Гамма-южная

Гамма-южная

Рассказ из цикла «Галактические хроники».

Отрывок из произведения:

Начало Звездной Экспансии сопровождалось крупными политическими изменениями на Земле. Установление на непродолжительный срок неороялистского режима во Франции — наглядный пример тенденции к внезапному регрессу (от которого, впрочем, никогда не была избавлена человеческая история), придающей историческому процессу нерегулярный характер, мешающий научному анализу и благоприятствующий появлению легенд. База Гамма-южная, разрушение которой послужило сигналом к восстанию, поднявшему на вершину власти Жана Бомона де Сере, была центром внепланетной акклиматизации. Сооруженная в Средиземном море, она предназначалась для тренировок первых кандидатов, для заселения планет с повышенной силой тяжести. По-видимому, она была разрушена только потому, что являлась символом европейского могущества в эту эпоху. Президент Малер также погиб на базе в ходе операции. Нельзя не отметить, что средства, примененные для уничтожения базы, оказались важнее, чем сам факт ее разрушения. Их использование было первым случаем активного вмешательства в политику биофизиков и генетиков, которые позднее стали играть решающую роль в звездных сражениях…

Рекомендуем почитать

Рассказ из цикла "Галактические хроники"

Исходный Комплекс был первой и единственной формой жизни на этой планете. Он зародился на самой границе минерального царства, в гигантских вулканических потрясениях, при колоссальных температурах. В течение целой вечности, которая его сознанию представлялась совсем не долгой, он продвигал свои чувствительные выбросы к далекой коре планеты. Словно ветки дерева, эти выбросы поднимались вверх, к поверхности, к свету, все более удаляясь от существа, покоившегося в центре мира. Они буравили твердые скальные породы, прошивали очаги магмы и металлоносные слои.

«Через двадцать лет после организации первой базы на Афродите в системе Сириуса напряженная политическая обстановка начала перерастать в кризис.

Европейцы Гундта и тихоокеанцы, высадившиеся на Афродите первыми, пытались любыми средствами сдержать поток людей и оборудования, хлынувший из марсианских передатчиков материи. К этому следует добавить влияние Церкви Экспансии и появление беженцев, спасавшихся от Американского Хаоса. Но человек постоянно меняется, а звезды стали менять его быстрее, чем он опасался или надеялся… И кризис на Афродите разрешился сам собой».

Это стихотворение Клемана Хорманна, написанное 24 ноября 2060 года, может считаться единственным литературны свидетельством смутных времен, обрушившихся на Европейский континент Древней Земли в самом начале Экспансии. Клеман Хорманн, похоже, сыграл важную роль в борьбе, завершившейся падением новой Монархии. Тогда же началось освоение Афродиты, а Марс объявил о своей независимости.

Но никто и никогда не сообщил о том, что он сделал…

Галактические хроники

«Свершения человека извечно зависят от вероятности и случая, вопреки упорному его стремлению подчинить свое бытие строгим планам.

Он черпал мужество в высокомерном упрямстве, но удачи его не раз оборачивались болезненным ударом по самолюбию. Весь Первый Век Звездной Экспансии, в эпоху гигантских светолетов, люди двигались от светила к светилу на ощупь, и кто знает, быть может, лишь неведение приводило порой человека к победе, а его триумфы видело лишь равнодушное одиночество…»

Другие книги автора Мишель Демют
ФАНТАСТИКАЕжемесячный журналСодержание:

Роберт Янг. САД В ЛЕСУ, рассказ

Дэвид Брин. КРАСНЫЙ СВЕТ, рассказ

Борис Силкин. С ЧЕГО ЖЕ НАЧАЛОСЬ ВСЕ-ВСЕ-ВСЕ

Ларри Нивен. ДЫМОВОЕ КОЛЬЦО, роман

Сергей Ениколопов. МЕНЯТЬСЯ ИЛИ МЕНЯТЬ МИР?

ФАКТЫ

Жан-Мишель Ферре. ЦЕФЕИДА, рассказ

Эдуард Геворкян. БОЙЦЫ ТЕРРАКОТОВОЙ ГВАРДИИ (окончание эссе)

РЕЦЕНЗИИ

ПРЕМИИ ГОДА

PERSONALIA

На правах рекламы [Издательства представляют]

ВИДЕОДРОМ

Дизайн: Ирина Климова, Наталья Сапожкова.

