Гена Ом (пародия на "Геном")

«Зеркало» было ослепительно прекрасным. Только чуть-чуть офуевшим. Даже надписи К-52 и «кобра», нацарапанные гвоздем на одной из опор космической тарелки не портили корабль — хранилище мощи и рева.

По традиции космонавтов, которую, как говорят, начал сам Юга Гарин, Гена Ом подошел к одной из восьми посадочных ног и помочился на нее, стараясь попасть как можно выше. Среди капитанов ходил упорный слух, что если при первом свидании с новым кораблём не сможешь выдавить из себя ни капли, то на борт лучше не подниматься вовсе. Правдив слух или нет, известно лишь Папе Тибрскому, но то, что среди капитанов были лишь мужчины — абсолютно достоверно. Должно быть, «Зеркало» о такой традиции знало, поскольку стояло спокойно, не пытаясь отдернуть посадочную ногу. Корабль брезгливо дернул опорой лишь по окончании традиционного омовения, когда Гена Ом отвернулся. И тут же возникло Чувство.

Другие книги автора Игорь Анатольевич Горностаев

Самые великие колдуны и волшебники будущего не смогут пробиться к истокам событий этой эпохи через магический щит заклятия неизвестности. Историкам и архивариусам будет проще — многие документы, манускрипты, воспоминания очевидцев и мемуары сохранятся. Но, как обычно, никто не даст исчерпывающий ответ… Почему случились одни события и не произошли другие? Как изменился бы текст, ныне навечно золотом впечатанный в изумрудные скрижали, захвати или не захвати Величайший Полководец конкретный город, крепость, мост, пленника… Но на самом деле ключевые моменты истории находятся абсолютно не там. И бурная лавина судьбоносных случайностей зародилась вовсе не так, как это будет представляться ученым.

Известный космический детектив Мегаваттсон делал одновременно два дела, причем оба хорошо: летел в подпространстве в космическом корабле и спал. Вдруг…

— Шеф, шеф, проснитесь! — громко закричали фальцетом над самым ухом руководителя детективного агентства "Бейкеравеню".

Пришлось знаменитому сыщику выходить из приятного послеобеденного забвения. Конечно, источником шума оказался его младший помощник Холмсиков, возбужденно размахивающий щупальцами.

Параллельный мир — заманчиво, захватывающе, интересно, а главное — почему-то считается, что там наверняка лучше, чем в суровой реальности. Так ли это?

«Собралась наша компания провести время за приятным журчанием речей в нескончаемой реке знания. Теплый летний вечер. Плащ темноты обзавелся розовой подкладкой из света масляных светильников и парой рваных дыр, проделанных яркими оранжевыми факелами. Но ярче факелов горели огни слов, сияли драгоценней любых жемчужин из сокровищницы султана. Ведь известно всем: мудрая речь собирает слушателей как луна звезды, как янтарь бумажные крохи или как сладкий цветок медоносных пчел. И зовет мудрость на путь благочестия и добродетели.

— Повтори задание.

Странно. Не в духе Старика экзаменовать диверсантов. Само собою разумеющимся считалось: задание каждый должен помнить наизусть. Набираю ответ на клавиатуре:

—…проникнуть на «полигон Z-11». Не допустить, чтобы ракета SW72 достигла цели…

Стучу и стучу.

Шеф внимательно смотрит на меня сквозь толстые линзы очков. «Старик»…, а ведь ему только сорок семь. Но по виду — все семьдесят. Болезненная худоба, резко очерченные морщины, седина — жизнь потрепала моего Старика. Белоснежный мундир с золотисто-черными шевронами сидит мешковато. Маленькая слабость шефа — перед заброской агента он всегда являться «при параде». Я наблюдаю за ним через монитор из-за стеклянной перегородки: строжайший карантин, не менее жесткий, нежели при подготовке к длительному космическому полету. Яркий, как в операционной, свет бьет в глаза, отвратительно пахнет лекарствами; мне предстоит еще накачка ударными дозами стимуляторов и прочей дрянью.

За месяц перед описываемыми событиями

1

Дверь не имела опознавательных знаков, кроме нанесенного черной краской через трафарет двойного номера «47, 47а». По обе стороны коридора выстроились в ряд не менее полусотни подобных крашенных в цвет лимонной плесени дверей, с табличками и без, некоторые с цифровыми замками и запрещающими надписями.

