Геном - что я думаю о

Костюк Дмитрий

"Геном" - что я думаю о

Итак, какие же у меня имеются чувства по прочтении "Генома"? Приятно порадовал гриф "Совершенно секретно, перед прочтением сжечь" предупреждение о том, что нижеследующее может шокировать и казаться циничным. Хотя на "Осенних визитах" подобное предупреждение было бы уместней. Hе такой уж шокирующий этот "Геном" и уж совсем не циничный. Может, это авторское чувство юмора, а может имеются в виду постельные сцены (для Лукьяненко их действительно многовато) или персонажи (персонаж) с моносексуальной ориентацией. Hе знаю. Живой и читаемый стиль С. Л. сохранился несмотря ни на что (это комплимент). Третья часть дает основания называть этот роман детективом от Лукьяненки - как раньше уже были выпущены Евангелие от Лукьяненки ("Холодные берега") и еще кое-что в этом же роде. Hе буду перечислять, потому что в данный момент речь идет о "Геноме". А "Геном", значит, детектив. Введение детективного сюжета повлекло за собой совершенно неожиданный побочный эффект. В третьей части прерывается контакт автора с главным героем, тот самый контакт, за который многие собственно и читают С.Л. Контакт рвется в тот самый момент, когда выясняется, что Алекс знает убийцу, а читатель - естественно нет. С этого момента главный герой оказывается сам по себе. Еще одна особенность "Генома" - раньше Лукьяненковских победительных мальчиков интересовал окружающий мир, который они то и дело спасали благодаря этой самой своей победительности, а в этот раз - в этот раз Алекса интересует то, что внутри. Окружающая среда тоже важна, никто этого от него не отнимет, более того, мимоходом он даже (возможно) спасает Империю, да и раньше персонажи С. Л. не были законченными экстраветратми, плюющими на свой внутренний мир. Все это так, но в "Геноме" акценты смещаются с одного на другое. Главный упор делается на исцеление своего персонального "Я". И тут оказывается, что писать о спасении внешнего мира значительно легче. Или у автора уже достаточно развиты определенные наработки, или вообще "работать снаружи" писателям (да и читателям) гораздо проще, чем "работать внутри", что вероятнее, но только процесс спасения мира в прошлых книгах С. Л. выглядит гораздо красочнее и убедительнее, нежели процесс врачевания собственной сущности в "Геноме". Самую малость, но все же заметнее. Так что "Геном" - не только детектив, он еще и Лукьяненковская "ода чистой любви" ибо последняя - как раз тот самый предмет самокопаний главного персонажа. Кроме соображений общего порядка на такой выбор автора могло подтолкнуть желание лишний раз проинформировать подростков о том, что то, к чему их столь сильно влечет, на самом деле "не то". Очень может быть. Тем же самым можно попробовать объяснить и упоминавшееся выше превышение автором собственной нормы на постельные сцены. Слово эротика тут не вполне применимо, так как автор продолжает держаться в определенных рамках, оставляя интимные подробности на выбор читателя. Я не упомянул некоторые любопытные детали, например введение в состав персонажей Шерлока Холмса, ход, явственно намекающий на карикатурность. Это были мои первые впечатления от прочтения "Генома". Если однажды мне представится возможность перечитать subj, что вовсе не исключено (книги С.Л. легко перечитываются), мое мнение может претерпеть изрядные изменения. Так что прошу не удивляться, если через полгода я начну высказывать в чем-то противоположные идеи. Это - всего лишь первое впечатление.

Другие книги автора Дмитрий Костюк

Костюк Дмитрий

Геном - кое-что о пародиях

(вынужденное продолжение; начало см. в "Геном - что я думаю о")

Да, действительно, если в завершающей части "Генома" читать только заглавные буквы, то можно обнаружить закодированное авторское послание, в котором он объявляет роман пародией и приносит читателям пространные извинения.

Если вы как и я полагаете, что пародия - это жанр, основанный на сатирических, иронических и юмористических имитациях чего-либо, то, будьте уверены, есть по крайней мере один автор пародий, полагающий, что это не так.

Популярные книги в жанре Публицистика

«…Временное уединение есть также необходимость для чувствительности. Как скупец в тишине ночи радуется своим золотом, так нежная душа, будучи одна с собою, пленяется созерцанием внутреннего своего богатства; углубляется в самое себя, оживляет прошедшее, соединяет его с настоящим и находит способ украшать одно другим. – Какой любовник не спешил иногда от самой любовницы своей в уединение, чтобы, насладившись блаженством, в кротком покое души насладиться еще его воспоминанием и на свободе говорить с сердцем о той, которую оно обожает…»

«…Издатель сего журнала есть, как известно, важный человек в республике; он недаром поместил такую статью – и лондонские журналисты называют ее манифестом, уверяя, что Бонапарте хочет объявить себя галльским императором, надеть корону на голову, сделать ее наследственною и быть начальником новой династии…»

«…Мы желаем уведомлять наших читателей о мирном благоденствии держав, о полезных учреждениях во всех землях, о новых мудрых законах, более и более утверждающих сердечную связь подданных с Монархами. Военные громы возбуждают нетерпеливое любопытство: успехи мира приятны сердцу. Оставляя издателям ведомостей сообщать в отрывках всякого рода политические новости, мы будем замечать только важные, и Вестник Европы в продолжении своем может составить избранную библиотеку Литературы и Политики…»

Последнее обращение к читателям «Московского журнала», напечатано в декабрьской книжке за 1792 год. Обещание издавать альманах «Аглая» Карамзин выполнил, правда, с запозданием – вместо весны 1793 года («может быть, с букетом первых весенних цветов положу я первую книжку «Аглаи» на олтарь граций») первая часть «Аглаи» вышла в апреле 1794 года.

