Германия в июне 1941 г - жертва советской агрессии

Бианка Пиетров-Энкер

Германия в июне 1941 г. - жертва советской агрессии?

О разногласиях по поводу тезиса о превентивной войне

В споре о месте национал-социалистического прошлого в шкале исторического сознания немцев центральную роль играл Советский Союз. Работы таких видных историков как Эрнст Hольте, Клаус Хильдебранд, Иоахим Фест и других производили впечатление, что их авторы "проводя аналогию между массовыми истреблениями при Сталине и при Гитлере, хотели тем самым умалить преступления национал-социализма"1. Это не могло не вызвать бурной реакции. Допустимы ли такие аналогии - вот что оставалось предметом споров, а следовало бы задаться вопросом, ради чего они проводились. Hикаких сомнений на этот счет не оставлял Михаэль Штюрмер. В своих передовицах во "Франкфурте аль-гемайне цайтунг" ("ФАЦ") он ратовал за достижение согласия на совсем иной принципиальной основе нежели та, которую имел в виду Кристиан Майер, вносивший свою лепту в полемику историков тем, что неизменно подчеркивал резкое обличение немецкой исторической наукой нацистских злодеяний2. Для Штюрмера же, напротив, важным было прежде всего новое, наступательное размежевание с советской системой; он говорил о крахе политики разрядки и призывал Запад к оказанию более интенсивного "культурного и политического воздействия на Центральную Европу", поскольку марксизм, по его словам, оказался "идеологией системного склероза"3. Перед лицом такого мессианского сознания умаление роли национал-социалистического прошлого было явлением функциональным, а может быть, даже неизбежным.

Популярные книги в жанре Научная литература: прочее

НАУКА НА ГРАНИ ФАНТАСТИКИ

СЕРГЕЙ ЛУКОНИН

Мечта - ваши позывные!

В исторической науке есть факты, интерес к которым, несмотря на их загадочность, со временем ослабевает. И только пытливый ум ученого, его настойчивость нет-нет да озарит эти факты новым светом, даже если события происходили на другом материке.

Перед нами две всемирные загадки, заданные нашими прапращурами давным-давно, примерно полтора тысячелетия назад.

ИСТОРИЯ

Игорь НЕПЕИН

РУССКАЯ "ЖЕЛЕЗНАЯ МАСКА"

Таинственный портрет

В музее изобразительных искусств Свердловска хранится "Портрет неизвестного" работы неизвестного художника XVIII века.

Привезла его из Москвы в мае 1961 года таинственная особа по фамилии Скворцова-Левицкая.

На овале, вписанном в четырехугольник, изображен ребенок, сидящий на подушке, отороченной голубой андреевской лентой - знак царственного происхождения. Особа утверждала, что это портрет Александра I в детстве, написанный Левицким. Но как-то плохо верилось в ее слова. В 70-е годы XVIII века Д. Г. Левицкий создал целую галерею ярких по колориту, блестяще исполненных портретов своих современников. А здесь - темный фон, вялый рисунок, блеклые, невыразительные краски... Художник недалеко ушел от парсуны.

АНДРЕЙ НИКОНОВ

ПО УЛИЦАМ СЛОНА ВОДИЛИ...

А мамонты сами гуляли по территориям нынешней Москвы и Петербурга!

Недавно мои хороший знакомый, специалист по радиоуглеродному датированию Леопольд Дмитриевич Сулержицкий рассказал, что в двадцатых-тридцатых годах прошлого века во время земляных работ на одной из столичных улиц обнаружили кости слона.

Они попали в Палеонтологический музей, и за обработку костного материала взялась известный специалист по ископаемым млекопитающим М.

ИВАН ПАПАНОВ

Шаги в неведомое

Великие провидцы прошлого задолго до того, как мечта о космических полетах стала явью, говорили о дальних звездных дорогах человечества. "Переселение жизни от солнца к солнцу, даже от Млечного Пути к другой группе звезд, - писал К.Циолковский, - вполне возможно". Конечно, такая возможность оборачивается реальными проектами лишь тогда, когда научно-технический прогресс дает в руки людей нечто принципиально новое еще и сегодня неясны принципы, которые будут использованы при создании межзвездных кораблей. Но когда-нибудь, полагал ученый, разум с помощью постоянно развивающейся техники "всякий уголок вселенной сможет сделать доступным для жизни"

Евгений Плисс

О Р У Ж И Е М А С С О В О Й П О Б Е Д Ы

Мы едим, чтобы жить, или живем, чтобы есть?

Отзвуки этого вопроса с давних пор разносятся по закоулкам истории. Когда и как боевое оружие стало перемещаться с полей сражений в сторону кухни, уменьшаясь, но сохраняя поражающие способности?