На обложке иллюстрация к роману Ларри Нивена «Дымовое кольцо».

Авторы иллюстраций: О. Васильев, А. Жабинский, К. Рыбалко, А. Филиппов.

ЖУРНАЛ ФАНТАСТИКИ И ФУТУРОЛОГИИТЕМАТИЧЕСКИЙ НОМЕР: SOCIAL FICTIONСодержание:

Джудит Меррил. ТОЛЬКО МАТЬ

Александр Суворов. СОЦИАЛЬНЫЙ ПАРАЛИЧ

Мишель Демют. НОКТЮРН ДЛЯ ДЕМОНОВ

Леонид Гозман. ИСТОРИЯ В ЛЕЧЕБНЫХ ЦЕЛЯХ

Уильям Тэнн. НАЗАД НА ВОСТОК!

Владимир Войнович. ПУТЕШЕСТВИЕ, ОБРЕЧЕННОЕ НА УСПЕХ

Эрик Фрэнк Рассел. ВАШ ХОД

Йохан Хейзинга. HOMO LUDENS

Майкл Коуни. ВОПЛОЩЕННЫЙ ИДЕАЛ. Роман

Татьяна Гаврилова. ДЕНЬ НЕОТРИЦАНИЯ. МЕСЯЦ. ГОД

В сборник современной зарубежной фантастики включены произведения писателей капиталистических стран: роман Р.Хайнлайна “Пасынки Вселенной”, повести и рассказы У.Ле Гуин, Р.Брэдбери, Р.Шекли, Э.Нортон и др. Его главные темы — освоение космического пространства, контакт с братьями по разуму, человек в экстремальной ситуации.

СОДЕРЖАНИЕ:

Г.Ануфриев, С.Солодовников. Космос человеческой души

ПАСЫНКИ ВСЕЛЕННОЙ

Урсула Ле Гуин. Девять жизней. Пер. с англ. И.Можейко

Артур Порджес. Погоня. Пер. с англ. Р.Рыбкина

Роберт Хайнлайн. Пасынки Вселенной. Пер с англ. Ю.Зараховича

Джордано Питт. Возвращение Реда Спида. Пер. с итал. Л.Вершинина

Мишель Демют. Оседлавшие свет. Пер. с франц П.Гурова

Андрэ Нортон. Все кошки серы. Пер. с англ. Е.Дрозда

Андрэ Нортон. Мышеловка. Пер. с англ. Е.Дрозда

КООРДИНАТЫ ЧУДЕС

Лестер дель Рей. Крылья ночи. Пер. с англ. Норы Галь

Урсула Ле Гуин. Ожерелье. Пер. с англ. Р.Рыбкина

Роберт Шекли. Координаты чудес. Пер. с англ. Г.Гринева

Эрик Фрэнк Рассел. Свидетельствую. Пер. с англ. Б.Клюевой

Рэй Брэдбери. Уснувший в Армагеддоне. Пер. с англ. Л.Сумилло

Рэй Брэдбери. Лед и пламя. Пер. с англ. Л.Жданова

Джеймс Поллард. Заколдованный поезд. Пер. с англ. Р.Рыбкина

Коротко об авторах

Составители: Ануфриев Геннадий Григорьевич, Солодовников Станислав Васильевич

Художник С.Баленок

В номере:

Мишель Демют. Чужое лето

Роберт Шекли. Предел желаний

Фредерик Браун. Важная персона

Эдвард Хок. Самый лучший зоопарк

Фредерик Форсайт. Без улик

Дональд Хониг. Похищение

НадиС. Что наша жизнь…?