Как определить, что такое человек? Тело или состояние? Кто прав, биолог («живое разумное существо, фенотипически — вид Homo Sapiens») или социолог («личность, включенная в структуру общества»)? А может, ближе кибернетический подход: «человек — это автономная система принятия решений, обладающая самосознанием и определяющая себя, как человека»? Либо попросту: «сотворен богом по своему образу и подобию» — так уверяет теолог.

Как разобраться? Где перья выщипывать? А если вооружиться древним римским принципом: кому выгодно?..

«Дорогой Андрей! Статья твоя в прошлом No нашего журнала („Апокалипсис в русской поэзии“), обличая, должно быть, по справедливости, мою „Музу“ в том, что она – „Великая Блудница на багряном звере“, в то же время оказывает мне такую честь, которую я, по совести, принять не могу и от которой должен отказаться…»

«Было часов 7 вечера, когда мы выехали за Серпуховскую заставу. Мы ехали на автомобиле, я и Ив. Ив. Попов, как делегаты московского Литературно-художественного кружка; с нами ехал сын И. И. Попова, студент.

За заставой сначала – предместье с низенькими домами, потом черная, ночная даль с квадратными силуэтами фабрик на горизонте, похожих на шахматные доски, разрисованные огнями…»

Александр СТАНЮТА

ПЛОЩАДЬ СВОБОДЫ

СЕГОДНЯ, ПОСЛЕ ВОЙНЫ

Бывает, это придвигается опять, ближе и ближе.

И опять спрашиваешь себя: ну что, что там, в тех выцветших обрывках, сохранен­ных памятью, чего еще не понял до сих пор? Что силишься увидеть нового, когда в который уже раз рассматриваешь их, ста­раясь задержать перед глазами? Скажем, то, как между железнодорожным полотном и серой стеной, ограждающей станционную территорию, немцы ведут колонну советких военнопленных...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Б. Костюковский, А. Садовский

Г. П. Чиж и его литературный труд

Автор исторического повествования "К неведомым берегам" Георгий Прокофьевич Чиж (1876-1951) был человеком необыкновенно широких интересов. Географ, историк, юрист, экономист, изобретатель, писатель - Георгий Прокофьевич в каждой из своих профессий проявил большую одаренность, острый, пытливый ум, исследовательский характер мышления.

Г. П. Чиж родился в 1876 году в Варшаве, там же получил среднее образование, а в 1899 году окончил юридический факультет Варшавского университета. Тогда же он стал преподавателем истории и географии на Польских Высших женских курсах, позднее преподавал эти предметы в Суворовском кадетском корпусе и в Варшавском реальном училище. Уже тогда зародилась у него любовь к историко-географическим исследованиям.

Костюнин Александр

Утка в яблоках

повесть - хроника

Посвящается великомученице - моей бабушке,

Александре Михайловне Яковлевой

От автора

Яркая история Советской державы содержит факты, по сей день вызывающие искреннее изумление.

В течение долгих десятилетий руководство страны проявляло в отношении своих граждан немотивированную жестокость, как сказали бы сейчас. Но никто не возмущался. Напротив, подобные действия власти единодушно одобрялись.

Александр Костюшенко

Любовный треугольник

Мне очень повезло. У меня масса друзей, которых ни одна медицинская наука не признает нормальными в принципе. И никогда не признает. Один считает себя гением всего лишь потому, что знает наизусть более десяти тысяч анекдотов, которыми и мучает любую компанию, куда его опрометчиво приглашают. Эдакий зануда-массовик-затейник. Вы можете прослушать подряд сто анекдотов с бородой про мужа из командировки и Чапаевскую дивизию? Я-нет. Или. Знакомая девочка толкует сны, причем хоть бы только свои. Она выпытывает ваши. Вроде того, что если увидел перед рассветом пилу, так ты сексуально неудовлетворенный маньяк с элементами преследования мушек цеце в поездах дальнего следования. Мне она как-то заявила, что я скрытый бисексуал на основе того, что мне приснился Распутин с двумя головами. Как на бутылке. Хотя я, сколько себя помню, был всегда только по тетям в створе от шестнадцати до тридцати девяти. Еще один дружок просто алкоголик. Высшим достижением и своего рода концовкой вечера он считает необходимость стать вниз головой, и прислонившись к стене, треснуть последнюю на посошок. То есть все это на одной опорной руке. А впрочем, есть ли нормальные люди среди нас? Так что правильно говорится,- скажи, кто твои друзья, а я скажу про тебя. Я вот тоже бездельничаю да рассказики пописываю, вместо того, чтобы делом заняться. А вот Женька Горюхов всегда был трудоголиком. Запойным, так, чтобы за монитором с зари и до зари, да всю неделю. К тому же если у парня основной инструмент не разводной ключ или там лопата, а мощная персоналка, это сильно усугубляется постепенным погружением в виртуальную бездну. Канавокопателю начинает казаться, что настоящее здесь, а не в троллейбусе или кабаке, и что одним ударом пальца решаются личные и мировые проблемы. Ежели кто знает, о чем я, не даст соврать.

Олег Костман

Избыточное звено

Место для засады было выбрано как нельзя лучше. Из укрытия великолепно просматривалась полого спускающаяся к воде полянка, окруженная плотной стеной корнуэлльских джунглей. Чук поудобнее расположил свой охотничий лучемет - так, чтобы обеспечить максимальный сектор обстрела, и повернулся к Мэрфи.

- Сейчас вы увидите этих красавцев...

- Надеюсь, наше знакомство не будет слишком близким?