую листву, хвою, рыхлую землю в прожилках корней, с довольным кряхтением поместил могучий гриб в лукошко и вернул влажный дерн на место, лишь бы придать прежний вид могиле.

Другие книги автора Олег Викторович Никитин

Федор Стволов, образцовый сержант Российской армии, неукоснительно соблюдал Устав, пока не повстречал веселую бабенку. Ну оступился разок, с кем не бывает? Однако Федор утратил вверенное командованием имущество, и ему грозил дисбат. Но вместо дисциплинарного батальона Стволов загремел… в Даггош – подземную страну гоблинов, орков и эльфов! Стоит невезению начаться, конца ему не будет. Эльфийское командование принялось за нарушителя всерьез и сразу отправило Федора в джунгли, уничтожить Черного Шамана – вождя мятежных гоблинов, а в напарники назначило полуорка Зака Маггута и француза Люсьена, который только с виду казался человеком. Вооруженная до зубов троица пустилась во все тяжкие, чтобы выполнить задание командования. И – перевыполнить тоже… Устав, он и в Даггоше Устав!

Шахтер Николай Осипов мечтал побыстрее закончить смену и вернуться к любимым компьютерным играм. Но после обвала он попадает в параллельный мир, прямиком в подгорное королевство гномов, где вынужден взять на себя бразды правления. А в королевстве плетутся невидимые нити коварных заговоров, бушует экономический кризис, на границах разбойничают орки, а пресветлые эльфы так и норовят подмять под себя источник добычи самоцветных камней. В довершение всех бед прямо в штробах королевства бродят вражеские диверсионные группы и жутко воют злобные создания темной магии. Справится ли наш современник, обычный горный инженер, со свалившейся на него ответственностью? Сможет ли правитель Рудного королевства Николай Осипов привести народ гномов к процветанию? Кто может помочь в этом трудном деле? Или помешать…

С прошлого века самым масштабным и кассовым фильмом о нашествии инопланетян считался «День независимости». Теперь на смену ему пришел новый фантастический блокбастер с колоссальным бюджетом и грандиозными боевыми сценами «Инопланетное вторжение: Битва за Лос-Анджелес».

Но мы-то живем не в Америке, и нас куда больше волнует судьба собственной страны — что, если полем боя с космическими пришельцами станет Россия?

Новый суперпроект о войне миров! Российская армия против инопланетного нашествия! Истребительная авиация против «летающих тарелок»! ПВО против НЛО! Русские партизаны против космических карателей! У американцев есть День независимости — а у нас День Победы! Что русскому хорошо, то пришельцу смерть!

Конец 22 века. Уже полторы сотни лет галактика густо пронизана сетью внепространственных А-каналов. Землеподобные планеты стремительно колонизируются. Однако выход в космос не меняет воинственной сущности человечества, и ООН по-прежнему вынуждена направлять в новые миры подразделения «голубых касок».

Планету Новая Либерия, заселенную выходцами из Африки, лихорадит. Крупнейшее государство Дагон стоит на грани гражданской войны. Духовный и военный лидер народности таха Черный Шаман движет войска к столице. Руководство миротворческих сил принимает отчаянное решение тайно уничтожить мятежного вождя – в джунгли направляется боевая группа. За спиной у сержанта Косинцева диверсионная школа ГРУ, у рядового Хэмпстеда – школа подрывников ЦРУ, а у снайпера Люсьена – универсальное средство решения любых проблем, винтовка АР-48. Впереди у них джунгли, где когда-то потерпел крушение звездолет Чужих, ныне охраняемый сворой одичавших инопланетных киберов; где между деревнями бродит демон с лапами крокодила и стальной головой; где в реках обитает таинственная змея хухум, способная запросто общаться с кровожадным богом Номмо.

Чем закончится операция по принуждению воинственных таха к миру?

Когда в государстве пустеет казна, правители обязаны наполнить ее любой ценой. Пусть даже ради этого им придется спуститься в подземный мир, где балом правят темные эльфы и магические монстры.

