Гений Евгении

Николай Кононов

Гений Евгении

Николай Кононов родился в 1958 году в Саратове. Окончил физфак Саратовского государственного университета и аспирантуру Ленинградского университета по специальности "философские вопросы естествознания". Основал издательство "ИНАПРЕСС". Автор четырех книг стихов и романа "Похороны кузнечика" (2000 г.), вошедшего в шорт-лист премии Букер-Smirnoff и Антибукер, лауреат премии имени Аполлона Григорьева. Живет в Санкт-Петербурге. В "Знамени" - впервые.

Другие книги автора Николай Михайлович Кононов

«Похороны кузнечика», безусловно, можно назвать психологическим романом конца века. Его построение и сюжетообразование связаны не столько с прозой, сколько с поэзией – основным видом деятельности автора. Психология, самоанализ и самопознание, увиденные сквозь призму поэзии, позволяют показать героя в пограничных и роковых ситуациях. Чем отличается живое, родное, трепещущее от неживого и чуждого? Что достоверно в нашей памяти, связующей нас, нынешних, с нашим баснословным прошлым? Как человек осуществляетсвой выбор? Во что он верит? Эти проблемы решает автор, рассказывая трепетную притчу, прибегая к разным языковым слоям – от интимной лирики до отчужденного трактата. Острое, напряженное письмо погружает читателя в некий мир, где мы все когда-то бывали. И автор повествует о том, что все знают, но не говорят...

Герой «Нежного театра» Николая Кононова вспоминает детские и юношеские впечатления, пытаясь именно там найти объяснения многим событиям своей личной биографии. Любовная линия занимает в книге главенствующее место. Острая наблюдательность, провокативная лексика, бесстрашие перед запретными темами дают полное право назвать роман «шоковым».

Николай Кононов

Микеша

Если бы моя судьба сложилась так, что я был бы вынужден жить в этом городе, то о лучшем месте, о лучшем виде из окна я и не мечтал бы. Это следует описать, чтобы многое стало ясным.

Мне и посейчас зрелище, видимое из их окон, представляется видением. Как если бы черно-белая фотография оживала, когда, всласть на нее насмотревшись, закрываешь глаза. Вообще, в их жизни на склоне холма, в утесе кирпичной башни на восьмом этаже было нечто от фотографии, - их нельзя было застать врасплох, они были готовы к съемке и разговаривали и вели себя так, словно вся их маета, перетекающая в хаос прошедшего времени, имеет цену, ну, солей серебра хотя бы.

Опубликовано в журнале «Русская проза», выпуск А (Санкт-Петербург, 2011)

Ускользающее время, непроизнесенные слова, зыбкость, пронизывающая нынешнее бытие, являются основными, хотя и подспудными темами психологической прозы Николая Кононова.

Действие в произведениях, вошедших в книгу «Магический бестиарий», происходит, как правило, на стыке прошлого и настоящего. Однако его герои пребывают скорее не «в поисках утраченного времени», а в поисках «утраченного себя». Сознавая гибельность своих чувств, охотно отдаются на их волю, ибо понимают, что «эрос и танатос неразделимы».

Опубликовано в журнале «Знамя» 2012, № 7

Николай Кононов

Как мне жаль

дневник

Передо мной тетрадь - очень хорошая, немецкая, с коленкоровым корешком, в картонном переплете, оклеенном мраморной бумагой. Чистая и опрятная вещь.

"...у немцев, трудолюбивой нации, умеющей вообще-то и отдохнуть, прямо скажу, - продумано все до самых незначительных мелочей. Взять хотя бы фотоаппараты - нашим не чета. Набор выдержек и диафрагм аппарата Роляйлефлекс, заявляю категорически - удовлетворит любые запросы - как любителю, так и профессионалу.

Николай Кононов

Источник увечий

Повесть в двух неравных частях

Часть первая. Здоровье

Глава первая

Ведение

Теперь это просто череда наблюдений, неким образом представших предо мной в совокупности через многие-многие годы. Вот они стали помимо меня, моей воли, особенным связным повествованием. Связность эта особого рода - она одновременно точна и необязательна. Как ни странно, но мне теперь представляется, что в этом совсем нет противоречий. Кто, впрочем, спросит меня о правоте? Тут лучше приуготовить совсем иные каверзы, задать другие вопросы.

