Год 2990

Корбут Андрей

ГОД 2990...

1. Я ненавижу свою память. Или надо мною довлеет проклятие? Отчего я брожу в этом мире, будто человек, умерший век назад, в усталом недоумении созерцающий происходящее. Я не боюсь одиночества. Я ищу его. И найдя, выпиваю с наслаждением. Он терпкий, этот мой хмельной напиток... Моя жизнь началась там, на Хароне. Не правда ли, доброе имя, добрый знак? 22 октября 2990 года наш ZZ-II, корабль разведки, вошел в плотные слои атмосферы этой планеты, третьей в системе GO-112. Нас было семеро. Хорошее число. Я помню... Я ненавижу свою память... Удар - и свист, и скрежет, и взрыв, и пламя, и боль... Пришедшая затем ночь смешала всё воедино после последней команды автопилота: "До поверхности планеты три тысячи метров, все системы работают нормально". Меня привел в чувство омерзительный запах. Я открыл глаза и увидел над собой позеленевшее лицо Криса. Из его полуоткрытого рта, казалось, вырывался крик, а застывший взгляд молил о пощаде. Я повернулся на бок и, схватившись за какой-то металлический стержень, выбрался из полукапкана изуродованной машины. Развалившийся надвое корабль лежал на горном плато, на четверть корпуса войдя в зеленую пыль, устлавшую все вокруг до самого горизонта. Зеленая планета. Я был в легком скафандре, не оборудованном даже кислородной маской. И быть мне гостем Харона Сущего, если бы здешний воздух слишком отличался от земного. Я не умер. И благодарил Господа Нашего. Я прошел двадцать метров от одной половины погибшего ZZ-II до другой. Под ногами пыль прессовалась и становилась крепкой, как кирпич. Нереальные здесь следы. Я никого не нашел. Я был один, если не считать Криса. Остальные исчезли...

Другие книги автора Андрей Евгеньевич Корбут

Андрей Корбут

Гражданская война

1.

Порой я одержим идеей, что все началось в далеком 19... на борту "Виктора Гюго"...

Меня подняли c постели внезапно, во втором часу, а через минуту-две в медицинском блоке я осматривал принесенную туда женщину. Ей было лет сорок-сорок пять. Некрасивая, крупная, притом очень полная, она лежала на кушетке без каких-либо признаков жизни, голова же вся была в крови и представляла собой малоприятное зрелище. Выстрел в висок не убил ее сразу, надо полагать, только потому, что в последний момент у нее дрогнула рука, но слишком поздно заговорил в ней инстинкт самосохранения, и теперь душа медленно, но неотвратимо расставалась с грешным телом...

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Сорен Алазян оказался невысоким, худощавым, очень подвижным армянином с небольшими усиками на тонком напряженном лице. Такой образ возник в глубине экрана. Алазян сказал что-то неслышное, заразительно засмеялся и исчез.

Гостев сунул в карман овальную пластинку с округлыми зубчиками — ключ от своей квартиры, который машинально крутил в руках, недовольно оглянулся на оператора — молодого парня с короткой, старящей его бородкой.

— Что случилось?

Над горными вершинами висела багровая тяжесть туч. Черные тени ущелий были как траурная кайма. Печаль сжимала сердце, и слезы душили, горькие слезы неизбежного расставания.

— Мы разлучаемся! — возвещал чей-то громовой голос. — Но мы встретимся, встретимся, встретимся!..

Толпа шумела, расслаивалась на две колонны. И они, эти две колонны, уходили в разные стороны. И багровые тучи переваливали через горы, текли вслед за людьми, затмевая долину.

Багровея, словно наливаясь кровью, звездочка импульса на приборе контролера-автомата поползла вверх, подрожала, достигнув середины шкалы, и снова стала сползать и бледнеть. Сигнал поступал с сорок четвертого участка, примыкавшего к морю. Федор выбежал на крыльцо. Испещренная клетками бассейнов огромная лагуна поблескивала миллионами пузырей, шипела и стонала. От нее несло холодом.

"Надо осмотреть этот сорок четвертый", — подумал Федор. Он открыл дверь, чтобы сообщить о своей отлучке на главный диспетчерский пункт, и застыл на пороге: экран видеофона на пульте светился, в его глубине, занимая все пространство, лежал кристалл. Точеный октаэдр поблескивал треугольными плоскостями, вспыхивал искорками цвета переспелого граната с фиолетовым отливом. Казалось, что это никакой не кристалл, а сосуд в форме кристалла, наполненный огненной жидкостью.

Фантастическая повесть.

Новая модель телевизора фирмы «Ваал» имеет встроенную антенну, высококачественный динамик, пожизненную гарантию и даже снабжена особой печью для производства попкорна. При этом телевизор не продаётся ни в кредит, ни за наличные — он покупателю дарится, но при одном условии.

© Ank

Жруган дотянулся шупальцами до зуммера и вдавил кнопку до предела. Паразиты, сидевшие на потолке и на стенах, беспокойно забегали, оставляя светящиеся следы. Комната дрогнула, открылось окно и в него стало видно, как огромное колесо межпространственной станции медленно тает на фоне распухающего багрового солнца.

— Время обедать! — прокричал в окно Жруган, не удовлетворившись зуммером.

Над лужайкой у дома лопнула небольшая шаровая молния и стало приятно дышать. Жруган вообще любил это занятие — дышать, а после молний оно ему особенно нравилось.

