Глаза чужого мира

Глаза чужого мира
Автор:
Перевод: И. Куцкова
Жанр: Фэнтези
Серия: Умирающая земля
Год: 2009
ISBN: 978-5-699-35838-0

Джек Вэнс, писатель, у которого в фантастике получалось все — и твердая классическая НФ, и крупномасштабные космические полотна, и яркие фэнтезийные сериалы, и мощные романы-эксперименты, — и получалось блестяще. Лауреат престижных фантастических премий — «Хьюго», «Небьюла», Всемирная премия фэнтези, — Вэнс всегда шагал в авангарде жанра, и на него равнялись многие звездные авторы современной фантастики.

Сериал о закате цивилизации, самый знаменитый не только в творчестве мастера, но и в фантастической литературе в целом. Это смесь магии и науки, авантюрного плутовского романа и философской притчи о будущем человека и человечества, литература самой высокой пробы.

Отрывок из произведения:

На высоком берегу реки Кзан, там, где раньше стояли древние развалины, Юкуону, Смеющийся маг, построил дом по своему вкусу: эксцентричное сооружение из крутых фронтонов, балконов, открытых галерей, куполов, а также трех спиральных башен зеленого стекла, сквозь которое сиял алый солнечный свет, преломляясь и вспыхивая самыми невероятными красками.

Позади дома, через всю долину, простирались до самого горизонта, словно дюны, низкие холмы. Солнце отбрасывало скользящие полумесяцы черных теней, оставляя холмы нетронутыми, пустыми и безлюдными. Внизу протекал Кзан, берущий начало в старом лесу к востоку от Олмери, а в трех лигах к западу он сливался с рекой Ском. Здесь с незапамятных времен стоял Азеномей, город, известный ныне лишь благодаря ярмарке, на которую, как и прежде, стекался народ со всей округи. Именно на Азеномейской ярмарке и поставил Кугель палатку для продажи талисманов.

Рекомендуем почитать

Странное поручение дал волшебник-некромант могучему воину Бронту Безжалостному, и странный спутник должен помочь свершить подвиг…

Джек Вэнс (родился в 1916 г.) — один из ярких представителей американской фантастики XX в., лауреат премий «Хьюго», «Небьюла» и Всемирной премии фэнтези за «общий вклад в развитие жанра».

Талант Джека Вэнса удивительно многогранен, ибо перу его в равной степени подвластны фантастика «классическая», фантастика «приключенческая», фэнтези во всех возможных ее проявлениях — и самые невероятные, но всегда удачные гибриды вышеперечисленных жанров.

Перед вами — САМЫЙ ЗНАМЕНИТЫЙ СЕРИАЛ Джека Вэнса.

Своеобразная «квинтэссенция» его творческих «стиля и почерка». Потрясающая воображение, увлекательная сага «Умирающая Земля».

Сага о декадентском закате цивилизации, увиденной взглядом настолько посторонним, что наука, на взгляд этот, кажется — магией. Сага о планете, которой осталось жить всего-то несколько десятилетий. Сага о тех, кто тоскует о грядущей гибели Земли, и о тех, кто гибели этой — ждет.

Перед вами — сериал, повлиявший на творчество самых блестящих писателей мировой фантастики, в том числе — на «Гиперион» Дэна Симмонса.

Хотите знать — ПОЧЕМУ?

Прочитайте — и узнайте сами!

Попытка ограбления мага Юкоуну закончилась для Кугеля неудачно: он был пойман с поличным и во искупление своего проступка отправлен в опасное путешествие за линзой, позволяющей увидеть мир прекрасным. Причём в путешествие Кугель отправился не один, а в компании пренеприятного существа Фиркса, поселившегося в теле Кугеля и направляющего его действия. Поэтому Кугель просто обречён вернуться, чтобы не только выполнить свою миссию, но и, может быть, отомстить…

Джек Вэнс, писатель, у которого в фантастике получалось все - и твердая классическая НФ, и крупномасштабные космические полотна, и яркие фэнтезийные сериалы, и мощные романы-эксперименты, - и получалось блестяще. Лауреат престижных фантастических премий - "Хьюго", "Небьюла", Всемирная премия фэнтези, - Вэнс всегда шагал в авангарде жанра, и на него равнялись многие звездные авторы современной фантастики. Сериал о закате цивилизации, объединяющий четыре романа, собранные в предлагаемом томе, - самый знаменитый не только в творчестве мастера, но и в фантастической литературе в целом. Это смесь магии и науки, авантюрного плутовского романа и философской притчи о будущем человека и человечества, литература самой высокой пробы.

Четвертая книга из цикла «Умирающая земля». Один из самых извесных циклов фантастики. Цикл описывет закат земли. Люди забыли науку она превратилась для них в магию.

Маг Риальто по прозвищу Великолепный ведет беспокойную жизнь: вместе с коллегами из магического конклава борется с ведьмой по имени Насылающая Наваждения, странствует в прошлое в поисках утраченного Персиплекса — артефакта, содержащего кодекс магического сообщества, и даже отправляется в путешествие на край вселенной, чтобы спасти давно пропавшего Морреона — пропавшего не без его, Риальто, участия…

В этом рассказе перед глазами читателя проносится мимолетное виденье: над рекой Ском летит чародей Альфаро по прозванию Рассветная Акула, и к нему присоединяется разношерстное сборище других магов и волшебников. Все они отправляются в опасный путь — на поиски легендарного затерянного города, который, как выясняется в самом скором времени, лучше было и не находить.

Одним из древнейших и главных мотивов, управляющих людьми, является месть. В следующем стремительно разворачивающемся рассказе вы узнаете, как она привела покрытого боевыми шрамами воителя к краю Умирающей Земли… А заодно подтолкнула к краю и саму Умирающую Землю!

Другие книги автора Джек Вэнс

Опасные приключения ожидают астронавта Адама Рита на планете Тскей, вращающейся вокруг незаметной звезды Карины 4269. Множество инопланетных рас, обосновавшихся на этой планете, уже сотни тысяч лет воюют друг с другом. Удивительные негуманоиды, различные человеческие племена — все смешалось в единый клубок интриг вокруг отважного землянина.

Первая книга из цикла «Умирающая земля». Один из самых извесных циклов фантастики. Цикл описывет закат земли. Люди забыли науку она превратилась для них в магию.

Третий том трилогии «Лионесс», получивший награду за лучшее в мире произведение в жанре «фэнтези», привлекает наше внимание к Мэдук, подброшенной феями и принятой Казмиром за свою внучку, дочь принцессы Сульдрун. В отличие от принцессы Сульдрун, лишь пассивно сопротивлявшейся несносным правилам замка Хайдион, Мэдук бойко защищается — в частности, бросается гнилыми фруктами. Приведенный в ярость ее проказами, король Казмир объявляет конкурс, обещая выдать ее замуж за победителя, но у Мэдук другие планы — она вербует в качестве эскорта помощника конюшего по прозвищу «сэр Пом-Пом» и бесстрашно отправляется на поиски своего настоящего отца. В странствиях они сталкиваются с мошенниками, феями, троллями, ограми и старцем, ищущим потерянную молодость, а также с невзрачным и слегка выщербленным предметом кухонного обихода под наименованием «чаша Грааля». По мере того, как волшебники Шимрод и Мурген изучают предзнаменования катаклизма, готового произвести переворот в магическом мире, король Казмир планирует убийство, которое позволит ему править железной рукой объединенными государствами всех Старейших островов; тем не менее, удовлетворение его грандиозных амбиций осложняется одним малозаметным, но существенным недосмотром — он забыл принять в расчет существование Мэдук!

Весь цикл Аластор в одном томе.

[3] Галактика полна богатыми мирами и высокомерными инопланетянами, строго хранящими тайну межзвездных полетов. Земляне вынуждены платить за использование сверхсветовых двигателей, и это очень не нравится Пэдди Блэкторну. Он решается похитить драгоценный секрет. В конечном счете ему удается заполучить пять золотых браслетов, содержащих данные, ради которых он рисковал головой. Информация закодирована – и Пэдди должен найти ключ к этой головоломке, пока за ним охотится вся Галактика!

После принятия новой Хартии административное устройство Заповедника — планеты Кадвол — меняется, условия Консервации становятся значительно жестче. Недовольные этими переменами члены партии «Жизни, мира и свободы» (ЖМС), вкупе с откровенными авантюристами, пытаются помешать переменам и затеять смуту. Они рассчитывают использовать в своих целях болезненный вопрос перемещения в другие миры народности йипов, уже многие столетия поставляющей заповеднику, необходимую ему, дешевую рабочую силу.

Сеть махинаций, опутавшую уже не только Кадвол, но и другие миры, пытаются разорвать молодые сотрудники Бюро Б — командир Глауен Клаттук, вынужденный покинуть на время расследования невесту, и командир Эустас Чилк, невесту в этом расследовании обретающий.

Но противники тоже не теряют времени даром: уничтожаются не только конкретные люди — горят и взрываются целые города, навек исчезают с лица Заповедника тысячи и тысячи людей…

Глаза Чужого мира — волшебные линзы из красного стекла, одев которые человек видит запредельный мир, полный чудес... Роман американского фантаста Джека Вэнса «Глаза Чужого мира» рассказывает о приключениях воришки-неудачника Кугеля, волею судьбы попавшего в плен к волшебнику. Чародей отправляет Кугеля в опасное странствие по землям, населенным диковинными существами-великанами, упырями, призраками, сумасшедшими колдунами и демонами.

Также в настоящее издание вошли повести «Сын Древа», «Создатели чуда» и сборник новелл под общим названием «Узкая полоса». Эти тексты, как бы дополняя роман «Глаза Чужого мира», открывают для читателя яркую творческую палитру писателя, его неистощимую фантазию и столь сильно присущее Д. Вэнсу чувство юмора.

Содержание:

Глаза Чужого мира. /Глаза другого мира /Глаза верхнего мира/ The Eyes of the Overworld /Cugel the Clever/

Создатели чуда. /Творцы миражей /The Miracle-Workers/

Сын Древа. /Сын дерева /Son of the Tree/

Зелёная магия. /Green Magic/

Маскарад на Дикантропусе. /The Masquerade on Dicantropus/

Узкая полоса. /The Narrow Land/

Творец миров. /The World-Thinker/

Замок Иф. /Chateau D'If/ /New Bodies for Old/

Джек Вэнс, писатель, у которого в фантастике получалось все — и твердая классическая НФ, и крупномасштабные космические полотна, и яркие фэнтезийные сериалы, и мощные романы-эксперименты, — и получалось блестяще. Лауреат престижных фантастических премий — «Хьюго», «Небьюла», Всемирная премия фэнтези, — Вэнс всегда шагал в авангарде жанра, и на него равнялись многие звездные авторы современной фантастики.

Сериал о закате цивилизации, самый знаменитый не только в творчестве мастера, но и в фантастической литературе в целом. Это смесь магии и науки, авантюрного плутовского романа и философской притчи о будущем человека и человечества, литература самой высокой пробы.

Популярные книги в жанре Фэнтези

Михайлова Наталья

Оловянное царство

Антимир противостоит святости - поэтому он богохулен, он противостоит богатству - поэтому он беден, противостоит церемониальности и этикету - поэтому он раздет, наг и бос; антигерой этого мира противостоит родовитому - поэтому он безроден, противостоит степенному -поэтому скачет, прыгает, поет веселые, отнюдь не степенные песни.

(Д. С. Лихачев "Смех как мировоззрение")

Гуслями, сурнами, бубнами, гудками, дудами, цимбалами, лирами, балалайками, домрами нагрузили три воза. Стрельцы повели эти возы по льду на другой берег Москва-реки. Позади них на безопасном расстоянии держалась толпа пестрых людей. Это были мужчины и женщины так называемого дурного сословья: медвежьи поводчики, фокусники, борцы, плясуны, игрецы и потешники. Отныне царским указом их запретили. За занятие скоморошеством отныне полагалось "наказание без пощады", "наказание и опала великая", "битье кнутом" и "битье батогами".

Рассказ из цикла «Невероятно Жуткие Сказки».

Сказки всегда рождаются в боли. Оберегая от этой боли других.

Древний ящер был благодушен. Он вытянулся на камне, подставив солнцу заметно округлившийся после обеда живот, слишком сытый, чтобы шевелиться. Но от комментариев не удержался.

— Благородная дама, — сделал вывод дракон, глядя, как я упорно лезу на скалу. И душевно так, с намёком, заметил, — Люблю дам! Особенно тех, которые в обморок вовремя падают, чтобы бегать за завтраком долго не приходилось…

Судя по тону, он ожидал, что это заявление меня обескуражит. Встав на краю скалы, я серьёзно обдумала услышанное, пытаясь понять, где в фразе пряталась ирония. Если судить по интонации, где-то она запрятана. А вот по содержанию комментарий был вполне логичен, и требовал подобающе вдумчивого отношения.