Популярные книги в жанре Современная проза

Для технического проекта число единиц оборудования подсчитывают отдельно по номенклатуре и каждому типоразмеру…

Я стал думать, как перевести на английский язык «типоразмер», но в это время в мою дверь позвонили.

Я отворил дверь и увидел соседку с девятого этажа по имени Тамара: Тамара сказала, что завтра в девять утра ей необходимо быть в больнице и чтобы я её туда отвёз.

Мне захотелось спросить: «А почему я?» С Тамарой мы живём в одном подъезде, но встречаемся крайне редко, примерно раз в месяц возле почтового ящика. У меня квартира номер 89, а у Тамары 98, и почтальон часто бросает мою корреспонденцию в Тамарин ящик. И наоборот. Это единственное, что нас связывает, и совершенно неясно — почему в больницу с Тамарой должен ехать я, а не её муж.

Районный детский врач Виктор Петрович — молодой человек с внешностью разночинца — сидел, ссутулившись, и прослушивал очередную пациентку. Он передвигал стетоскоп по её голой спинке, говорил: «Дыши… не дыши…», потом замолкал, глядя куда-то в угол.

Мать стояла здесь же, в кабинете, держа в руках детские одёжки, с тревогой смотрела на врача, пытаясь определить по его лицу дальнейшую судьбу своей дочери. Но по лицу ничего понять было невозможно. У Виктора Петровича было такое выражение, будто ему десять минут назад позвонила жена и сказала, чтобы он больше не приходил домой. Либо только что вызвал главный врач детской поликлиники и потребовал, чтобы Виктор Петрович написал заявление об уходе.

Челку поправь! — приказала Ирка.

— Как? — виновато поинтересовалась Наташа.

— Как, как, господи! — расстроилась Ирка, вытерла руки о фартучек и задвигалась вокруг Наташи. Двигалась она легко, прикосновения у нее были легкие, и пахло от нее французскими духами.

Ирка обладала тем типом внешности, о котором говорят: «Ничего особенного, но что-то есть». У Ирки было все: она работала в Москонцерте, в нее были влюблены все чтецы и певцы, ездила за границу — то за одну, то за другую. Собиралась замуж — у нее было наготове три или четыре жениха.

Разговор первый.

Мать,

только поэтому я и спрашиваю тебя, зачем? Зачем писателю размышлять не на страницах романа или пьесы, а в статье, уподобляясь театроведам? – из одного письма.

Все дело в том, что пора бы нам всем осознать, что же заключает в себе это популярное в мире интеллектуалов слово творчество? На первый взгляд ответ на поверхности творчество это создание художественного образа, выражающего определенный смысл, заложенный самим создателем, творцом. Вот пророчество от Иоанна: Если ты веришь в бога, то это еще не значит, что бог верит в тебя. Иоанн, произнес эти слова, едва шевеля губами. Буквы, словно капельки брусничного сока, капали, одна за одной, превращаясь в смысл, не на языке, а в воздухе. Словно бы воздух состоял из твердой материи, на который красной струей вылилась идеально отточенная фраза. Иоанн стоял на краю узкой доски, той самой доски, которую, уже через несколько минут, грубые руки могильщика бросили на двухметровое дно свежей могилы, а потом на эту доску, на грязных веревках опустили красный гроб. Вот ответ. Я выдумал этот образ буквально за несколько минут. Я выдумал его, только для того, чтобы мысль о вере в самого себя, стала актом творчества. Эти сентиментальные образы могилы, доски и брусничного сока, все это, мне нужно, для того, чтобы сказать тебе: Бог есть Ты. Художественный образ, в данном случае совсем не талантливый, делает на самом деле только одну работу прячет мою мысль. Я прячу мысли, чтобы они стали явными. Но я не являю мысли в их первозданной природе. Что есть творчество? Это перетворение. Я перетворю. Вот она мысль: Господь создал людей по образу и подобию своему. Вот оно творчество: Если ты веришь в бога, то еще не значит, что бог верит в тебя. И вот чтобы окончательно объяснится, я сообщу тебе правду. Видишь ли, все дело в том, что я ставлю под сомнение существования этого самого бога, который создал нас по образу и подобию своему. А потому, когда этот самый Господь, которого нет, сообщил человеку, из чего тот создан, я имеющий уши, да услышал его голос, не как божественное откровение, но как спорный тезис библейского писателя, такого же писателя, каким был Гомер или Софокл. И я имеющий голос, и говорящий вслух, подверг эту мысль собственному осмыслению. Мысль исказилась. Сотворенная мысль, была пересотворена мною. Он сказал мне, что создал меня по твоему подобию, а я сообщил другим, что еще неизвестно, кто кого создал, Он нас, или Мы Его.

«Сентенции Пантелея Карманова» (2001) Ивана Вырыпаева – одно из немногих произведений, написанных знаменитым драматургом в прозе. Однако и в прозе Вырыпаев остается верен себе, сохраняя свой неповторимый стиль. Пример тому – первая же сентенция в книге: «Поразительно! Человек рождается и первое, что он получает – это бирку на запястье. А когда человек умирает, он получает бирку на большой палец правой ноги. Таким образом, жизнь человека – это отрезок времени от бирки до бирки...»

Долгое время я оставался голодным. Стоило мне сесть за стол, как тут же со всех сторон слетались гарпии и пожирали мою пищу. У всех гарпий были лица фотомоделей, крылья птеродактилей и когти, как у пантер. Все они были бледны, как мертвецы, и голодны, как дети в кафе-мороженое. Гарпии хватали и тут же проглатывали лежащую на моем столе пищу. Особенно нахальной была гарпия с лицом похожим на лицо Линды Евангелисты. Прежде чем выхватить у меня из рук мое нехитрое лакомство, она еще успевала подлететь ко мне вплотную и поцеловать в губы. Гарпии прилетали ко мне ежедневно. Они прилетали на завтрак, обед, полдник и ужин. Они все время оставляли меня без еды. Меня такое положения дел само собой не устраивало. Я читал им нравоучительные лекции, подкладывал в пищу крысиный яд, расставлял на столе мышеловки, но, в конечном счете, все равно оставался голодным. Все мои трюки проходили впустую, гарпии все равно пожирали мою скромную снедь.

Алексей Николаевич Кавагоэ с детства очень любил книги. И считал их единственными своими настоящими друзьями. Поэтому именно с ними он проводил большую часть своего жизненного времени, предпочитая общение с буквами общению с людьми. Дома у Алексея Николаевича все было буквально-таки завалено книгами, книги лежали на шкафу, на письменном столе, стульях и даже на крышке старого черного пианино. Но так уж получилось, что в свое время Алексей Николаевич имел неосмотрительность жениться и поэтому к своему глубочайшему сожалению вынужден был делить свою квартиру вместе с женой, шурином, тещей и тестем. Всех их Алексей Николаевич терпел, но не любил, ибо любовью его пользовались только книги. Домочадцы же, напротив, раздражали Алексея Николаевича, так как стремились отвоевать у книг место в квартире и для других, не менее значимых на их взгляд вещей. Так, например, жена Алексея Николаевича активно выбивала себе территорию для косметики и одежды, теща — для телевизора, тесть — для удочки и пива, а шурин — для своих модных кроссовок. Алексея Николаевича все это тревожило и угнетало. Бой был неравный — четверо против одного. И в итоге все книги вынуждены были поселиться исключительно в комнате у Алексея Николаевича, покинув кухню, прихожую и прочие обжитые ранее уголки. С тех пор комната Алексея Николаевича стала походить на большой книжный музей, в котором хранились бесчисленные экземпляры из рода книжнокрылых.

Мы шли по дороге, уходящей вдаль. Место было мрачное и сырое. Небо темное.

Несмотря на то что мы очень спешили, я останавливался у каждого черного камня и оставлял на нем записи.

— Зачем ты это делаешь? — спросила она.

— Просто, чтобы помнить наше прошлое.

— Это неправда. Ты упрямо ставишь заметки только на черных камнях, совсем позабыв про белые. Когда мы дойдем до конца дороги и разойдемся в разные стороны, ты будешь помнить меня только по черным записям. Почему ты так поступаешь?

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Сергей Кононов

Мужские разборки

Парашютисты люди суеверные. Они никогда не скажут, что сегодня последний прыжок или последний взлет. Любой парашютист скажет, что прыжок крайний. Крайний это не последний. И еще парашютист не любит слова "отцепка".

Не любит потому, что слово сие связано с аварийной ситуацией в воздухе и от одного только предчувствия отцепки противные мурашки бегут по телу и ладони, как правило, становятся влажными.

