Героям не место в застенках

В Литве осужден на долгий тюремный срок 85-летний полковник КГБ в отставке Макар Капитонович Бузько. В 1945 году, будучи начальником отдела СМЕРШ, он и его группа уничтожили банду литовских националистов. «Демократический» литовский суд осудил Бузько за убийство. Но с решением суда в корне не согласно руководство России. Легально освободить старого контрразведчика никак не получается. Тогда пришлось задействовать нелегальный способ. В Литву под видом гражданских лиц едет группа спецназа ВДВ во главе с сержантом Владимиром Локисом. Ему поручено выкрасть из литовских застенков старого партизана и доставить его на родину – живым и невредимым…

Отрывок из произведения:

Камера следственного изолятора в литовском городе Шяуляе была стандартной для всех пенитенциарных заведений советского периода. Мрачная тесная комната, стены которой были оштукатурены «шубой», двухъярусные нары-шконки, металлические стол и лавки, намертво прикрученные к полу. В углу грязный унитаз и давно не мытая раковина со следами ржавых подтеков, над которой уныло нависал выкрашенный ядовито-зеленой краской кран.

С нижней шконки с трудом поднялся щуплый старик. Седые редкие волосы, неровно остриженные зэком-парикмахером, клочками торчали в разные стороны. Старик был одет в несвежую рубашку и помятый черный старомодный костюм. Он с трудом передвигался в лагерных «прохорях» – специальных ботинках, не имеющих формы, без шнурков, на очень твердой, негнущейся подошве, которые выдавались всем помещенным в изолятор временного содержания или СИЗО.

Рекомендуем почитать

В Антитеррористический центр поступила информация, согласно которой скандально известная бизнесвумен Белла Темногорская установила деловые отношения с международным террористом Шамилем. Сотрудники Центра внедряют в окружение Темногорской подполковника спецназа ВДВ Константина Антонова с заданием выяснить, что та затевает. Антонов начинает расследование и вскоре выясняет, что Шамиль и Белла готовят беспрецедентную по масштабу террористическую атаку. Они планируют захватить три российские атомные электростанции и под угрозой их взрыва потребовать от Президента отказа от своего поста в пользу американского ставленника…

Россия на грани катастрофы. Арабские террористы готовят взрыв атомной электростанции, действующей на границе с Казахстаном. Последствия теракта будут столь масштабными, что печально известная авария на Чернобыльской АЭС покажется хлопком петарды. Федеральная служба безопасности совместно со спецназом ВДВ спешно разрабатывают операцию по предотвращению теракта. Но задача усложняется тем, что никакой оперативной информации раздобыть не удается – арабы пользуются услугами тщательно законспирированных наемников. И группе спецназа ВДВ во главе с капитаном Никоновым приходится самостоятельно вычислять подрывников…

В спецподразделении разведчиков «Каскад» служат поистине железные люди. Группа идеально слажена, она способна выполнить самые трудные, кажущиеся невыполнимыми задачи, даже если для этого потребуется выйти за грань человеческих возможностей. Так и в этот раз. «Каскаду» поставлена задача уничтожить полевых командиров, собравшихся на военный совет. При этом не допустить, чтобы моджахеды заподозрили в сотрудничестве с федералами главу селения. И командир «Каскада» по прозвищу Седой решает пойти на хитрость…

Ранее книга выходила под названием «Мужской закон»

Российские специалисты разработали уникальный космический аппарат, с помощью которого им удалось похитить с орбиты американский спутник-шпион. Спецслужбы США провели ответную операцию: захватили находящегося в Колумбии одного из создателей спутника-перехватчика инженера Виктора Лымарева. Похитители надеются с помощью пыток узнать у него коды управления российским спутником. Специальная команда, отправленная для освобождения инженера, поставленную задачу не выполнила. Последняя надежда — на бойцов легендарного десантника майора Лаврова. Только они способны сразиться с самым опасным противником в любой точке планеты и победить.

Такого задания у майора спецназа ВДВ Лаврова по прозвищу Батяня еще не было. Во главе группы спецназа он должен вылететь на Дальний Восток, отыскать там и вернуть на базу сверхсекретного боевого робота, похищенного по заказу китайской разведки предателем майором Бутусовым. Конечно, у Батяни богатый боевой опыт, так что разыскать чудо-робота в тайге ему не сложно. Но вот захватить этого монстра в титановом корпусе, пожалуй, будет проблемой. Ведь тот запрограммирован на уничтожение любого вооруженного человека и начисто лишен команды распознавания "свой — чужой". А значит, противником, которого надо уничтожить, для него станет группа Батяни. Так что бой предстоит нешуточный…

На Филиппинах агентами ЦРУ арестован гражданин Швеции Виталий Рождественский. Его обвиняют в шпионаже в пользу России: согласно имеющейся информации, Рождественский регулярно передавал в Москву секретные сведения о тихоокеанском флоте США. На помощь резиденту российской разведки срочно вылетает отряд спецназа ВДВ под руководством майора Лаврова – легендарного Батяни. Бойцам приказано во что бы то ни стало освободить Виталия и доставить его в Москву. И сделать это нужно как можно быстрее – ведь если американцам удастся выбить из Рождественского признательные показания, разразится международный скандал…

Настоящий спецназовец в воде не тонет и в огне не горит. И в жарких пустынях, и на заснеженных горных вершинах, среди многолюдных улиц и в глухой тайге — везде приходится воевать офицерам-десантникам. На сей раз опытному Батяне — майору Лаврову и старшему лейтенанту Барханову предстоит поработать на Дальнем Востоке. Командование включило их в состав комиссии по испытаниям новейшего вертолета «Барракуда». Только офицерам придется заниматься совсем другими вещами. В условиях, приближенных к боевым…

Майору ВДВ Андрею Лаврову по прозвищу Батяня приказано укрепить своим батальоном границу с непризнанной кавказской республикой, чтобы перекрыть поток контрабанды. Батяня неподкупен, и вскоре контрабандисты понимают, что с его приходом потеряли удобный транзитный канал. На границе стали происходить странные и жуткие события, а вскоре был безжалостно вырезан караул десантников. Батяня знает, кому выгодна прозрачность рубежа, но конкретный исполнитель кровавой акции ему неизвестен. Найти виновных и расправиться с ними — его святой долг…

Другие книги автора Сергей Иванович Зверев

Спецназовец Костя Панфилов поистине прошел круги ада – сначала в Афгане, а потом в родных лагерях и тюрьмах. Он выдержал все и даже заслужил лихую кличку Жиган. Но в родном городе, куда он вернулся, царят все те же, хорошо известные ему волчьи законы – торговцы наркотой и рэкетиры держат людей в страхе. Они со всей охотой готовы принять в свои ряды отчаянного и бесстрашного парня. Но Жиган выбирает свой путь, и на этом пути его ждут испытания покруче тех, что выпадали ему раньше.

Послевоенная Украина. Во Львовской области разведка СМЕРШ установила место, где скрывается руководитель УПА Роман Шухевич. Принято решение взять фашистского прихвостня живым. Для этого на место срочно направлена группа полковника Михаила Боровича. Кажется, загнанному в угол преступнику не избежать справедливого возмездия. Но в последний момент оперативный план неожиданно оказывается под угрозой срыва. Что это – серьезный просчет при подготовке, роковая случайность или чья-то провокация? Ответ на этот вопрос знает только один человек – сам Борович, человек с непростым и загадочным прошлым…

Осень 1941 года. Враг у стен Москвы. Основные предприятия и учреждения эвакуированы в Горький, где формируется новый рубеж обороны. Чтобы посеять панику и помешать выпуску военной продукции, фашисты забрасывают в наш тыл хорошо подготовленных диверсантов. Борьбу с ними ведут части НКВД под командованием майора госбезопасности Василия Ясного. Опытный чекист понимает: мало выявить и уничтожить мелкие группы врага, важнее перехватить стратегическую инициативу. С этой целью Ясный создает специальную группу и начинает вести с фашистами тонкую радиоигру…

Осень 1941 года. Враг у стен Москвы. Один из плацдармов удерживает сводный механизированный корпус, в котором сражается экипаж танка Т-34 младшего лейтенанта Алексея Соколова. В самый разгар боев танкисты получают задание: в составе оперативной группы захватить и удержать населенный пункт, в окрестностях которого разведчики будут искать пропавшие советские реактивные снаряды с секретным топливом. Соколов понимает: чтобы выполнить приказ, рассчитывать надо не только на крепкую броню и могучее орудие, но и на проверенную солдатскую смекалку…

Группировка саяно-шушенских «отморозков» желает обзавестись своим «вором в законе», чтобы, значит, все у них было по понятиям и на стрелках «законник» разруливал бы все проблемы по уму. Для этого они устраивают побег из зоны вору по кличке Батя. Но вора во время «рывка» перехватывают другие братки – молодые авантюристы из «Группировки Ленинград» – и переманивают его к себе, предлагая стать лидером. Однако устроители побега решительно не согласны с таким раскладом. Их унизили, а такое не прощается. Вы хотели войну? Будет вам война!…

Жиган не из тех, кто зря льет кровь. Он терпелив и спокоен, словно свернувшаяся в тугой узел кобра. Но и его терпению есть предел. А враги, похоже, взялись за него всерьез. Уничтожена его бензоколонка, гибнут сотрудники его фирмы, да и сам он явно под прицелом. Но кобра хладнокровна и безжалостна. И так же, как невозможно уклониться от ее броска, нельзя укрыться от ненависти и мести Жигана.

"Мы будем мочить бандитов везде, пока не останется ни одного", – поклялся Жиган. Киллера он грохнул, когда тот целился в начальника аэропорта. Восемь "кунцевских" во главе с их паханом взорвал в спортзале на тренировке. Двух авторитетов повесил на березев Измайловском парке… Он добился того, что бандиты стали убегать из Москвы. Но Жиган не собирается громоздить горы трупов и превращаться в кровавого отморозка. Он решает притормозить и сразу из охотника становится дичью. Теперь его ловят и менты, и бандиты.

Смерть в чане с расплавленным металлом легкой не назовешь. Но именно так погибают олигарх Воловик и его любовница. Вокруг наследства олигарха начинают кружить хищники всех мастей. Вот им-то как раз и не нужен Жиган, знающий многие секреты погибшего.

И снова Жиган оказывается в самой гуще схватки, из которой два выхода или чистая победа, или в чан с расплавленным металлом.

Популярные книги в жанре Боевик

Что общего между Маком Боланом и полковником Джоном Фениксом? На первый взгляд — ничего. На самом же деле у этих имен один хозяин и одно прошлое. Теперь Мак Болан с благословения Белого Дома возглавляет группу по борьбе с международным терроризмом «Каменный Человек» и противостоит фанатикам из арабской террористической организации «Орлы Революции», которой руководит честолюбивый лидер Хатиб аль-Сулейман, рассчитывающий, ни много ни мало, увести из под носа американцев их спутник связи!

Американский компьютерный эксперт был убит на темной улице на глазах у Мака Болана.

Уже через несколько часов Палач отправился в Японию, где столкнулся с фанатиками, готовыми ввергнуть мир в пучину новой войны. В одиночку на чужой земле Болан противостоит якудза, одной из сильнейших гангстерских организаций мира и таинственной армии воинов-ниндзя. Но вскоре Палач уравняет шансы.

Вернувшись из вояжа по Европе, Мак Болан вступает в бой с пятью семьями нью-йоркской мафии.

Мафия собирается прибрать к рукам Детройт, ежегодно приносящий ей 150 миллионов долларов дохода. Но в «город моторов» прибывает мститель-одиночка Мак Болан. Он намерен швырнуть разводной ключ в шестеренки идеально отлаженного криминального конвейера, который запустила «Коза Ностра»...

Это средство должно было в мгновение ока превращать человеческое тело в воплощенное совершенство. Однако никому не пришло в голову проверить, есть ли у чудо – лекарства побочные эффекты, и очень скоро сотни людей, сотни невинных `жертв красоты` рухнули вкровавый водоворот нового американского безумия. Смертоносного безумия. Казалось бы, спасения нет. Но нет такой опасности, которой не могли бы противостоять два героя – Римо Уильяме, Верховный Разрушитель на службе самого секретного агентства Америки, и его учитель Чиун, последний мастер великой корейской школы боевых искусств Синанджу...

Глубоко в непроходимых джунглях Малайзии лежат охотничьи угодья чудовищного доисторического монстра, чьи мощь и кровожадность заставляют померкнуть самые невероятные легенды… Но нет такой опасности, которой не могли бы противостоять два героя – Римо Уильямс, Верховный Разрушитель на службе самого секретного агентства Америки, и его учитель Чиун, последний мастер великой корейской школы боевых искусств Синанджу…

Страшная угроза нависла над миром. В руках одержимого манией убийства робота-андроида оказалось смертоносное космическое оружие – Дамоклов меч, несущий неотвратимую гибель человечеству. Лишь Дестроер и Мастер Синанджу в силах остановить неуязвимое кибернетическое чудовище...

Кровожадная красавица открывает способ с помощью генетики удовлетворять собственные каннибальские вожделения и жажду крови своих сообщниц. Коварству, силе и ловкости полуженщин – полутигров не в силах противиться их многочисленные жертвы мужчины.

В борьбу со звериными инстинктами и чарами хищниц вступают Римо Уильямс и Чиун.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Поразительный роман о любви, веками вдохновлявшей писателей, скульпторов, художников и режиссеров.

Молодая американка Джулия Джейкобе обижена: любимая тетушка все свое состояние оставила ее родной сестре, а самой Джулии - только ключ к депозитному сейфу в банке Сиены.

Разочарованная девушка отправляется в Италию, не подозревая, что это путешествие навсегда изменит ее жизнь.

Потому что именно ей предстоит раскрыть тайну Ромео и Джульетты, подлинная история которых во многом отлична от той, что изложена в пьесе Шекспира.

Рафальский Сергей Милич [31.08.1896-03.11.1981] — русский поэт, прозаик, политический публицист. В России практически не издавался.

Уже после смерти Рафальского в парижском издательстве «Альбатрос», где впоследствии выходили и другие его книги, вышел сборник «Николин бор: Повести и рассказы» (1984). Здесь наряду с переизд. «Искушения отца Афанасия» были представлены рассказ на евангельскую тему «Во едину из суббот» и повесть «Николин Бор» о жизни эмигранта, своего рода антиутопия, где по имени царя Николая Николиным бором названа Россия. А в 1987 увидел свет сборник статей Рафальского «Их памяти» — собр. заметок на культурные и политические темы, выходивших в «Новом русском слове», «Континенте» и «Новом журнале». В отличие от своей ранней статьи с обвинениями в адрес интеллигенции в этом сборнике Рафальский выступает в ее защиту. «Кто только не бросал камешков… в огород русской интеллигенции. К стыду своему и нижеподписавшийся к этому, не слишком благородному делу… и свою слабую руку приложил» (С.7). В статье «Вечной памяти» Рафальский защищает от нападок имя А.Ф.Керенского, присоединяется к обвинениям А.И.Солженицына в адрес западных интеллектуалов за поддержку советского режима («Страна одноногих людей»), но отстаивает свое понимание социализма как демократического общества («Путь человека»). Весь сборник объединяет мысль о защите демократических ценностей как от властей в СССР, их попирающих, так и от тех, кто считал саму демократию виновницей всего случившегося в России.

Статистика — она, помимо всего прочего, может быть прочитана совсем по-разному. Недаром в СССР бытует пословица: есть ложь грубая, есть ложь тонкая, а есть и статистика… Вы, наконец, читаете воспоминания о той эпохе, какую описывает в этой книге ее автор, Сергей Милиевич Рафальский (1895–1981). Мемуары А. Ф. Керенского — и Л. Д. Троцкого, П. Н. Милюкова — и Суханова, ген. А. И. Деникина — и, скажем, графа Игнатьева… Но все эти деятели тех лет, вольно или невольно, сознательно или бессознательно, но стремятся в первую очередь оправдаться «перед лицом истории», да при этом еще и мало были причастны к той непосредственной, рядовой, именуемой ими «обывательской», — жизни, какая и есть жизнь народа, жизнь страны, жизнь эпохи. Из книг этих, из этих воспоминаний вы не почувствуете никак того самого существенного, самого главного, что называется, очень неточно, атмосферой эпохи. Вы ее не увидите, а потому — и до конца не поймете.

Но вот воспоминания не вождя, не «деятеля», не партийного вожака, а просто современника той или иной эпохи — они неизмеримо больше дают для понимания самого воздуха времени, «шума времени» (по словам О. Мандельштама), «музыки эпохи» (выражение А. Блока). В них мы чувствуем сам пульс эпохи, саму ее живую жизнь. Видим, как эпоха переживалась ее рядовыми, пусть и не выдающимися дарованиями, современниками. А ведь в этом-то и сама суть жизни, суть истории, ни в какие даты и статистику не укладывающейся, никакими схемами не объясняемой.

Этот-то вот неповторимый воздух эпохи, все пронизывающий — от столиц до «глубинки», и передают нам ярко и выпукло картины, нарисованные умелой рукой С. М. Рафальского.

Рафальский Сергей Милич [31.08.1896-03.11.1981] — русский поэт, прозаик, политический публицист. В России практически не издавался.

Уже после смерти Рафальского в парижском издательстве «Альбатрос», где впоследствии выходили и другие его книги, вышел сборник «Николин бор: Повести и рассказы» (1984). Здесь наряду с переизд. «Искушения отца Афанасия» были представлены рассказ на евангельскую тему «Во едину из суббот» и повесть «Николин Бор» о жизни эмигранта, своего рода антиутопия, где по имени царя Николая Николиным бором названа Россия. А в 1987 увидел свет сборник статей Рафальского «Их памяти» — собр. заметок на культурные и политические темы, выходивших в «Новом русском слове», «Континенте» и «Новом журнале». В отличие от своей ранней статьи с обвинениями в адрес интеллигенции в этом сборнике Рафальский выступает в ее защиту. «Кто только не бросал камешков… в огород русской интеллигенции. К стыду своему и нижеподписавшийся к этому, не слишком благородному делу… и свою слабую руку приложил» (С.7). В статье «Вечной памяти» Рафальский защищает от нападок имя А.Ф.Керенского, присоединяется к обвинениям А.И.Солженицына в адрес западных интеллектуалов за поддержку советского режима («Страна одноногих людей»), но отстаивает свое понимание социализма как демократического общества («Путь человека»). Весь сборник объединяет мысль о защите демократических ценностей как от властей в СССР, их попирающих, так и от тех, кто считал саму демократию виновницей всего случившегося в России.