Глубина моря

«Глубина моря» — третья часть тетралогии известной шведской писательницы Анники Тор. Основанная на реальных событиях повесть о маленьких беженках-еврейках, вывезенных в 1939 году из Австрии в Швецию, принесла автору несколько литературных наград и любовь читателей. Первые два романа — «Остров в море» и «Пруд Белых Лилий» — уже вышли в издательстве «Самокат», а заключительный роман «Открытое море» готовится к изданию. В 1999 году роман «Глубина моря» был отмечен премией Августа Стриндберга как лучшая книга для детей и подростков.

Перевод со шведского Марины Конобеевой

Книга опубликована при финансовой поддержке Шведского комитета по культуре (KULTURRADET)

Отрывок из произведения:

Трамвай, громко стуча колесами, ехал по широкой улице. Штеффи смотрела в окно, не замечая того, что видела. Улицы, дома, магазины и деревья по пути в школу были так хорошо знакомы, что стали невидимыми. Где-то в ее сознании промелькнули другие улицы, другие дома. Как видение, как воспоминание о сне.

— О чем ты задумалась?

Штеффи перевела взгляд от окна на Май, что сидела рядом с ней.

— Ни о чем, — сказала она.

— Тебе повезло, что едешь не одна, — сказала Май. — А то, чего доброго, забудешь выйти.

Другие книги автора Анника Тор

Предельно реалистичная книга известной шведской писательницы Анники Тор (род. 1950) о подростках. Ее герои — девочки, оказывающиеся настолько же склонными к эмоциональному насилию и нечувствительными к этическим границам, как и персонажи «Повелителя мух» Голдинга.

Двенадцатилетняя Нора, стремясь вернуть расположение подруги и боясь потерять свое место в классе, идет на подлость. А когда оказывается, что Карин, нелепая девочка с большим бюстом, которую отвергают одноклассники, хочет с ней общаться и готова ее покрывать, Нора оказывается перед выбором, «опуститься» до дружбы с Карин или пойти на поводу у безжалостных одноклассниц.

Книга опубликована при финансовой поддержке Шведского комитета по культуре (KULTURRADET).

Сестрам Штеффи и Нелли приходится бежать в Швецию, спасаясь от преследования евреев в родной Австрии. Это значит, что девочкам предстоит жить здесь – на краю земли, в разных семьях, а потом – и городах. За сотни миль от родителей. Неизвестно, сколько это продлится. Кажется, что здесь – только море и камни. Здесь нет войны, нет гонений на евреев, но есть люди, которые поддерживают фашизм… А сами Штеффи и Нелли остаются обычными девочками, хоть и в чужой стране.

Тетралогия Анники Тор переиздается в России в двух томах, по две книги в каждом томе. В первый том вошли книги «Остров в море» и «Пруд Белых Лилий».

Караван грузовиков тянулся по улицам города, в машинах сидели веселые, торжествующие люди. Одни размахивали норвежским флагом, другие - датским, третьи - чешским, бело-красно-голубым. Разноязыкий говор звучал как песня и эхом отражался от фасадов домов.

Штеффи стояла на тротуаре, глядя на проезжавшие грузовики. Был обычный учебный день. Хотя этой чудесной весной сорок пятого года каждый день был необычен, каждый приносил с собой новости о победах союзников и о поражениях немцев. Люди с нетерпением ждали мира.

Рассказ о событиях Второй мировой войны заставляет читателей задуматься над прошлым, настоящим и будущим. Повесть «Остров в море» – история девочки из семьи австрийских евреев, которую приняла и спасла шведская семья, это взгляд на большой и поначалу чужой мир, в который попадает оторванный от семьи и родины ребенок. Те, кто будет читать эти ранящие душу страницы, получат своего рода прививку: можно надеяться, что они не поддадутся искушению подразнить ровесника, если он «не такой, как все».