С письма каплями стекала соленая вода… От кого оно? — удивлялись сотрудники редакции. Судили-рядили, пока, наконец, письмо не дошло до адресата, то есть к вашему покорному слуге. Вот его текст:

«Я узнал от одного моего подданного, что редакция Вашего уважаемого журнала устраивает смотр молодых дарований. Хотя я и не первой молодости, но и не так уж стар, зато в области изобретательства имею некоторый опыт.

5.42 по среднеевропейскому времени — 6.42 по московскому

Всю смену он был глазом. Оставаясь Симоном Эвре — длинноногим, веснушчатым сыном почтенных родителей из Коммантри, — он был Глазом.

Сам о себе он так, конечно, не думал. Но это ничего не меняло, ибо сейчас его обязанностью было смотреть и видеть.

Что он и делал.

Беззвучный, как движение кошачьей лапы, фосфорический луч обходил экран радара. Озарялось пустое пространство неба, вспыхивали уступы далеких Альп, ярусы туч, которые сгустились над Роной, близкие вершины Божоле и Юры. Затем изображение таяло, пока его снова не оживлял фосфорический луч. Бодрствование и дремота, казалось, лениво боролись на экране, не уступая и не побеждая друг друга.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Корчагин Слава

Вечная тема: стоpож и компьютеp

Как известно, стоpожа, вахтеpы и убоpщицы люто ненавидят компьютеpы. И всячески им пакостят - то выpубят ночью, то мокpой тpяпкой извозят. Так вот, оказывается, компьютеpы платят стоpожам взаимностью. Сегодня на меня главвpач pугался, а все пpисутствующие пpи этом буквально давились от смеха. И вот по какой пpичине (ей-богу - все чистая пpавда!): Сделал я в мастдае звуковую схему из *.WAV от "pусского" DOOM'а. Hу, там, пpи запуске говоpит "Ой, кто это там?!", пpи шатдауне - "Hу умеpла, так умеpла...". По-пpиколу, казалось. Да уж... После кpажи двух компов стоpожам вменили в обязанность вpемя от вpемени захаживать в кабинеты. И такой уж стаpательный стоpож попался, всем стоpожам пpимеp - ходит, блин, даже додумался каждую ночь двеpь главбухши зачем-то доской подпиpать, видно замок хлипким показался. Hу так вот, глубокой ночью, заходит, значит, этот обpазцовый стоpож в наш закуток, и надо же было в этот самый момент свежему нетмейлу пpийти - из-за двеpи pаздается хpиплый вопль: "МУЖЧИHА!!!". Да-с... Hо стоpож наш оказался не pобкого десятка - схватил он ту доску, котоpой двеpь подпиpал, и воpвался в темную бухгалтеpию! А тут сквишь как-pаз тоссинг завеpшил и, захлопывая окошко, голосом умиpающего импа пpосипел: "ОЙ, УБИЛ, ПАДЛА..." Что тут сделалось со стоpожем - неизвестно, вpать не буду. Хоpошо хоть, с пеpепугу не покpошил этой доской все машины. Однако, утpенние свидетели утвеpждают, что на нем не было лица, он едва дождался главного и кинулся жаловаться на непотpебную технику. Пpавда, немного пеpепутал, он заявил, что комп ему оpал: "ТЫ ЕЩЕ HЕ СДОХ, ПАДЛА?!" - видать, последнее слово более всего вpезалось в память и задело за душу. Похоже, выглядел стоpож неважно, так как главный, человек обычно добpодушный, был весьма pассеpжен...

Януш КОРЧАК

ДНЕВНИК

Перевод с польского К.Сенкевич

Уныла, удручающа мемуарная литература. Артист или ученый, политик или полководец вступают в жизнь, полные честолюбивых замыслов, мощных завоевательных волевых импульсов - сама мобильность. Продвигаются вверх, преодолевают препятствия, расширяют сферу влияний и, вооружась опытом и большим числом друзей, все плодотворнее и все легче идут - этап за этапом - к своей цели. Это длится десяток лет, порой два, три десятка. А затем...

Ольга Корчемкина

ТЕТЯ HАДЯ УМИРАЕТ ПОСЛЕДHЕЙ...

Реанимация - теплый гнойник души моей, отстойник человеческого смрада, боли и безнадежности. Здесь всегда чуть душновато и чуть воняет. Воняет болезнью, застарелым потом, кишечными газами, мочой, дезинфицирующими средствами, шампунем, стухшей непереваренной едой.

Работа у меня нетрудная: на моем попечении находится шесть человеческих развалин. Их нужно умыть, обработать антисептиком, вставить катетер или одеть памперс, присыпать складочки тальком, поменять белье, покормить чаще через зонд, реже - с ложечки, но тогда уж и поулыбаться, и посюсюкать, и повернуть на бочок, и почесать под лопаткой.

Шел монотонный дождь. Ларри Бреннан повернул своего жеребца, направляясь через грязную улицу городка Дуглас к конюшне «Тимберлейк». Из-за неплотно прикрытой двери выбивалась полоска света.

Тысячемильный перегон остался позади, но мысль об этом не снимала ни усталости, ни раздражения. Это был один из самых тяжелых перегонов в его жизни, и мысль о Герцоге и ребятах, которые мокли сейчас под дождем в лагере, угнетала его.

Чалый остановился перед конюшней, и Ларри, перегнувшись через луку седла, крикнул: