Геном - кое-что о пародиях

Костюк Дмитрий

Геном - кое-что о пародиях

(вынужденное продолжение; начало см. в "Геном - что я думаю о")

Да, действительно, если в завершающей части "Генома" читать только заглавные буквы, то можно обнаружить закодированное авторское послание, в котором он объявляет роман пародией и приносит читателям пространные извинения.

Если вы как и я полагаете, что пародия - это жанр, основанный на сатирических, иронических и юмористических имитациях чего-либо, то, будьте уверены, есть по крайней мере один автор пародий, полагающий, что это не так.

Другие книги автора Дмитрий Костюк

Костюк Дмитрий

"Геном" - что я думаю о

Итак, какие же у меня имеются чувства по прочтении "Генома"? Приятно порадовал гриф "Совершенно секретно, перед прочтением сжечь" предупреждение о том, что нижеследующее может шокировать и казаться циничным. Хотя на "Осенних визитах" подобное предупреждение было бы уместней. Hе такой уж шокирующий этот "Геном" и уж совсем не циничный. Может, это авторское чувство юмора, а может имеются в виду постельные сцены (для Лукьяненко их действительно многовато) или персонажи (персонаж) с моносексуальной ориентацией. Hе знаю. Живой и читаемый стиль С. Л. сохранился несмотря ни на что (это комплимент). Третья часть дает основания называть этот роман детективом от Лукьяненки - как раньше уже были выпущены Евангелие от Лукьяненки ("Холодные берега") и еще кое-что в этом же роде. Hе буду перечислять, потому что в данный момент речь идет о "Геноме". А "Геном", значит, детектив. Введение детективного сюжета повлекло за собой совершенно неожиданный побочный эффект. В третьей части прерывается контакт автора с главным героем, тот самый контакт, за который многие собственно и читают С.Л. Контакт рвется в тот самый момент, когда выясняется, что Алекс знает убийцу, а читатель - естественно нет. С этого момента главный герой оказывается сам по себе. Еще одна особенность "Генома" - раньше Лукьяненковских победительных мальчиков интересовал окружающий мир, который они то и дело спасали благодаря этой самой своей победительности, а в этот раз - в этот раз Алекса интересует то, что внутри. Окружающая среда тоже важна, никто этого от него не отнимет, более того, мимоходом он даже (возможно) спасает Империю, да и раньше персонажи С. Л. не были законченными экстраветратми, плюющими на свой внутренний мир. Все это так, но в "Геноме" акценты смещаются с одного на другое. Главный упор делается на исцеление своего персонального "Я". И тут оказывается, что писать о спасении внешнего мира значительно легче. Или у автора уже достаточно развиты определенные наработки, или вообще "работать снаружи" писателям (да и читателям) гораздо проще, чем "работать внутри", что вероятнее, но только процесс спасения мира в прошлых книгах С. Л. выглядит гораздо красочнее и убедительнее, нежели процесс врачевания собственной сущности в "Геноме". Самую малость, но все же заметнее. Так что "Геном" - не только детектив, он еще и Лукьяненковская "ода чистой любви" ибо последняя - как раз тот самый предмет самокопаний главного персонажа. Кроме соображений общего порядка на такой выбор автора могло подтолкнуть желание лишний раз проинформировать подростков о том, что то, к чему их столь сильно влечет, на самом деле "не то". Очень может быть. Тем же самым можно попробовать объяснить и упоминавшееся выше превышение автором собственной нормы на постельные сцены. Слово эротика тут не вполне применимо, так как автор продолжает держаться в определенных рамках, оставляя интимные подробности на выбор читателя. Я не упомянул некоторые любопытные детали, например введение в состав персонажей Шерлока Холмса, ход, явственно намекающий на карикатурность. Это были мои первые впечатления от прочтения "Генома". Если однажды мне представится возможность перечитать subj, что вовсе не исключено (книги С.Л. легко перечитываются), мое мнение может претерпеть изрядные изменения. Так что прошу не удивляться, если через полгода я начну высказывать в чем-то противоположные идеи. Это - всего лишь первое впечатление.

Популярные книги в жанре Публицистика

Странная судьба у ледяных городков Лужкова. Построил на Тверском бульваре невиданные терема и фигуры, как раз перед съездом "Отечества". А тут — оттепель, потекло, от пагод и синагог — одни слюнявые леденцы. Срамота. Не сдается волевой мэр — заказал самый твердый лед из Антарктиды. Церетели выпиливал изо льда фигуры Ястржембского, Кокошина, Аллы Гербер — интеллектуальный актив "Отечества". Опять мокрота, снег с дождем. У Ястржембского нога отпала, у Аллы нос отлип. Место стало опасным — огородили. Бомж отрыл в сугробе нору. Как кот ученый, рассказывает детишкам сказку : " Была у Зюганова избушка лубяная, а у Лужкова ледяная..."