Работники Института имели разные формы допуска к секретным материалам, и, соответственно, подразделялись на тех, кому «можно» и на посторонних, которым «вход воспрещен». Впрочем, в последние лет пять, где-то с восемьдесят девятого года, штат возглавляемой доктором физико-математических наук А.А.Велеречевым «сорок седьмой» лаборатории, сократился настолько, что малоквалифицированных, подпадающих под запрет сотрудников не осталось вовсе. Даже вместо уборщицы полы мыла (за четыре отгула в месяц) инженер второй категории.

Космос, он похож на хрустальную люстру. Огромную хрустальную люстру концертного зала, которую вымыли тщательно в пенной воде, ополоснули, а потом включили в огромном, драпированном черным бархатом зале.

И вот красные, синие, желтые, оранжевые, голубые искры висят в безразличном пространстве. А стеклянные шарики электрических ламп кажутся самыми близкими звездами.

Несмотря на отключенные двигатели "Карфаген" мчался к Зевсу-14 со всё возрастающим ускорением. А что ему еще оставалось делать, пытаться поворачивать назад? И из-за чего? Из-за "бабочки", бешено бившей сиреневой крылышками на экране гравитациометра? Инспектор корабля этого допустить не мог. А Капитану — ему все равно. Он компьютерный.

Рассказ с "Эквадора"-2004

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Александр Прозоров

HОМЕР 256, ЕГО ЖИЗHЬ, МЕСТЬ И КОHЧИHА

Быль.

Имена, фамилии действующих лиц

и номер главного героя изменены.

Мужчина висел в полуметре над землей, понурив голову и грустно перебирая в воздухе ногами; висел, приклеившись спиной к борту автобуса, словно тарелка ко лбу фокусника, и вся его фигура выражала привычную покорность простого российского гражданина суровым превратностям судьбы. И я сразу поверил зловещим слухам, окружающим длинный "Икарус", гаражный номер 256.

Максим Самохвалов

ОТДЕЛ МЕХАHИЧЕСКИХ

ЖИВОТHЫХ

Рассказ

Я ведущий инженер отдела механических животных в компании "Позитивные средства и системы".

Основная программа по расчету наших изделий, с длинным именем "Конь приходит в твой дом", содержит недописанный блок сохранения данных в отстойник KNR software.

Мы были вынуждены перерисовывать схемы на бумагу с помощью специально нанятых сотрудниц.

- Я сожгу офис, если вы не найдете мне хакера. - печально говорил начальник, отхлебывая беспроцентную метелицу из чайной чашки.

Макс Самохвалов

РАМЗЕС - МАЗДАЙ!

Один из немногих неpасшифpованных

дpевнеегипетских знаков - это

птица, удивительно смахивающая

на пингвина. Откуда взяться этой

поляpной птице в жаpком Египте?

Hад феноменом бьются сотни еги

птологов, зоологов, геофизиков.

Загадка пока не pазpешена.

Муц А.Г. "Загадки истоpии",

(c) 1976, стp. 128

- Эй! - позвал меня унылый писец, сидящий на каменной лавочке и стpигущий ногти кусочком остpого базальта.

Самохвалов Максим

СУХЛОСТИ C NGC2044

Мы с такой силой пpиложились о повеpхность планеты, что боpтовой компьютеp помолчав секунд тpидцать, сказал:

- Идиотизм.

Я вышел из коpабля, сел на тpаву. Планета хоpошая, кислоpодная...

- Фоpсунки, - доложил механик и тоже сел на тpаву.

- И что?

- Помяло.

- Ясно.

Повыползали дpугие члены экипажа. Разлеглись в тpаве.

- Эй, навигатоp, - сказал я навигатоpу.

М.Самохвалов

Сундук рабского мира

- Проснулась сегодня, - сказала бабушка, - а в руках у меня - черный сундучок!

- Сундук? - мне было все равно, я еще сам не отошел от сновидений.

- Сундучок был.

- А мне ночью плохо стало. Точнее, приснилось, что мне плохо. Я встал, вышел на крыльцо, а там стержни.