Н.П.Коноплева

ЧЕРНЕНИЕ

И "ЗОЛОЧЕНИЕ"

МЕДИ И ЛАТУНИ

Медь чернят раствором сорной печени. Для получения серной печени в железной банке сплавляют 1 часть (по массе) серы и 2 части потата. После охлаждения стеклообразную черную массу извлекают из банки и мелко дробят. Хранить серную печень можно только в герметичной посуде. Делают 10-15%-пый раствор серной печени в воде, доводят раствор до кипения и в пего опускают детали. Время чернения 0,5-1 мин. Если изделие сложное состоит из деталей, то их чернят и полируют до сборки. Латунь чернят в следующем растворе: 200 г углекислой меди и 1 г аммиака (25%-ного) растворяют в 1 л воды. Детали обрабатывают в растворе при температуре 30-40°С, время обработки 3-5 мин. Иногда латунные летали "золотят", т. е. хорошо отполированные детали покрывают химическим способом пленкой, которая долго препятствует потускнению (окислению) поверхности детали. Отполированную и обезжиренную деталь опускают на 1-2 с в 3%-ный раствор соляной (серной) кислоты. Споласкивают и переносят в крепкий раствор тио-сульфита натрия (фотозакрепи толь). Промывают и помещают на 10-20 мни в раствор свежеприготовленной уксуснокислой меди. Температура раствора около 35°С, Раствор уксуснокислой меди готовят из двух растворов: первый- в 0,5 л воды растворяют 5 г медного купороса, второй - в 0,5 л воды растворяют 8 г уксуснокислого свинца. Оба раствора сливают и получают рабочий раствор уксуснокислой меди. Деталь промывают, сушат и покрывают с помощью тампона тон-ким слоем специального лака (для большей надежности покрытия). Лак представляет собой раствор из 1-2 частей по массе клея БФ-2 (светлых сортов) и 8- 10 частей этилового спирта илп ацетона. Надо сказать, что лак на ацетоне несколько хуже по качеству, чем лак на спирте.

