Глеги

На открытой планете космонавты сталкиваются с загадочной болезнью, ставшей результатом экспериментов ученых по созданию послушных рабов. Неведомой болезнью заражается и экипаж звездолета…

fantlab.ru © Ladynelly

Отрывок из произведения:

Он открыл верхний люк ракеты и, стоя на ступеньках, до половины высунулся наружу. Небо было ясное, зеленое, с большим белым солнцем. Скафандр быстро нагрелся, стало жарко. «Тут вполне можно было бы обойтись без скафандров, — с досадой подумал он. — В этой скорлупе того и гляди сваришься, как яйцо…» Он хотел было вернуться, но тут увидел темную точку, передвигающуюся вдалеке по равнине. Он сжал губы и медленно поднялся на последнюю ступеньку. «Конечно, вездеход. Почему они возвращаются так рано? И гонят во весь дух, как видно…» Он вдруг понял, что все время подсознательно ждал беды. Ждал какой-то каверзы от этой милой мирной планеты. «Милая, мирная, мертвая, — бормотал он, глядя на вездеход. — Такая симпатичная покойница, прямо сердце радуется».

Другие книги автора Ариадна Григорьевна Громова

При загадочных обстоятельствах погибает один из сотрудников Института Времени. Следствию никак не удается установить, почему и каким образом это произошло. Дело в том, что разгадка находится вне круга наших обычных представлений.

В этом остросюжетном романе содержится также немало интересных сведений из области физики, криминалистики, психологии.

В остросюжетном научно-фантастическом романе «По следам Неведомого» рассказывается о поисках в Гималаях  следов посещения Земли «пришельцами с другой планеты».

Послесловие проф. Д.Я. Мартынова.

Один из классических романов отечественной фантастики 60-х годов.

Молодой учёный увлёкся гипнозом и решил испытать его на… собственном коте. Последствия оказались шокирующими: кот начал, как попугай, повторять внушённые ему слова на чистейшем русском языке. Пока хозяин со своими коллегами ломает голову над феноменом «говорящего кота», перед ними незаметно вырастает проблема куда более глобальная: этика опытов над животными, обращение с братьями нашими меньшими. Кухонные споры превращаются в реальный вопрос жизни и смерти, когда суеверная бабка решает убить «дьявольского» кота…

Это еще одна повесть о контакте с иными существами. Только на этот раз не с обитателями других миров, а с нашими соседями но планете Земля - с животными и птицами. Но ведь если люди не смогут установить подлинный и прочный контакт и взаимопонимание здесь, у себя дома, то где гарантия, что они сумеют сделать это за пределами родной планеты? Повесть говорит о том, что нет жестокости «от сих до сих» - по отношению только к животным и птицам, что всякая жестокость к существам более слабым недостойна человека. Что она опасна в первую очередь для самого человечества. Художник Арнольд Георгиевич Тамбовкин.

Все началось неожиданно… Впрочем, я ведь знал и все знали, что так это и будет — неожиданно. Наступит какое-то последнее утро… или день, или вечер, все равно, а потом… потом — это можно было тысячу раз представлять себе по-разному. Но своего, этого варианта я не предвидел. Мне он и сейчас кажется самым невероятным из всего, что могло случиться. Со мной или с кем угодно другим, неважно. Иногда мне кажется, что я схожу с ума… Да это, наверное, так и есть! Но тогда… что же будет тогда с ними? Они ведь теперь целиком зависят именно от меня, от моего сознания, от моей воли, от моей любви…

Однажды воскресным утром жители ветхого домика на окраине советского города проснулись отделенными от земного пространства-времени, окруженными невидимой и непроходимой стеной…

Ариадна Громова, Рафаил Нудельман

КТО ЕСТЬ КТО?

Фантастический детектив

Журнальный вариант.

Отсутствует главы 2-3

Валя Темин рассуждает о темпорариях Прочитав телефонограмму. Линьков тяжело вздохнул.

- А при чем тут я? - вяло запротестовал он, ни на что, впрочем, уже не надеясь.- Лабутин дежурит, он пускай и идет.

- Так ведь его с ходу, не успел он на порог ступить, вызвали на Пушкинскую, там старушечка газом отравилась!