Как бы ни укорачивали ниспровергатели всех мастей литературу с пьедестала, как бы ни лишали её монополии на торжество русского духа, и поныне всё интересное в жизни России, по-моему, связано с русской литературой. Вот наконец-то, Виктор Пелевин получил чуть ли не первую русскую литературную премию за наиболее критически настроенный к нашей действительности, за первый свой социально заостренный роман..

Я рад, хотя болел, естественно, совсем за другого номинанта — Валентина Распутина, несмотря на его отказ от премии "Национальный бестселлер". И для меня важным знаком стал тот единственный балл, который дал на присуждении премии Валентину Распутину директор издательства "Ад Маргинем" Александр Иванов. Знаком влияния. Знаком действия русской литературы. Таким же знаком стали и последние статьи молодого Льва Пирогова, поставившего значимость книг Владимира Личутина и Леонида Бородина куда выше всей сиюминутной модной литературной расфасовки. Всё минет, а правда останется. Так видимо будет и в русской литературе.

Это настоящий авангард и в эстетическом, и в политическом смысле слова. Это по-настоящему реакционный авангард. Прямая реакция на полуразвалившийся труп российского либерализма. Можно назвать набирающее силу литературное и культурное явление и реваншистским авангардом. Ибо это иногда осознанный, иногда неосознанный русский реванш на все унижения нации за минувшее десятилетие.

Авангард политический, ибо опережая общее движение гражданского общества, писатели устремляются в кризисном пока еще состоянии русской нации в новое наступление, отвоёвывая позиции и в геополитике, и в идеологии, и в культуре. Куда там современным европейским лидерам литературного антиглобалистского андеграунда типа Мишеля Уэльбека или Фредерика Бегбедера. Кишка тонка. Новые лидеры русской литературы ведут свою разведку искусством не во имя индивидуализма, постмодернизма, а в самых давних русских традициях — во имя нации, во имя возрождения России, во имя мирового реванша и никак иначе. Разведка искусством, как разведка боем. Реванш ожил в душе каждого русского и художники находят с помощью самых авангардных литературных приёмов выход этому реваншу.

Жизнь мирян всё трудней, бестолковей, бессмысленней. Жизнь православной церкви всё глубже, сильней и возвышенней. Вырождаются города и научные центры, зарастают поля, ученые и сметливые дельцы бегут из России. Но встают из развалин белоснежные храмы, расцветают монастыри, множатся священники и монахи. Церковь, пройдя своё первое и мучительное возрождение, оглядывается по сторонам и начинает заполнять пустоты в обездоленной русской жизни. Подступает к бесноватой и аморальной культуре, внося в нее православные ценности. Учреждает воскресные школы, православные гимназии и университеты. Открывает сиротские приюты и лечебницы для наркоманов. Церковь идет в политику — чего стоит поездка Патриарха на Украину. И вот теперь настал черед прикоснуться радетельными руками к разоренному хозяйству страны.

Михаэль Дорфман

КОШЕРНАЯ ЗАКУСОЧНАЯ НА ВТОРОЙ АВЕНЮ

Никто из местных жителей не удивлялся огромной очереди, выстроившейся в солнечный мартовский день на Второй авеню в Манхеттене. Все знали, что в честь своего 50–летия знаменитое еврейское «Кошерное Дэли» торгует по ценам 1954 года. Тогда закусочная впервые открылась под управлением легендарного Эйби Либевола. Тогда там было всего 14 посадочных мест, а сегодня это знаметитый еврейский ресторан. Работники «Дело» вынесли подносы с едой на улицу, и от желающих не было отбою. В былые времена население района Второй авеню и Истерн Вилледж было по преимуществу еврейское и повсюду пестрели вывески на еврейском языке. Сегодня во многих местах старинные еврейские буквы уступили место не менее древним китайским иероглифам. Но «Кошерное Дэли» стоит на своем месте напоминая о связи времен.

Михаэль Дорфман

СОВЕТСКИЕ ЕВРЕИ: МОЙ ОТЕЦ – ЛУЧШИЙ СВИНОВОД…

Мою коллекцию недавно пополнил компакт–диск обработок классических произведений, записанный «Клейзмерским оркестром Ширим» из Бостона. Настоящей жемчужиной диска стала обработка детской оперы Сергея Прокофьева «Петя и волк» для клейзмерского ансамбля. Она и дала название диску. Только, по–еврейски вышел не традиционный враг русского крестьянина – волк, а свинья, толстый кабан – некошерный злодей и проходимец Хозир (свинья, евр.