Н.П.КОНОПЛЕВА

ХИМЧИСТКА НА ДОМУ

Сколько огорчений приносит случайное пятно на любимой кофточке или праздничной скатерти. Конечно, проще отнести испорченную вещь в приемный пункт фабрик производственного объединения "Чайка", где вам обязательно помогут. Но можно, используя рецепты "химчистки ла дому", и самим попытаться избавиться от пятна. Следует сказать, что все реактивы, которыми пользуются сейчас на фабриках химчистки, по принципу действия подразделяются на: растворители, которые растворяют загрязнения и вымывают их; поглотители, или адсорбенты; они впитывают в себя грязь и потом легко удаляются вместе с ней; обесцвечивающие вещества; диспергаторы, "дробящие" загрязнения на мелкие частицы, которые потом легко смываются водой. Познакомившись с приведенным выше списком реактивов, вы наверняка подумаете с досадой:: "Стоит ли связываться с этой "химчисткой на дому"? Ведь понадобятся многочисленные химикаты, а где их взять?" Однако не спешите расстраиваться. Искать реактивы вам не придется, так как необходимый комплект их почти наверняка есть в вашем доме. Так, набор растворителей-кислот дадут вам лимоны, уксус, квашеная капуста. Хорошие адсорбенты - питой чай, крахмал, соль. Есть у вас дома, наверное, и традиционные чистящие вещества: мыло, сода, нашатырный спирт, скипидар, бензин. Добавим к ним молоко, уксус, толченый мел. Мы привыкли говорить о химчистке главным образом применительно к тканям. С них и начнем. Разумеется, речь не пойдет о чистке нарядной одежды из дорогих тканей, ее лучше отнести на фабрику химчистки, и чем скорее, тем лучше. Со старым пятном трудно справиться даже специальным реактивом. Мы же в своей домашней химлаборато-рии займемся в основном чисткой предметов домашней утвари, например пятнами на мебельной обивке. И рискнем поэкспериментировать на домашней или рабочей одежде. Представим себе такую ситуацию: за столом с белоснежной скатертью кто-то нечаянно разлил сок, варенье или вино. Наверное, вы тут же вспомните Антона Павловича Чехова, который как-то сказал, что настоящая культура не в том, чтобы не разлить за столом соус, а в том, чтобы не заметить, как это сделал другой. Конечно, вы знаете, что пятна от фруктов, вин, а также чая и кофе неплохо отстирываются горячей водой, если это сделать тотчас. Но не станете же вы выдергивать скатерть из-под блюд, стряхивая тарелкп на колени сидящим, чтобы поскорее ее застирать. Тем не менее к химчистке запачканной скатерти можно приступить немедленно, не прерывая обеда и не заостряя внимания гостей на случившемся. На любом столе обязательно есть под рукой пятновыводитель - адсорбент. Пто обычная поваренная соль. Густо посыпьте ею пятно - и соль тут же начнет впитывать жидкость, снижая концентрацию загрязнения в волокнах ткани. Через некоторое время незаметно сметите загрязненную порцию соли и насыпьте новую. Процесс химчистки потихоньку будет идти до тех пор, пока вы сможете застирать скатерть. Последствия в таком случае будут сведены к минимуму. Небольшие подпалины на ткани, например, от слишком горячего утюга протрите половинкой сырой луковицы. Замочите ткань в холодной воде, через час-два окончательно ототрите пятно. Кашица из лука поможет удалить и пятна плесени на хлопчатобумажной или льняной ткани. Ею несколько раз натирают пятно, а потом стирают ткань в горячей воле со стиральным порошком. Пятна ржавчины на ткани смочите лимонным соком, потом сполосните ее теплой водой. Здесь выведение пятен ржавчины состоит в растворении приставших к ткапи частиц окислов железа. Кроме сока лимона, на такое способен раствор уксусной кислоты (2 столовые ложки на стакан воды). Его надо подогреть в стеклянной или эмалированной посуде на водяной бане примерно до 80°С. Участок ткани с пятном погружают в раствор на 5 мин, а потом прополаскивают теплой водой, в которую неплохо добавить немного нашатырного спирта. С синтетическими тканями так обращаться нельзя, некоторые из них могут разрушиться. Ржавчина от них обычно и так легко от-ходит благодаря строению их волокон. Бывает достаточно стирки в теплой воде со стиральным порошком. Как видете, ржавое пятно удалить не так сложно, но все же лучше совсем не допускать их образования. Для этого лучше не вешать полотенца на гвозди пли ржавые крючки, не замачивать и не стирать белье в эмалированных баках и тазах с поврежденной эмалью. В крайнем случае можно положить на дно такого таза большой кусок полиэтилена. Вопрос "чем удалить пятна гуаши, акварельных красок?" просто несерьезен. Растворитель этих красок - вода, так и смывайте их холодной водой! Пятна йода удаляются крахмалом. Со школьных времен всем известно, что йод является падежным индикатором крахмала. Он обнаруживает его присутствие, образуя с крахмалом темно-сипее соединение, легкорастворимое в холодной воде. Чтобы удалить со скатерти воск от свечи, на это место кладут с двух сторон бумажные салфетки (промокательную бумагу) и проглаживают теплым утюгом, несколько раз передвигая прокладки, чтобы расплавившийся воск лучше впитался в бумагу. Плохо дело, если к мебельной обивке или к одежде прилипла жевательная резинка. Ни одна химчистка не возьмется ее удалить. Здесь химия не поможет, придется обратиться к физике. Приложите к запачканному месту кусочек льда и подержите несколько минут. Затвердевшие следы жевательной резинки отделятся так же легко, как засохшая глина. Свежие пятна крови не пытайтесь отстирать горячей водой. От этого содержащийся в крови белок свертывается, прочно связывается с волокнами ткани, и темный след не удалить уже ничем. На этот случай нет ничего лучше холодной воды. Оставшийся после промывания холодной водой след отстирайте в теплой воде, применяя хозяйственно? мыло или стиральный порошок. Чтобы удалить с ткани застарелые пятна крови, ткань замачивают в растворе поваренной соли - 1 столовая ложка на литр холодной воды. Потом отстирывают ткань в теплой воде с хозяйственным мылом или стиральным порошком. Раствор соли помогает при очистке и от других белковых загрязнений. Например, носовые платки легче отстирываются после замачивания их в таком растворе - белковые вещества лучше растворяются в слабо подсоленной воде. Не думайте, что дело пойдет быстрее, если положить соли побольше: при высокой концентрации ее белок сворачивается и становится труд-ноудалим. Много огорчений доставляют жирные пятна на одежде и обивке мебели. Очевидно, что для удаления жировых загрязнений их надо растворить. Но чем? Известные химикам растворители - дихлорэтан, уайт-спирит, четыреххлористый углерод - малодоступны. Ими располагают фабрики-химчистки, но диваны в химчистку не принимают... Не всегда найдутся дома бензин, скипидар, спирт. Придется попробовать обойтись, например, теплым мыльным раствором. Им неплохо удаляются свежие жировые пятна и даже незасохшая масляная краска. Если возможно, под ткань подкла-дывают мягкую чистую тряпочку. Обмакните в мыльный раствор марлевый тампон или чистую зубную щетку, потрите пятно и смойте чистой водой. Иногда после чистки пятно исчезает, зато вокруг места, где оно было, образуется грязноватый ореол. Это происходит из-за того, что из вещи не выбили пыль. Поэтому перед обработкой надо обязательно хорошенько почистить ткань платяной щеткой или пылесосом. А само жирное пятно следует чистить мыльным раствором, двигая щетку или тампон от краев к середине. Для удаления пятен жира, особенно со светлых хлопчатобумажных, льняных, шерстяных и шелковых тканей, можно использовать сухой порошок мела или сухой тальк. Для этого свежие масляные пятна достаточно посыпать порошком мела с лицевой и изнаночной сторон ткани, покрыть чистой белой бумагой и прижать каким-либо тяжелым предметом. На следующий день нужно тщательно выбить и почистить вещь. Пушистый, с длинным ворсом, мех или пуховый платок следует осторожно почистить, посыпав крахмалом пли тальком и слегка потерев в руках. Крахмал и тальк в этом случае работают как адсорбенты. Эффективно использовать для подобной чистки нагретые на водяной бане в чистой металлической или керамической посуде ржаные или пшеничные отруби. Они не должны быть слишком горячими (температура их должна быть такая, чтобы отруби можно было держать в руке), иначе жировые загрязнения по-лимеризуются и образуется труд-ноудалимая пленка. Горстью нагретых отрубей протирают загрязненные места. При отсутствии отрубей используют толченые овсяные хлопья "Геркулес". После протирки отрубями мех чистят платяной щеткой и вытряхивают. Для этого годится и пылесос с насадкой-щеткой. Иногда смешивают крахмал с бензином и эту кашицу наносят на ворс. Дав смеси высохнуть, ее счищают. Все эти старые народные средства предназначались для натуральных материалов и к тому же для совсем других загрязнителей, чем встречаются сейчас. Поэтому прежде чем применить тот или иной рецепт для чистки одежды или мебели, обязательно испытайте его действие сначала где-нибудь на изнанке, подгибе, а для мебели - сзади или внизу.