Механик по ремонту флаеров, живущий на далекой провинциальной планете, никак не думал, что его незаконный приработок окажется источником смертельной опасности. Мечтая всего лишь перебраться в теплую столицу, он стал объектом преследования. Сначала погибает его подруга, потом сменщик на ремонтной станции. Только неожиданная помощь загадочного незнакомца помогает ему выжить… Но при этом герой с ужасом обнаруживает, что полиция «вешает» на него одно убийство за другим… И теперь ему нужно не только добраться до неизвестного врага, но и выскользнуть из лап правосудия.

…Была война. Война Империи магов против мятежной колонии Азианы. Война, в которой использовали запретное Заклятие Бесплодия, равно гибельное и для победителей, и для побежденных. Война давно окончена. Вымирает Империя. Вымирает Азиана. Но даже люди, у которых нет будущего, не перестают интриговать и совершать преступления. И лучшее доказательство тому – загадочная гибель мага-ученого, совершившего, как говорят вполголоса, важное открытие.

Кровавые жертвоприношения на ночных улицах, изощренные интриги при дворе правителя, жестокое соперничество с молодым жрецом… Все это выпало на долю нашего современника, в результате магического ритуала попавшего в древнюю Южную Америку, где еще не слыхали об инках. Зато здесь люди встречаются с чужими богами, стремящимися подчинить всех своей воле, и грядущее их господство несет не только благо, но и смерть.

Верховный жрец, простой воин и гость из нашего времени – готовы ли они противостоять угрозе и какими станут после смертельной схватки?

Популярные книги в жанре Ужасы

Можно ли человеку безнаказанно превратить отдельно взятую территорию в могильник для радиационных отходов? Настолько ли податлива, послушна и безропотна природа, которую многие из людей считают неодушевленной материей, лишенной разума и возможности отмщения? Если Земля всё же разумна, то каков будет её праведный гнев, направленный против людей? Как сами люди поведут себя в условиях локального апокалипсиса? Смогут ли они вообще сохранить свой человеческий облик? Удалось ли автору дать исчерпывающие ответы на эти вопросы, судить читателю...

Тебя невзлюбил твой собственный класс. Что бы ты не делала — ты всегда была одна. Но, однажды вернулась твоя подруга. Твоя умершая подруга…

Тяжелая дверь таверны с громким стуком распахнулась от сильного удара обутой в кожаный сапог ноги, и на пороге возник статный мужчина средних лет, давно не брившийся, в старых пропыленных холщовых штанах и просаленной кожаной безрукавке, одетой на сильное тело, заросшее черным густым волосом. На голове он носил видавшую лучшие дни рваную шляпу с ободранными полями. Незнакомец что-то прижимал к своей груди, завернутое в грязную серую тряпку.

Несколько десятков удивленных глаз посетителей таверны обратились на него — кто с безразличием, кто со скрытой угрозой, почти инстинктивно положив руку на рукоять меча или торчащего из-за пояса ножа, кто испуганно, затравлено. Осмотрев новоприбывшего и убедившись, что он не представляет на данный момент никакой угрозы, все вновь занялись своими прерванными делами. Послышались пьяные крики, громкий раскатистый смех, девичье хихиканье, стук бочонка с костями по доскам старого выщербленного стола.

… Старая лестница убегала в неизвестность, во тьму этого древнего дома. Я, молодой еще парень семнадцати лет отроду, стоял на самом ее верху и вглядывался в темноту, в которой таяли последние ступени. А рядом со мной стоял Некто — я ощущал его присутствие скорее каким-то иным чувством, нежели зрением — весь в черном, словно выплывший из мрака ада сгусток вселенской черноты. И ни звука вокруг.

Вот мой спутник вытянул свою руку вперед, предлагая мне спуститься вниз. Я чувствовал, как дрожат мои колени, как наливается жаром тело, словно во время лихорадки, а в голове было тяжело и пусто, лишь кровь бешено стучит в висках, с силой бьется в стенки сосудов, словно стремится порвать жилку и выхлестнуться темным потоком наружу. Я чувствовал обволакивающий меня прозрачным душным покрывалом страх перед темнотой и скрывающимися в ней ужасами.