Первое сохранившееся в летописях достовеpное упоминание относится к 15 веку н.э. "Кто еси кретин, сотворивый сию вилку?" - вопрошал однажды за тpапезой Фpидpих III (более известный нам как Фpидpих Одноглазый). Впоследствии с этой проблемой не раз встречались великие исторические личности, среди которых сэр Ричард Беспалый, царь Иоанн VII Кривой, княжна Безухова, слепой Пью, разночинец Потрошевич, и наконец, уже в наше время, академик Беззубых.

Книга представляет собой обзор уголовного дела на всех стадиях его развития. Последовательно раскрываются практические секреты, нарушения, приемы обвинения и защиты (причем приемы не всегда корректные). Акцент сделан именно на практических моментах. Написана простым языком, доступным для "неспециалистов", каждая глава снабжена схемой-иллюстрацией. Для специалистов уголовного права и процесса книга послужит практическим пособием, полезным в работе. Тем, кто защищает себя сам – поможет практическими советами. В книге учтены все актуальные и перспективные изменения в законодательстве.

Как устроены экономические отношения в обществе? Что такое рынок и какие у него законы? Почему одни страны богатые, а другие бедные? В книге Марии Бойко эти и многие другие вопросы объясняются интересно и просто – так, что становится понятно и детям, и взрослым.

Большую часть истории вида Homo sapiens мы обходились вообще без одежды. Но с момента возникновения наш гардероб меняется вслед нашим потребностям, нравам и морали. И нижнее белье, которое мы носим по историческим меркам сравнительно недавно, как никакой другой предмет одежды вызывал множество конфликтов, скандалов, конфузов, разрешить которые часто оказывалось возможным только с вмешательством властей предержащих. Но в бельевых делах законы правовые действуют вместе с законами моды, морали, здравого (и не очень) смысла. Автор этой книги, польская писательница Ивона Вежба, уверена, что в истории нижнего белья отражается история человеческой цивилизации в целом. И предлагает нам посмотреть на нее смело, без ханжества и с юмором. В конце концов, это же просто трусы!

Иллюстрации Марианны Штымы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Н.В.ПИГУЛЕВСКАЯ

БЛИЖНИЙ ВОСТОК. ВИЗАНТИЯ. СЛАВЯНЕ

Содержание

Предисловие

Нина Викторовна Пигулевская (Г. Д. Курбатов, А. Г. Лундин, А. В. Пайкова, К. Б. Старкова)

Список печатных работ члена-корреспондента АН СССР Н. В. Пигулевской (А. Г. Лундин и Е. Н. Мещерская)

ИЗ НАУЧНОГО НАСЛЕДИЯ Н. В. ПИГУЛЕВСКОЙ

"Шелковая дорога" (Проблемы экономических и культурных связей между Востоком и Западом)

Месопотамия в эллинистическую и парфянскую эпохи

Н. В. ПИГУЛЕВСКАЯ

КУЛЬТУРА СИРИЙЦЕВ В СРЕДНИЕ ВЕКА

СОДЕРЖАНИЕ

Предисловие

Культура сирийцев в средние века

Введение

Глава I. Средневековая сирийская образованность.

Наука у сирийцев

Средневековая сирийская образованность

1. Сирийская средневековая школа

2. Источники по истории сирийской высшей школы

3. Сирийские школы Эдессы и Нисибина

4. Предметы занятий

5. Занятия и жизнь Нисибийской школы

Н. ПИГУЛЕВСКАЯ

ВИЗАНТИЯ НА ПУТЯХ В ИНДИЮ

ИЗ ИСТОРИИ ТОРГОВЛИ

ВИЗАНТИИ С ВОСТОКОМ

в IV-VIвв.

ОГЛАВЛЕНИЕ

Предисловие

Введение

I. ВИЗАНТИЯ

Социальная характеристика Византии IV-VI вв. н. э.

"Полное описание мира и народов" и его автор

Торговля в ранней Византийской империи

Организация торговли в ранней Византии

О торговле с восточными странами в IV-V вв. н. э.

Мервин Пик

Там же, тогда же

Вечер - и я ненавижу отца. От него несет тушеной капустой. У него брюки - все сплошь обсыпанные сигаретным пеплом. Усы - лохматые, желтые, вонючие, проникотиненные. Он меня не замечает. Ненавижу. Он сидит в своем гнусном кресле, прикрыв глаза, думает Бог весть о чем. Ненавижу. И усы его ненавижу, и даже дым, который он выпускает изо рта, и воздух над его головой, воздух, разбавленный дымом.

Мать вошла и спросила, не видал ли я, случайно, ее очков. И ее ненавижу. Шмотки ее ненавижу, безвкусные, мещанские. Ох, ненавижу! И еще возненавидел, как только увидел - каблуки ее, сношенные, скошенные, не то чтоб совсем, но заметно. Уродство, мерзость, а главное - так по-человечески, до отвращения. Мать - человек. Ненавижу ее за это. И отца тоже.