Н.П.Коноплева

ОКРАСКА СТЕН И ЦОКОЛЯ ДОМА

Окраска деревянных стен.

Окраска внешних стен деревянного дома - проблема, которая встает перед владельцем дачи (садового домика) каждые 5- 7 лет. Многие предпочитают красить стены масляными красками. Но они не догадываются, что тем самым уменьшают срок жизни дома. Оказывается, под слоем масляной краски при постоянной влажности развиваются микроорганизмы, которые разрушают древесину. Кроме того, дом, окрашенный масляной краской, почти "не "дышит", в нем появляются застойные запахи и т. д. В настоящее время известны две очень дешевые краски: шведский и финский составы, которые лишены недостатков масляных красок и имеют даже некоторые преимущества. Основные преимущества шведского и финского составов перед масляными красками: в 1,5 раза долговечнее; в несколько раз дешевле; дом после окраски "дышит", причем краска не пропускает влагу. При повторной окраске дома этими составами не требуются (по сравнению с масляной краской) подготовительные операции: зачистка старой краски, грунтовка и т. п. Перед повторной окраской шведским или финским составом стены необходимо только обмести жестким веником. Шведский и финский составы имеют один устранимый недостаток: ими можно красить по сухой старой древесине, не имеющей следов масляной краски. Свеже-стругашгую древесину перед окраской псобходимо обессмо-лн ть. Шведский состав: мука (ржаная или пшеничная) - 1160 г; железный купорос - 520 г; поваренная соль1 - 520 г; известковый пигмент (сухой) - 520 г; олифа натуральная - 480 г; вода - около 9 л.