— Желаю удачи, сын мой, — промолвил настоятель отец Дорфус, нажимая на кнопку. — Будь мужественным. Помни, что ты посланник человечества. И не забывай, что, каким бы ни был долгим путь, ад можно пересечь и выйти из него…

На обочине полевой дороги лежит труба. Это огромная труба, подготовленная к укладке в вырытую рядом с дорогой траншею. Неподалеку, в нескольких минутах езды на движущейся ленте, расположены казармы — по меньшей мере, Иероним думает, что это казармы, потому что он заметил антенны и большой прожектор на металлической вышке. А в темнеющем небе со стрекотом кружатся два вертолета, перемигиваясь сигнальными огнями: красный — зеленый, красный — зеленый…

Сборник научно-фантастических произведений французских писателей. Предисловие Е. Брандиса.

В самом центре джунглей на острове Гофмана, расположенном в экваториальной зоне Афродиты, шестой планеты Сириуса, есть могила — гладкая стальная плита, на которой выгравированы следующие слова: «ПАМЯТИ ГРЕГУАРА ГРЕГОРИ, КОСМОГРАФА, ГЕРОЯ ЗВЕЗДНОЙ ЭКСПАНСИИ». Но под нею никто и никогда не был похоронен…

В настоящий том включены произведения крупнейших французских писателей-фантастов (Ж. Рони-старший, Ф. Карсак, П. Буль, Ж. Клейн, М. Демют), а также известных прозаиков, работавших и в научно-фантастическом жанре (А. Моруа, Веркор).

Содержание:

* Франсис Карсак. Бегство Земли (перевод Ф. Мендельсона)

* Веркор. Люди или животные? (перевод Г. Сафроновой, Р. Закарьян)

* Жозеф Рони-старший. Ксипехузы (перевод А. Григорьева)

* Пьер Буль. Бесконечная ночь (перевод В. Котляра)

* Жерар Клейн. Голоса Пространства (перевод Н. Галь)

* Жерар Клейн. Развилка во времени (перевод Ф. Мендельсона)

* Андре Моруа. Отель «Танатос» (перевод А. Кулишер)

* Андре Моруа. Из «Жизни людей» (перевод Ф. Мендельсона)

* Мишель Демют. Скучная жизнь Себастьяна Сюша (перевод А. Григорьева)

Популярные книги в жанре Космическая фантастика

Мистер Мортон был богатым человеком. И ненавидел свое богатство.

Прежде всего, он не привык иметь деньги. Почти всю свою жизнь он провел в специализированном заведении, поскольку в десять лет получил диагноз «эксцентричный тип». Но когда Британской марсианской компании понадобились поселенцы на Красную планету, больница Уинксли для пациентов с неустойчивой психикой охотно предоставила для благородных целей колонизации чужих планет большинство своих подопечных, отличавшихся наиболее компенсированным поведением.

Рассказ входит в авторский сборник «Сержанту никто не звонит», 2006 г.

Творчество советских художников, основоположников жанра космической живописи, крайне интересно само по себе. Одновременно, его можно рассматривать и как яркий пример новейшей "исторической вилки" в развитии цивилизации на Земле, в результате которой земляне на десятилетия потеряли настоящую дорогу в Большой Космос. Это "альтернативная история", происходящая на наших глазах в виде трагедии, когда наше реальное космическое завтра нам жульнически подменили кривляниями актеров Голливуда в "космических операх", бесконечным враньем по телевизору, кровавыми войнами за ресурсы и сверхприбыли ТНК, скудными подачками сегодняшнего дня и весьма проблематичным будущим.

Что нужно сделать для того, чтобы вернуть себе утраченную дорогу к звездам? Автор предлагает свой ответ. Он всё ещё вполне реален для нас как народа, как социума.

В публикации оставлена орфография оригинала, в частности, Множество Слов Написанных С Большой Буквы.

Часть 3 из 5: Красная Империя на Красной Планете - Освоение Марса

Мы шли на посадку к Луне. В лемми меня всегда тошнило и укачивало. Лемми — это небольшой челнок; на нем нельзя выйти даже на орбиту Луны.

Шериф Бауэр-Стенсон включила сопла вертикальной тяги. Лемми перевернулся брюхом вверх, чтобы мы смогли насладиться видом.

— Вон там, Гамильтон, — сказала она, махнув рукой в сторону белой как кость местности у нас над головами.

— Старый знак ФЕРБОТЕН поперек.