Решающее сражение двух противостоящих армий. Один из героев-защитников остается на передовом рубеже во время главной атаки. Это все, что он помнит. Дальше он попадает в ситуацию, из которой становится ясно, что мир живых и мир мертвых не так уж разделены.

…Темная звездная ночь низко висит над спящим городом. Лишь огни в нескольких припозднившихся окнах и свет тусклых уличных фонарей еще разгоняют мрак каменных переулков. Мрачные тени в тишине скользят по затемненным углам улиц и легкий ветерок уныло бредет по мостовой, гоняя обрывки старых рваных газет.

Сегодня новолуние, и луна не осчастливит своим светом небосвод, наполнив краски ночи своим чарующим светом. И поэтому белесый туман, что клубится над решетками сточных канав, такой жуткий сегодня, насыщенный, полный скрытых замыслов и тайн.

В древние времена, сокрытые от нашего мира вуалью тумана и мраком Черных веков, когда еще Великая Империя Салара не взметнула в небеса тонкие шпили серых башен, а Владыка Глубин, Сотрясатель Тверди Земной, еще нежился в прибрежном иле юрким мальком, когда огненная воронка бездны бурлила в темных водах Закатного океана, в небольшой южной стране Изар существовал город Талис. Он гордо возвышался на берегу Жемчужного моря, окруженный зелеными садами и дивным лесом. Ласковое солнце с нежностью купало город в свете своих теплых лучей и с горечью во взгляде уплывало каждый вечер медленно за горизонт, погружаясь в блестящие воды океана, испытывая боль от разлуки с ним.

Тихи и спокойны воды холодного горного озера, словно застывшее зеркало, отражают они синее высокое небо и бегущие вдаль по нему облака. В ожерелье диких кустов и высоких трав нежится оно среди скал и горных вершин, упирающихся прямо в купол небес. Несколько старых, покрытых мхом деревьев высятся на берегу, склоняя свои пожухлые кроны почти до самой земли, искривленными стволами льнющие к холодному камню.

Но мрак глубины таится под видимостью спокойствия. Черные слизкие водоросли припадают к берегу, словно уставшие пловцы, вынырнувшие на свет с опасной глубины. И тишина низко скользит над землей. Не слышно пения птиц, в кустах не шелохнется дикий зверь, ничто не нарушает плеском застывшее серебро озера. Лишь высоко у самых вершин иногда заходится протяжным воем бродяга-ветер, навевая тоску и печаль.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В авторский сборник вошли две пьесы в одном действии: «Ограбление», «Мститель».

Записки участника памирской правительственной экспедиции 1929 года

Силы троих друзей из дремучего гиперборейского Леса растут не по дням, а по часам. Теперь уже сами боги взволнованы возросшей мощью Мрака, Олега и Таргитая, которые сумели уничтожить державу киммеров и на равных бороться с могучими магами. Троим неврам, до сей поры непобедимым, предстоит выполнить завет бога богов и сразиться с повелителями темных сил. От исхода этой битвы зависит существование всего мира…

Едва ли не самый брехливый и в то же самое время скучный жанр – мемуары. Автор старательно кривляется, описывая жизнь, которую хотел бы прожить, но читающим все равно скучно. Вообще, завидев на титульной странице слово «мемуары», стараются не брать в руки.

И вообще, что может сказать Никитин? В Кеннеди стрелял вроде не он, во всяком случае, не признается, порочащие связи с Моникой тоже отрицает, что совсем уж неинтересно. Шубу, правда, вроде бы спер, не зря слухи, не зря, но что шуба? Так, мелочь. Вон какие скандалы каждый день!

И в то же время – самый трудный жанр.

И почти невозможно писать так, чтобы прочли все, чтобы дочитали до конца.