Где ведьмы водят хоровод

АЛЕКСАНДР НОСОВ

ГДЕ ВЕДЬМЫ ВОДЯТ ХОРОВОД

БЫЛЬ

Осень выдалась клюквенной. Но горожан понаехало столько, что скоро все близлежащие болота были полностью обобраны. Спохватившись, я отправился на заболоченное озеро в десяти километрах от посёлка. Доберётся туда не каждый. Мне же дорога по лесу хорошо знакома: шагай да шагай. Единственное, пожалуй, неудобство: то и дело приходилось ступать по корням.

День выдался пасмурный, ветреный. А среди деревьев сумрачно и тихо. Только вершины, раскачиваясь, шелестели и роняли пожелтевшую листву. Когда добрался до болота, убедился: клюквы не очень много, да к тому же мелкая. Решил идти дальше. Когда пробирался через кочкарник, еле удерживался на кочках, чтобы не плюхнуться в трясину. Наконец, обойдя несколько крохотных бочажков, оказался на узком перешейке, соединявшем два небольших возвышения.

Популярные книги в жанре Ужасы

Наука и магия всегда идут рука об руку. То, что век назад считалось дьявольщиной, сейчас — технология, доступная каждому. Но хотя и кажется, что жизнь проста и понятна, иногда границы восприятия стираются, позволяя нам заглянуть за грань…

Принято считать что апокалипсис может начать вирус. Люди незаслуженно забыли о паразитах… Это повесть о конце того мира, который мы знаем и о выборе, который мы делаем. Это повесть о доверии и самонадеянности. Это повесть о человечестве. Таком, какое оно есть.

Чем была особенно хороша работа у профессора Суонка, так это тем, что там без зазрений совести можно спать на рабочем месте. И Ариадна никогда не упускала такой возможности. Начальство на ее маленькие слабости смотрело сквозь пальцы – профессор и сам был не прочь вздремнуть после плотного обеда. А посетителей в настоящей волшебной лавке всегда было мало. Так что единственный инцидент, как-то связанный со сном на работе, случился, лишь когда карлик Джаскониус, компаньон профессора, несмываемым маркером пририсовал спящей Ариадне усы.

Ближнее будущее. Появляются мутанты — не монстры, не сверхлюди, просто немножко другие…

«Явление тайны» (The Great and Secret Show) — остросюжетный мистический роман Клайва Баркера, переведенный на многие языки.

На русском языке публикуется впервые.

В романе повествуется о том, как силы Добра и Зла, воплотившиеся в конкретных жителей американского города, ведут жестокую борьбу за власть над миром.

Шелест непрекращающегося дождя, крупными каплями падавшего сквозь мокрую листву на землю, был единственным звуком, который примешивался к гулу церковной паствы на маленьком промокшем кладбище у края йоркширских болот, опускавшей тело Мод Роксби в могилу.

Казалось, даже небо проливало слезы над покойной, тогда как среди небольшой кучки стоявших вокруг могилы людей под зонтиками едва ли нашлась хотя бы одна-единственная пара заплаканных глаз.

После званого ужина в мужской компании один из гостей рассказал о встрече с привидением в трансатлантическом пароходе.

Встреча двух бродяг по дороге в Брайтон.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Евгений Носов

Два сольди

...Синьоры! Прошу вас выслушать мою песню,

даже если она стоит всего два гроша...

Из вступления к песне

Во времена недолгой хрущевской ростепели модная тогда итальянская песенка, как неудержимый заморский насморк, прокатилась по нашим городам, перелихорадила почти всех школьных выпускниц, взвинтила пыль на уличных танцплощадках и ко времени событий, о которых я собираюсь поведать, выплеснулась на деревенские просторы. Захлестнула она и наше тихое, засмиревшее было Толкачево. Не раз слышал я, как среди ночи сквозь лунную сверчковую звень вдруг чья-то неприкаянная девичья душа выстанывала, как боль:

Евгений Носов

Фагот

Он объявился в том дворе перед самой войной, где-то года за полтора до ее начала.

По строгой мерке война - та, большая, всеохватная, от которой планета потом полыхнула, будто сухая копна сена от брошенного окурка, занялась уже где-то в Польше. Но тогдашним пацанам, дворовым стратегам, этот немецкий окурок брошенный в одинокое, ничейное польское остожье, тогда показался сущим пустяком, тем более что случилось это далече и Красной Армии, пожалуй, вовсе не "светило" в нем поучаствовать, показать себя... А хотелось: ведь все мы наизусть знали, что "броня крепка и танки наши быстры" и уж "если завтра война, если завтра в поход", то...

Евгений Иванович Носов

(1925-2002)

Не имей десять рублей...

Повесть

1

Без пятнадцати четыре раздался долгий настойчивый звонок. Федор Андреевич, вчера поздно улегшийся, капризно, по-мальчишески натянул на голову одеяло, однако назойливый звон доста-вал его и там, под стеганой ватой. Все еще пребывая в обволакивающей паутине сна, но уже подсознательно понимая, что требуют именно его, директора, он с недовольной гримасой на одутловатом, отлежалом лице повернулся на другой бок и обругал секретаршу, долго не бравшую трубку: "Какого черта! Опять, поди, удрала из приемной". Звонок верещал, и, прислушиваясь к нему с неприязнью, строя догадки, кто бы это мог быть, Федор Андреевич вдруг сообразил, что так настойчиво звонят только по междугородному, скорее всего из главка. "Обождут, тут тоже не Ваньки на подхвате",- оскорбился Федор Андреевич, сделал строгое должностное лицо, погмы-кал сонным горлом, чтобы соответствующе поставить голос, и... и проснулся.

Евгений Носов

Сронилось колечко

И поныне памятны и радостны мне вечера тогдашнего деревенского предзимья, когда в доме шумно и весело принимались растапливать дедушкину лежанку. Топили ее спелым, золотистым камышом, накошенным по перволедью на Букановом займище. Как почти всякий пожилой сельский житель, много испахавший земли, навихлявший спину в травокосы и хлебные жнитвы, дедушка Леша теперь маялся поясницей и когда чувствовал особенную надсаду, то наказывал хорошенько прокалить низкую продольную голландку, тем паче что уже не решался забираться на высокую и отвесно стоявшую печь, которую за эту ее неприступность прозвал "Порт-Артуром". Из семейных преданий я уже знал, что дедушка Леша в молодости побывал на японской войне и потом часто поминал это загадочное слово: "Порт-Артур".