После рассвета прошло четыре условных т-дня, и тени были длинные. Дель Рей остался в стороне, шесть километров в поперечнике, его края поднялись в стороны, а кругом простиралось ровное дно. Внутри картера повсюду были пятна пыльного серебра, в особенности много около центра. Через центр кратера тянулась грубая выемка, глубокая и полная теней. Эта полоса и круг кратера образовывали знак ФЕРБОТЕН.

Это книга-игра. Единственное условие для нее: читалка должна поддерживать переходы по ссылкам внутри текста.

Ты поспорил, что прилетишь «зайцем» на кубок по спейсболу, а оказался на заброшенном руднике, где террористы спрятали угнанный корабль с заложниками. Теперь ты — единственный шанс на спасение для всех пассажиров, но… Справишься ли ты? Уж слишком агрессивный мир вокруг, а ты — всего лишь студент космолетного училища с далекой окраины Галактики, а не боец императорского спецназа.

Разряды молний голубыми языками пробегали по Оби-Вану Кеноби, концентрируясь на запястьях и лодыжках, прежде чем пуститься наперегонки вверх и вниз по его телу; их маршрут, без всяких сомнений, был спланирован так, чтобы довести его до потери рассудка. Он пребывал практически в полной неподвижности, как насекомое, прижатое ватной палочкой, подергиваясь, когда мышцы непроизвольно сокращались в бесплодном усилии прекратить пытку. Боль была странной: ноющее, сопровождаемое покалыванием онемение, как в затекшей конечности, в сочетании с жжением изнуренных до дрожи мускулов. Его бледное лицо блестело от холодного пота, редкие капли которого скатывались с висков и исчезали в бороде.

Повествование о похождениях экипажа «летающей тарелочки» будущего – трех пройдох, отважных, ловких, никогда не унывающих, находчивых и сообразительных – и надзирающего за ними робота-тюремщика. Действие развивается на только что открытой, населенной разумными существами планете, цивилизация которой раздирается внутренними противоречиями. «Космогопники», несмотря ни на что не потерявшие человеческого облика (хотя двое из них совсем не люди), выпутываются из целого клубка проблем и оказываются победителями в, казалось бы, совершенно безнадежной ситуации. Выдержано в ернически-шутовском духе, вроде популярных когда-то «Похождений Штирлица». Имеются эротические сцены весьма откровенного свойства. Ваньке Баркову, наверное, понравилось бы.

История по космическому миру будущего, где люди делят власть над космосом с загадочной расой мельранцев.

1. Я для тебя одной воскресну

История полумельранца-получеловека.

Он – наполовину инопланетянин. Она – человек с уникальными способностями. Он никогда не имел семьи, избегая близких отношений. Она имела все: семью, детей, внуков. И теперь избегает близких отношений, потому что пережила всех, кого любила. Он умирал. А она его воскресила. И теперь им предстоит рискованное задание в инопланетной колонии. Смогут ли они распутать череду преступлений и не запутаться в собственных отношениях?

2. Мельранский мезальянс

История старшего наследника влиятельной семьи мельранцев – Саркатта: Рейгарда Саркатта.

Елисса – индиго, прожившая не один десяток лет, одинокая и самодостаточная. Единственная, кем она дорожит – это давняя подруга Мелинда, тоже индиго. Но Мелинда влюбляется в красавца-инопланетянина, беременеет от него, хотя это и считается невозможным, и теперь ей грозит смерть. Брат любовника Мелинды – Рейгард – предлагает Елиссе сделку. Смогут ли они найти общий язык, понять друг друга и сохранить взаимопонимание в обществе высокомерной аристократии с Мельрании, для которой любые отношения с землянкой – ужасный мезальянс.

3. Мельранский резонанс

История сына Рейгарда Саркатта.

Милана легла на операцию, а очнулась в далеком будущем, на планете Мельрана. Эксперименты здешних ученых сделали из нее индиго, а оживил ее… один из очень богатых и влиятельных местных жителей. Милана оказывается втянута в невероятные приключения. Один родовитый мельранец хочет сделать ее инкубатором для своих детей. Другой – своей женщиной, а кое-кто – спасительным кругом. А еще… еще Эймердина Саркатта, знатная и высокородная мельранка, выступит в роли амазонки…

Плюс два рассказа по миру.