Популярные книги в жанре Научная фантастика

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Средство для счастья

Медведев утопал в подушке заднего сиденья лимузина, слева возле него и впереди возле шофера застыли охранники или почетные караульные, или, наоборот, конвоиры в строгих черных мундирах без украшений, рядом покачивался на такой же пышной подушке бесстрастный сопровождающий в штатском. Сзади, на некотором удалении, катили по шоссе еще три черных лимузина с крепкими парнями в мундирах и бесстрастными штатскими. Медведев пока не мог определить, почетный эскорт это или все-таки конвой для пресечения попытки к бегству, и с некоторой настороженностью смотрел в ветровое стекло на белую ленту шоссе, утекающую под клиновидный капот лимузина.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Стремившийся войти

Дом возвышался над пятнистой красно-желто-зеленой лесной чащей. Дом стоял не на холме - просто он был очень высок. Его серый фасад был сродни строке старинного поэта: "...И звезды груди разрывали об эту каменную глыбу". Треугольные окна казались отпечатками лап диковинных животных, вскарабкивающихся по ночам на плоскую крышу Дома, чтобы прохрипеть оттуда угрозу темному небу.

Штурмовик стоял на смотровой площадке самоходного орудия и разглядывал в бинокль подступы к Дому. Деревья и кусты перед Домом тревожно качались, хотя стояло полное безветрие, и оттуда поднималась в небо пелена синеватого дыма. Серые облака едва заметно ползли над чащей, рассчитывая до вечера укрыть свои пузатые туши подальше от Дома, за лесом и изъеденными оврагами полями, и вообще за пределами территории, которую избороздили боевыми машинами парни Штурмовика.

КОРЕПАНОВ АЛЕКСЕЙ

Жизнь после жизни

- Ничего не понимаю, - озадаченно пробормотал Медведев, уставившись на экран внешнего обзора. - Какая же это точка финиша? Ваня, дай "картинку".

Онемевший от изумления Пархоменко неуверенно шевельнул рукой, и посреди отсека управления возникло объемное изображение - одна из "картинок" поверхности планеты, предварительно доставленных на Землю киберразведкой. Именно на зтом участке должен был после подпространственного перехода возникнуть "Прыжок".

Дмитрий Коростелев

ПРОСТО ЗАЖИГАТЬ ЗВЕЗДЫ...

РАССКАЗ

Уходя в никуда я сжигаю мосты,

Почему же тогда мне мерещишься ты

Золотые глаза, трепет в светлой душе

Я ушел на всегда, ты осталась во мне...

Вместо эпиграфа

* * *

Пригородная электричка весело стуча колесами прокладывала себе путь по старым, дребежжащим, словно расшатавшийся гитарный колок, шпалам . Зеленая полоса леса размеренно мелькала за мутным, как полиэтилен окном, теплое июльское солнце заполняло помещение вагона живительным летним светом.

Виктор Косенков

Безрассудство

"Богу все равно!" К. Воннегут

Туман белесым одеялом облегает тело. Мелкие капли, словно медитируя, висят в воздухе, а одежда промокла и противно липнет к телу. Плащ, словно мертвый, тяжело давит на плечи. Положение хуже не придумаешь.

Тир, тяжело дыша рассеянной в воздухе влагой и выставив вперед меч, бесшумно, или почти бесшумно, пробирался вперед сквозь заросли и осторожно обходил возникающие словно из небытия деревья. Воспалившаяся ступня напоминала о себе при каждом шаге. Тир всхлипнул и остановился перевести дыхание. Позади были почти два часа беспрестанного бега, и Тиру, непривыкшему к подобным испытаниям, постоянно казалось, что его сейчас просто вывернет наизнанку и он оставит свои горящие легкие под каким-нибудь кустом. Прохлада тумана, в который Тир угодил по чистой случайности, немного выручала, но сердце до сих пор с удручающим постоянством содрогалось в районе кадыка. Уже около получаса Тир блуждал в белых потемках не в силах успокоить дыхание. Ему уже начало казаться, что весь мир состоит теперь из однородной массы висящих в воздухе капель. Поневоле становилось страшно. Впрочем страх этот был сродни облегчению, которое даруется неведением. Хотелось верить, что кроме Тира и тумана в мире нет никого и ничего, нет Воинов Единого Бога, что гнали Тира, как волки зайца, нет лесных бродяг, которым Тир обязан своим спасением, но от которых он был вынужден бежать, чтобы избежать чести быть разорванным о жертвенное дерево, нет магов, нет воинов, нет мерзавцев, нет духов, домовых, оборотней и суккубов. Никого нет! Кроме Тира и тумана.

Олег Костман

Избыточное звено

Место для засады было выбрано как нельзя лучше. Из укрытия великолепно просматривалась полого спускающаяся к воде полянка, окруженная плотной стеной корнуэлльских джунглей. Чук поудобнее расположил свой охотничий лучемет - так, чтобы обеспечить максимальный сектор обстрела, и повернулся к Мэрфи.

- Сейчас вы увидите этих красавцев...

- Надеюсь, наше знакомство не будет слишком близким?