- Какие еще стержни?

- Летающие! Вокруг нас летают стержни людей, слишком мягкотелых, чтобы удержать их в себе. Если записать пустоту на видеокамеру, а потом промотать с замедленной скоростью, то везде будут видны стержни. Они как белки-летяги.

Максим Самохвалов

ТИМУР и ЕГО КОМБАЙHЫ

боевая фантастика

Делегация из Антоновки пpибыла на новейшем боевом комбайне. Люди из банды "Чеpные механизатоpы", тpи месяца собиpали его в забpошенном складе для удобpений. Из боpтов гpозной машины угpожающе топоpщились жеpла овощных выбpасывателей, бpониpованные кожухи матово посвеpкивали в лучах восходящего солнца.

Мы стояли около липы и задумчиво ждали, какой ультиматум пpедъявят нам эти бесчестные ублюдки.

Макс Самохвалов

ЗВЕЗДHОЕ КОЛЬЦО

- Посмотpи, - сказал мне стаpый пасечник. - Какие луга, какие луга!

- Хоpоши луга, дедуля, хоpоши!

- А посмотpи какой звездолет посеpеди луга, какой звездолет!

- Какой еще, дедуля, звездолет? - спpосил я, немного ошалев от неожиданности.

- Hу нету звездолета, поганец, нету.. Луга! Хоpоши луга!

- Луга пpосто замечательные, - ответил я успокаиваясь.

- Hо звездолет тоже неплох, зацени, - опять сказал дедуля.

Макс Самохвалов

ЗВЕЗДОЛЕТ

- Я больше так не могу, - сказал я деду. - Все одинаково вокpуг, можно подумать что звездолетов и нет нигде, все это слухи.

- Ты о чем? - дед отложил чуpку и опpавил боpоду.

- Физиология воспpиятия мною этой пpиpоды, - я обвел окpужающее пpостpанство pукой, - тpебует наличия сфокусиpованной мечты.

- Я и говоpю, - подумав немного над моими словами, вздохнул дед, - ведь это не только твое ощущение внук, не только. Когда-то, давно, я тоже мучался мыслями о подобном. Да только жизнь охомутала. Я тогда под гоpку спускался, когда нахлынывало. Стоял у pеки, нюхал воду. Знаешь, там где посуду моем, pаньше скамеечка стояла. Сяду на нее и всматpиваюсь в пpосвет между ольховыми заpослями. Hа том беpегу.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Почти у самого края степной лесополосы, в густой пыльно-зеленой чаще находились два молодых человека, будто пребывающих в каком-то странно равнодушном ожидании чего-то неизбежного… Они молча докурили до обжигающего огонька свои самокрутки и только после этого не спеша вышли из-под медленно теряющих прохладу и тень деревьев на залитый жаркими южными лучами проселок. Время подходило к одиннадцати утра и летнее солнце палило уже совершенно нещадно, как это обычно бывает в середине засушливого июня.

Конан-пират тоже терпел кораблекрушения у далеких забытых островов. Но везде есть люди, которым надо помочь, и враги, которых надо победить...

Андрей Плахов

Книга известного кинокритика Андрея Плахова содержит уникальный материал по современному мировому кинематографу. Тонкий анализ фильмов и процессов сочетается с художественностью и психологической глубиной портретных характеристик ведущих режиссеров мира. Многих из них автор знает не понаслышке Опыт личных встреч и оригинальность впечатлении делает чтение книги увлекательным не только для киноманов, но и для широкого круга читателей.

Интервью журналу крымского клуба фантастов  «Фанданго».

"Полагаю, что сейчас мы столкнулись с неким кризисом в образовании: объём знаний, требуемых к усвоению традиционными методами, стал превышать возможности среднего ученика. Выход в том, чтобы привлечь новые формы обучения: познавательные художественные книги и фильмы, обучающие компьютерные игры, а в будущем - и персональных кибер-учителей. Любой элемент среды, в которой живёт школьник, можно и нужно сделать осмысленным, говорящим, развивающим".

"Умный читатель никуда не исчез, разговоры о ненужности познавательной литературы и смерти настоящей научной фантастики – это болтовня недалёких людей, которые генерируют удобные для них мифы и сами клюют на этих гнилых червяков".