Королева для мельранца – предыстория встречи Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Мельранский экстрим – нечто вроде Эпилога к истории Рейгарда Саркатта и его возлюбленной.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Внимательный читатель при некоторой работе ума будет сторицей вознагражден интереснейшими наблюдениями автора о правде жизни, о правде любви, о зове природы и о неоднозначности человеческой натуры. А еще о том, о чем не говорят в приличном обществе, но о том, что это всё-таки есть… Есть сплошь и рядом. А вот опускаемся ли мы при этом до свинства или остаемся все же людьми — каждый решает сам. И не все — только черное и белое. И больше вопросов, чем ответов. И нешуточные страсти, и боль разлуки и страдания от безвыходности и … резать по живому… Это написано не по учебникам и наивным детским книжкам о любви. Это зрелый рассказ зрелого человека.

В последнее время редко можно встретить в журналах такие тексты. Между тем, на мой взгляд, они достойны публикации и читательского внимания. Детство — неисчерпаемый источник тем для любого писателя, первые проблемы и сомнения спустя многие годы кажутся смешными, наивными. Но остается ностальгия по тому времени, когда человек только осваивал жизнь. Как можно писать иначе о детстве? Только с любовью… Или Con amore…

Желаю всем приятного чтения.

Редактор литературного журнала «Точка Зрения»,

Анна Болкисева

Слог и диалоги Алексея Петрова вполне соответствуют ситуации, и создают именно ту атмосферу, которую нужно. Разве что… Слишком уж стиль этот изъезжен нашими родными русскими литераторами, нет?

Повесть Алексея Петрова «Голуби на балконе» читать легко, и это несомненное достоинство произведения, опубликованного в интернете. Возможно, этот текст не вызовет огромного потрясения. Если вы начнете его читать, то попадете в мир далеких от нас реалий. Хотя, возможно, не такой уж далекий. Даже мое поколение может вспомнить начало восьмидесятых. Только этот период для нас, пожалуй, более радужный, чем для героев повести Алексея Петрова: детство навсегда остается детством.

Герои повести прощаются со студенческой юностью, сталкиваются с абсолютно «взрослыми проблемами»: поиском жилья, распределением, бюрократией. Возможно, если бы этот текст был написан и опубликован в восьмидесятые, вокруг него бы было много споров, да и — скорее всего — мы бы читали совсем другое произведение, с неизменным для тех лет публицистическим пафосом.

Разумеется, здесь звучат публицистические мотивы, но, на мой взгляд, не это — главное. «Голуби на балконе» — это ностальгическое произведение… Повесть о скитаниях, о бездомности, о том периоде, когда с грустью осознаешь, что юности можно сказать «So long»… В самом начале текста автор описывает голубей, нашедших пристанище на заброшенном балконе: «Она понимала, что этот заброшенный людьми балкон — не самое лучшее место для её птенцов. Но среди хлама, который неизбежно скапливается на любом балконе, птицы чувствовали себя в безопасности. Потемневшие от сырости доски и покоробившийся картон с выцветшей на солнце наклейкой «Холодильник «Наст» надёжно укрывали голубей от нескромных взглядов и берегли от недобрых помыслов»… И все дальнейшие «приключения» героев отсылают читателя к описанию этого балкона, которое еще раз встретится в тексте. Эта параллель — один из самых запоминающихся приемов автора повести, у которой много других достоинств. Интересны также диалоги со второстепенными персонажами: и споры главного героя, врача, со своим коллегой о МакКартни и Ленноне, и беседа с уголовником в поезде. Автор детально описывает быт маленького города, как будто пытаясь поставить диагноз не только людям (обратите внимание на описание внешности персонажей), но и всему укладу жизни того времени… Вряд ли что-то изменилось с тех пор в российской провинции, но у Алексея Петрова не было задачи обличить или разоблачить. Он рассказал о сложной жизни простых людей, о трудном периоде и о самом радостном событии — рождении ребенка…

Редактор литературного журнала «Точка Зрения»,

Анна Болкисева