"Пруд Белых Лилий" — продолжение полюбившегося русским читателям романа "Остров в море" — истории о двенадцатилетней Штеффи, оказавшейся на острове в Швеции в начале Второй мировой войны. Повзрослевшая Штеффи получает стипендию и отправляется учиться в Гётеборг, где она будет жить на пансионе в семье Сёдербергов. Главное — она теперь будет находиться совсем рядом со Свеном, с которым познакомилась летом! Но что-то не складывается в новой жизни Штеффи, на вид вполне благополучной… "Что происходит с родителями? Что такое настоящая дружба? А настоящая любовь? Что лучше — правда или ложь?" — все эти вопросы переполняют ее. И берег пруда Белых Лилий становится для Штеффи местом, где она может побыть одна и попытаться разобраться в себе…

Бленде тринадцать лет, Эрику — десять, Тура — мама — воспитывает их одна. Отец, когда дети были еще маленькими, решил отправиться в Америку попытать счастья и обещал забрать семью туда, но вестей от него они больше не получали. Жив ли он, помнит ли он их? Бленда на это надеется и пишет ему письма (которые некуда отправить). Тура же решает попробовать быть счастливой дома и дать детям то, чего они лишились, и поэтому однажды они переезжают жить на маленький остров, к смотрителю маяка. Смогут ли дети найти с ним общий язык? Как примет детей этот человек? Жизнь семьи изменилась, но смогут ли измениться они сами, чтобы жить по новым правилам? Повесть «Маяк и звезды» адресована детям среднего и старшего школьного возраста.

Популярные книги в жанре Детская проза

Когда его усаживали в машину, то люди, совершенно незнакомые, чужие, почему-то очень хотели понравиться ему, хлопотали вокруг шофера и женщины, которая поедет с ним, и он слышал отрывочно: «Вот, документы на Олега Караваева, возьмите»; «Товарищ водитель, если мальчику будет необходимо по нужде, так вы уж, пожалуйста…»; «И смотрите, чтоб не укачало его, в случае чего, пусть он задремлет и дайте ему подышать свежим воздухом, это помогает». Это были одни незнакомые голоса, а другие — их было два — отвечали: «Сделаем»; «Нет, не забуду»; «Документы, да»; «Да вы не беспокойтесь»; «В целости-сохранности довезем!».

— Динь! Динь! Динь! Динь! — бойко заливается-звенит колокольчик. — Топ! Топ! Топ! Топ! — выстукивают по пыльной, неровной дороге копыта лошадей.

— Тпрууу! — выкрикивает рослый кучер, важно восседающий на козлах, и тройка останавливается у крыльца господского дома.

Два кудрявых черноглазых мальчугана поспешно выскочили из экипажа, за ними выпрыгнул третий, рыженький и бледнолицый, с крошечным личиком фарфоровой куколки. Следом за детьми из коляски легко спустился еще не старый, но с заметной проседью, господин. Он помог выйти толстой маленькой женщине в чепчике на голове и в клетчатом платке на плечах и высокой, тоненькой и бледной девочке лет двенадцати на вид, с белокурыми, отливающими золотом кудрями и кротким, миловидным личиком, напоминающим прекрасные лица ангелов, изображаемых на картинах.

«Прожжённый турист» Боря Лютик очень старается оставить свои следы на Таганае и очаровать Ленку массой добрых дел. Но Ленка вместо очарования уходит из его палатки, не польстившись даже на котелок картошки, а сам он просыпается от чьего-то возгласа: «Да-а, видать, и здесь был Фёдор». Да мало того что был, он ещё и остался невидимо-неизгладимо, несмотря на то что ушёл неведомо куда!

У Любы Тряпичницы был один-разъединый друг — Старый Пень. Самый настоящий пень. Кора с него давно спала, солнце его высушило и посеребрило. Жучки, червячки, паучки и муравьи проточили в нём ходы и выходы, и Люба Тряпичница не знала, какое это было дерево.

Она приходила к своему другу, когда было хорошо, но чаще, когда было плохо. Садилась боком на толстый, похожий на казачье седло корень, прижималась к пеньку щекой и замирала. Внутри Старого Пня всегда шла жизнь. Что-то шуршало, скреблось, вызвенивало, вытренькивало. Звуки были ласковые, осторожные, словно жители Старого Пня старались не помешать друг другу.

Дом бабки Травницы стоял над рекой. Крыша на домике сидела шалашиком, и потому в деревне называли его «дом в платочке».

На трубе намывал гостей чёрный кот, похожий на старую, давно не ношенную шапку.