Михаэль Дорфман

МЫ СКОРО УЗНАЕМ КАК ПРИДЕТ МЕССИЯ

После Евангелия от Иуды мир ожидает еще одно поразительно открытие духовного текста огромной силы и большого значения, много раз объявленного навеки утерянным. Даже сам факт существования тайного текста отрицался хасидами. Речь идет о Мегилос старим «Свитке тайн» или «Свитке сокрытого» замечательного хасидского мастера, поэта и мыслителя рабби Нахмана – цадика из Брацлава. Содержание свитка – пророчество о приходе Мешияха – мессии скоро станет доступным читателю.

Михаэль Дорфман

НАШ ИЗРАИЛЬ – ЭТО СУЩИЙ АНГЕЛ

Попал Василий Теркин на «тот свет». Водит его ангел, показывает:

— Вот здесь «тот свет» социалистический, а вон там – капиталистический. Справа – православный, а слева — католический, мусульманский… буддийский… для агностиков.

Подошли они к высокой глухой стене.

— А здесь что? – Спрашивает Теркин.

— Тссс!!!!! Тихо, там евреи сидят. Не мешайте им думать, что они здесь одни.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Б. Костюковский, А. Садовский

Г. П. Чиж и его литературный труд

Автор исторического повествования "К неведомым берегам" Георгий Прокофьевич Чиж (1876-1951) был человеком необыкновенно широких интересов. Географ, историк, юрист, экономист, изобретатель, писатель - Георгий Прокофьевич в каждой из своих профессий проявил большую одаренность, острый, пытливый ум, исследовательский характер мышления.

Г. П. Чиж родился в 1876 году в Варшаве, там же получил среднее образование, а в 1899 году окончил юридический факультет Варшавского университета. Тогда же он стал преподавателем истории и географии на Польских Высших женских курсах, позднее преподавал эти предметы в Суворовском кадетском корпусе и в Варшавском реальном училище. Уже тогда зародилась у него любовь к историко-географическим исследованиям.

Костюнин Александр

Утка в яблоках

повесть - хроника

Посвящается великомученице - моей бабушке,

Александре Михайловне Яковлевой

От автора

Яркая история Советской державы содержит факты, по сей день вызывающие искреннее изумление.

В течение долгих десятилетий руководство страны проявляло в отношении своих граждан немотивированную жестокость, как сказали бы сейчас. Но никто не возмущался. Напротив, подобные действия власти единодушно одобрялись.

Александр Костюшенко

Любовный треугольник

Мне очень повезло. У меня масса друзей, которых ни одна медицинская наука не признает нормальными в принципе. И никогда не признает. Один считает себя гением всего лишь потому, что знает наизусть более десяти тысяч анекдотов, которыми и мучает любую компанию, куда его опрометчиво приглашают. Эдакий зануда-массовик-затейник. Вы можете прослушать подряд сто анекдотов с бородой про мужа из командировки и Чапаевскую дивизию? Я-нет. Или. Знакомая девочка толкует сны, причем хоть бы только свои. Она выпытывает ваши. Вроде того, что если увидел перед рассветом пилу, так ты сексуально неудовлетворенный маньяк с элементами преследования мушек цеце в поездах дальнего следования. Мне она как-то заявила, что я скрытый бисексуал на основе того, что мне приснился Распутин с двумя головами. Как на бутылке. Хотя я, сколько себя помню, был всегда только по тетям в створе от шестнадцати до тридцати девяти. Еще один дружок просто алкоголик. Высшим достижением и своего рода концовкой вечера он считает необходимость стать вниз головой, и прислонившись к стене, треснуть последнюю на посошок. То есть все это на одной опорной руке. А впрочем, есть ли нормальные люди среди нас? Так что правильно говорится,- скажи, кто твои друзья, а я скажу про тебя. Я вот тоже бездельничаю да рассказики пописываю, вместо того, чтобы делом заняться. А вот Женька Горюхов всегда был трудоголиком. Запойным, так, чтобы за монитором с зари и до зари, да всю неделю. К тому же если у парня основной инструмент не разводной ключ или там лопата, а мощная персоналка, это сильно усугубляется постепенным погружением в виртуальную бездну. Канавокопателю начинает казаться, что настоящее здесь, а не в троллейбусе или кабаке, и что одним ударом пальца решаются личные и мировые проблемы. Ежели кто знает, о чем я, не даст соврать.

Олег Костман

Избыточное звено

Место для засады было выбрано как нельзя лучше. Из укрытия великолепно просматривалась полого спускающаяся к воде полянка, окруженная плотной стеной корнуэлльских джунглей. Чук поудобнее расположил свой охотничий лучемет - так, чтобы обеспечить максимальный сектор обстрела, и повернулся к Мэрфи.

- Сейчас вы увидите этих красавцев...

- Надеюсь, наше знакомство не будет слишком близким?