Конан-киммериец по праву назывался самым великим героем Хайборийского мира. Он сражался с ужасными демонами Ада, с самыми могущественными волшебниками – и всегда побеждал. Но никогда еще на его пути не встречался смертный, сумевший освободить свою душу из человеческого тела и овладеть Великим Знанием.

     Древние Боги умыли руки, могучие чародеи дрожали от страха, подданные отвернулись от своего короля – в Хайбории появился новый бог – Великая Душа. Созданная им империя не знала границ.

     Казалось, что это навсегда. Но прошло совсем немного времени, и в решающей схватке сошлись Конан-варвар и пребывающий на вершине могущества гениальный карлик, именовавший себя не иначе, как НЕПОДВЛАСТНЫЙ БОГАМ.

Второй роман цикла «Великая Душа».

Этот рассказ – начальный сокращённый вариант повести «Нам баньши пела песенку»

Мир жесток, жизнь несправедлива, а один в поле не воин. Но будь ты хоть тролль в одном шаге от пенсии, хоть бродячая полуэльфа посреди мира, который рухнет, если его не спасти, хоть инспектор один на один с ревущей толпой в день разрешенного насилия. Ты должен делать то, что велят тебе совесть и сердце. А они не ищут легких путей, иначе ничего не изменится.

"Ночь я провожу в Секторах. День — в своем мире. Все не так уж плохо, если учесть, что земная ночь здесь длится месяц. А день в своем мире — одна ночь Секторов."

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Вы были в Турции? Наверное, да. В Турции, такое ощущение, все были. Все, да не все… Алена Дмитриева, писательница, к примеру, там не была. Причем поехать в Турцию она собиралась несчетное количество раз. Собиралась она так: начинала планировать, в каких числах поедет, какую сумму сможет истратить на путевку и шопинг, искала в Интернете на турфорумах отзывы людей, лишь недавно вернувшихся из этой замечательной страны и еще пребывающих в состоянии эйфории – или, напротив, ужасной злости. На самом деле сплошь и рядом встречаешь и тех и других. Первые лишь укрепляли Аленино желание поехать в Турцию, вторые… нет, не охлаждали, отнюдь. Она просто пропускала их мимо глаз (в смысле, не читала эту ерунду, да и все!) и с негодованием думала, что эти люди просто не умеют ловить блаженные мгновения, которые предоставляют им отдых, море, солнце, магазины, необычная еда, полная расслабуха, знойные брюнеты, которые шныряют вокруг (Алена в принципе предпочитала – и даже весьма предпочитала! – блондинов, но иногда очень даже довольствовалась брюнетами, тем паче, насколько она знала, блондины в Турции в таком же дефиците, как, к примеру, брюнеты в Норвегии), ну и все такое, что можно назвать одним словом – отдых в Турции! Также в понятие «сборы» включались походы в туристические агентства и рассматривание разноцветных, ну просто бьющих по глазам солнечными красками проспектов.

Новый год для меня теперь пуст.

И новогодней елки я больше никогда не увижу. Могу лишь вспоминать их – все, что были в моей жизни. Скромнягу с елочного базара, искрящиеся серебром кремлевские державные деревья, крошечную, не больше сигаретной пачки, искусственную елочку… Она была у меня давно, еще в школе. Уже в начале декабря я вытаскивала ее с антресолей и ставила на письменный стол. То и дело отрывалась от уроков, поглядывала на деревце и улыбалась. Тому, что приближается Новый год, а значит, и каникулы.

Он был стрелком от бога, не промахивался никогда, хотя был еще совсем мальчишкой. Но на войне взрослеют быстро. Пятнадцатилетний Таймасхан потерял своего отца, известного полевого командира Джамбулата Гарсиева. Он стал профессиональным киллером, на его счету было уже много исполненных «заказов», но долгие годы Таймасхан жил одной мыслью – отомстить тому, кто убил его отца: капитану ГРУ Андрею Судоплатову… Не знал он главного – отец не погиб во время того, последнего боя, он выжил, хотя и попал, контуженный, в плен…

АННОТАЦИЯ.

Исторический роман Владимира Шигина «Чесма» посвящен событиям русско-турецкой войны 1768-1774 гг. Центральное место занимает описание знаменитого Чесменского боя, победа в котором принесла всемирную славу российским флотоводцам А. Г. Орлову, Г. А. Свиридову, С. К. Грейгу и другим.