Приключения авиатора Елизаветы фон дер Браге продолжаются. Сокровища Лемурии, параллельные реальности, в которые ей суждено попасть со своей новой подругой, сражения в Германских государствах, Североамериканских Соединенных Штатах и в республике Техас, а также любовь и война – будет все. Четвертая книга цикла «Авиатор», название которой говорит само за себя. Ведь адмирал – он и в Техасе адмирал, даже если командующий авианосной группой не мужчина, а женщина.

Должно быть, главная отличительная особенность Киллербота – попадать в переделки. Или все автостражи такие? Определенно нет, ведь Киллербот – беглый автостраж.

Очередная миссия в составе команды исследователей оборачивается перестрелкой с неизвестным кораблем, который похищает Киллербота и дочь доктора Мензах. Но есть в этом какая-то странность, ведь корабль – это бот-пилот ГИК, тот самый, что помог Киллерботу удалить модуль контроля. Что происходит? Неужели его предали? Или же это сигнал бедствия и только Киллербот может понять, как спасти друга?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Для обитателей пансионата «Раздолье над Фьордом» настало лето. Зеркальная гладь фьорда сверкала в лучах солнца, и дни стали долгими и светлыми.

Самсон и Роберто зажили припеваючи. Не так давно они получили в наследство этот замечательный пансионат на морском берегу, и с тех пор у них появилось много новых друзей. Под верандой жила Грета, которая теперь работала у них посыльным. В пятом номере на втором этаже жила старая индюшка фрекен Криллеберг. Она была единственной постоянной жилицей пансионата и отличалась ужасно брюзгливым нравом, но к этому все уже успели привыкнуть. Фрекен Криллеберг была учительницей и поселилась в пансионате в ожидании, когда будет достроена новая школа, где она будет преподавать математику, словесность и географию. Немного выше по склону под мостом через горный ручей находилась норка знаменитой Мастерицы-на-все-руки выдры Улли, вход в неё прятался под водой. Улли умела починить любую поломанную вещь, и в старом доме Самсона и Роберто для неё всегда находилась работа. Она заменяла старые водосточные и водопроводные трубы, перестилала полы и сколачивала развалившиеся кровати. А в те дни, когда не было никакой работы, Улли сама находила себе занятие.

Эта книга о путях обретения силы и бессмертия. Силы, позволяющей добиваться чего угодно в обыденной жизни и выйти за ее пределы. бессмертия, в буквальном смысле этого слова, то есть физического бессмертия и (или) сохранения непрерывности существования нашего «я». И конечная цель здесь — обретение силы. Можно сказать, что эта книга содержит ответы на некоторые вопросы. Дальше все зависит от вопрошающего. Некоторым достаточно знания технических приемов продления жизни, некоторым — умения добиваться успеха при взаимодействии с другими людьми, некоторых заинтересует возможность обретения «магических» сил, а некоторых — возможность установления непосредственного контакта с сущностями высшего порядка. Все это здесь есть, но есть и гораздо больше. Главное — система координат, которая позволяет определить свое место в мире и выбрать путь, превращающий нашу жизнь в бесконечное и грандиозное путешествие, выводящее за границы всего изведанного. Есть правила и есть запреты, ограничивающие нашу жизнь крохотными пределами. Но сила запретов меняется. Иногда космические часы, связанные для нас с двенадцатилетним циклом солнечной активности, дают сбои, и наступает время чудес, когда все становится возможным. Другое дело, что даже в этот период все зависит от самого человека. Время чудес — это время странников, для которых неизведанное всегда лучше обыденности, которые не боятся перемен, а ищут их, просто потому, что они каким-то образом знают о великолепии большого мира, который начинается буквально у нашего порога. И если вы готовы переступить черту — добро пожаловать!

Этот многомиллионный город занимает на поверхности земли всего два квадратных метра!

Его жильцы — самые трудолюбивые существа в мире!

Их умение подчиняться правилам — мечта любого диктатора!

Их интеллекту можно только позавидовать!

Они — муравьи!

И они живут среди нас.

Или это мы живем среди них?

Чья цивилизация окажется жизнеспособнее?

Среди множества удивительных книг Бернарда Вербера «Древо возможного» занимает особое место.

Это сборник рассказов-гипотез, рассказов-предположений, в каждом из которых, как сжатая пружина, заключена история нашего будущего.

Автор показывает нам, каким станет мир, если…

…если в центр Парижа упадет огромный вонючий метеорит,

…если инопланетяне будут разводить нас, как домашних животных,

…если окажется, что деревья — разумные, мыслящие существа,

…если ваша собственная рука поднимет против вас бунт…

Оказывается, будущее — это вполне управляемая стихия, подвластная нам, но думать о нем надо заранее…