Дверь в тёмные сени была открыта. Привязанные к притолоке, покачивались на ветру щучьи хребты. Под крышей, вместо ласточкиного, лепился серебряно-серый шар осиного гнезда.

— Лёшенька, это то, что нам надо! — обрадовалась Вера Фёдоровна, поставила чемодан на землю и постучала в окошко.

— Ты зачем бросал в старую ворону льдышками? — спрашивает мама.

Что тут ответишь? Молчит Илюха.

— Ты почему у Танечки отнял лыжи?

— Я ей отдал.

— Он с обрыва прыгал! — кричит Танечка.

— Подумаешь, один раз, — мрачно соглашается Илюха.

— Не один, а два раза ты прыгал.

— С какого обрыва? — Глаза у мамы становятся круглые, как копеечки. — От сосны?

— От сосны! — злорадствует Танечка.

— Ты забыл, что твой отец, настоящий лыжник, на этом злосчастном обрыве сломал ногу?

Шофер тронул Васю за плечо:

— Ну, дружок, выкатывайся! Приехали.

— Знаю, — мрачно сказал Вася. Он пошевелил онемевшими ногами, вздохнул и вылез из кабины. Разбрызгивая цепями грязь, машина рванулась во мглу. «Куда же идти?» — не сразу сообразил Вася. Дождь хлестал с осенней яростью. Тускло, словно через занавес, пробивались огни деревни. Поправив на спине мешок, Вася пошел по скользкой дороге. Стучать в ворота — не скоро услышат. По старой привычке, он перемахнул через плетень. В темных сенях взвизгнул Буйный. Закинув лапы на плечи паренька, лизнул горячим языком щеку. Вася обрадованно обхватил пса, потрепал за холодные уши.

Наш отец большой и строгий. По утрам он встает не с той ноги и вечно что-нибудь теряет. У него пропадают книги, галстуки и запонки.

— Я положил их тут! — возмущается он.

Наша мама всегда встает на ту ногу, на которую нужно. Она у нас маленькая и веселая.

— Ой ли? — улыбается она. — Если ты положил их тут, то тут и возьми. Вот ведь они, твои запонки.

Отец каждый день надевает свежую рубашку с накрахмаленным воротничком и ни с кем не разговаривает, только дает указания. По именам он нас не называет.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Mary Balogh / Мэри Бэлоу

Вальс среди звезд / A Waltz Among the Stars

Рассказ входит в сборник "A Regency Valentine II"

День Святого Валентина. Худший день в году. Даже хуже чем Рождество. В конце концов, Рождество – семейный праздник, и всегда есть члены семьи — а их немало — с которыми ему весело. И с ними всегда можно было скрыть отсутствие одного человека.

Но день святого Валентина – совершенно иное. День возлюбленных, день для двоих, день, когда родственники и друзья почти ничего не значат. Только она, единственная. Только она, нежно любимая.

Перевод осуществлен на сайте http://lady.webnice.ru

Переводчик: Шереметьева

Бета-ридер: Лиса

Редактор файла: Лиса

Введите сюда краткую аннотацию

Возникший в VII в. нашей эры ислам удивительно быстро распространился по планете. Христианская цивилизация утверждалась на протяжении почти пятнадцати столетий; исламу, чтобы превратиться из веры и образа жизни медицинской общины Мухаммада в мировую религию, понадобилось шесть веков. И утверждался ислам именно и прежде всего как религиозная цивилизация, чему не было прецедентов в человеческой истории: ни зороастрийский Иран, ни христианская Византия не были религиозны в той степени, в какой оказался религиозен исламский социум. Что же такое ислам? Почему он столь притягателен для многих? Каковы его истоки, каковы столпы веры и основания культуры, сформировавшейся под влиянием этой веры? На эти и другие вопросы, связанные с исламом, и предпринимается попытка ответить в этой книге.

Очутившись в немедийском городе Шикасе, Конан оказывается втянут в клубок интриг вокруг королевской казны и статуэтки древней богини Селхет. В результате грандиозной схватки четырёх разбойных банд, поделивших влияние в Шикасе, почти все разбойники и градоправители погибают, а Конану удаётся благополучно покинуть город.