Гаджет

Гаджет

Перед вами НОВЫЙ сборник Сергея Лукьяненко. Он порадует как поклонников юмористической фантастики, так и любителей фантастики умной и лиричной. Поклонников романа «Геном» ждет особый сюрприз – повесть, в которой они вновь встретятся с пилотом-спец Алексом и его новым экипажем. А еще Сергей расскажет о том, как снимается фантастическое кино, нужен ли писателю Интернет, стоит ли бояться Чужих и, наконец, действительно ли умерла Научная Фантастика.

Отрывок из произведения:

Беда – у меня кончились старые рассказы!

В свои предыдущие сборники («Л – значит люди» и «Атомный сон») я помещал немного старых, написанных десять-пятнадцать лет назад рассказов. Мне казалось, что это любопытно как постоянному читателю, знакомому с моими старыми книгами, так и читателю случайному, впервые открывшему мою книжку.

И вот старых рассказов не осталось. Точнее – не осталось тех, которые я готов без колебаний публиковать и сегодня. Для совсем уж больших энтузиастов все старые вещи есть в Интернете, на моей авторской странице: www.rusf.ru/lukian

Рекомендуем почитать

Иногда достаточно просто ступить за порог собственного дома, чтобы навсегда изменить свою жизнь.

Встретить странных людей, которые вовсе не являются людьми.

Побеседовать со своей предыдущей реинкарнацией.

Или испытать подлинный шквал эмоций на другой земле, под разноцветными небесами.

Каждое ВЕЛИКОЕ ПРИКЛЮЧЕНИЕ начинается с обыкновенного шага.

«Рыцари Сорока Островов»

Роман, с которого началась популярность Сергея Лукьяненко. Штормы и призраки, странные ритуалы, полуигровые правила вполне реальных поединков и войн… Как разобраться в этой кровавой игре, выдуманной злым, чуждым разумом?

«Мальчик и Тьма»

Роман, сразу же после выхода прозванный «черной жемчужиной Сергея Лукьяненко». История поисков. История приключений. История страшных чудес и странных миров. История о том, что истинного врага найти порою не легче, чем истинного друга. Да и как может быть иначе, если за дело берутся Сумрак, Свет и Тьма…

Лорд с планеты Земля

«В тебя можно влюбиться?» Странный вопрос девчонки, которую он спас от хулиганов… Вопрос, который не дает ему покоя на Земле. Вопрос, который будет мучить его в чужом мире, охваченном пламенем войны. В мире, где ему предстоит стать «лордом с планеты Земля» – Планеты, Которой Нет…

Космогонщик, потерпевший аварию, оказывается на удивительной планете, где люди переносятся вперед и назад во времени, законы устанавливает Патруль Единения, ведут вечную борьбу силы Стрелы и Круга — и свято верят в легенду о таинственных Желтых Кораблях…

Горд, годами осаждаемый варварами-кочевниками, держится лишь благодаря торговле с “летучим народом” — однако контакты с “летучими” строго запрещены. Но однажды мальчишка из Города спасает жизнь пилоту “летучего” корабля…

Планетаа, на которой ВСЕ РАВНЫ. Здесь обитатели городов живут по строгому распорядку. Здесь запрещены эмоции — страх, ненависть, сострадание, любовь… И только за стенами городов зреет глухое сопротивление всемогущему ПОРЯДКУ…

СОДЕРЖАНИЕ:

01 Тринадцатый город

02 Пристань желтых кораблей

03 Восьмой цвет радуги

04 Предание о первом атеисте

04 Нарушение

05 Чужая боль

06 Профессионал

07 Спираль времени

08 Поймать пятимерника!

09 Последний герой

10 Офицер особых поручений

11 Пастор Андрей, корабельный мулла, по совместительству - Великое Воплощение Абсолютного Вакуума

12 Делается велосипед

13 Три тощака

Сергей Лукьяненко – имя, которое для всех ценителей отечественной фантастики давно уже не нуждается в пояснениях и комментариях.

Перед вами – сборник, в который вошли самые известные «малые» произведения Лукьяненко – повесть «Кредо» и рассказы разных лет, относящиеся к различным жанрам и направлениям фантастики.

В сборник вошли произведения:

• Кредо

• Мой папа – антибиотик

• Вкус свободы

• Дорога на Веллесберг

• Почти весна

• Слуга

• Плетельщица Снов

• Поезд в Теплый Край

• Проводник Отсюда

• Конец легенды

• Хозяин Дорог

• Фугу в мундире

• Девочка с китайскими зажигалками

• Гаджет

• От судьбы

• Живи спокойно

• Вся эта ложь

• Не спешу

• Последняя ночь колдуна

Дмитрий Байкалов, Андрей Синицын «Феномен по имени Лукьяненко»

«Маленькие шедевры» мастера отечественной фантастики Сергея Лукьяненко.

Повести и рассказы разных лет, по-прежнему восхищающие многообразием жанров и направлений и оригинальностью сюжетов.

Сначала был «Конец легенды».

Теперь – «Донырнуть до звезд».

В сборник вошли произведения:

• Калеки

• «Л» – значит люди

• Купи кота

• Сердце снарка

• Мы не рабы

• Донырнуть до звезд

• Именем Земли

• Капитан

• Категория «зет»

• Очень важный груз

• Визит

• Способность спустить курок

• Кровавая оргия в марсианском аду

• Вечерняя беседа с господином особым послом

• Если вы свяжетесь прямо сейчас

• Переговорщики

• Ахауля ляляпта

• Стройка века

• Сухими из воды

Сергей Лукьяненко – имя, которое для всех истинных ценителей российской фантастики не нуждается ни в комментариях, ни в представлениях. Имя, которое говорит само за себя.

Эта книга – сборник рассказов и повестей, которые сам автор считает лучшими в своем творчестве. Каждое из произведений сборника оригинально и своеобразно. Меняются сюжеты и персонажи, меняется манера повествования, однако неизменным остается одно – фирменный, неподражаемый стиль Сергея Лукьяненко.

В сборник вошли произведения:

Прекрасное далеко

• Дорога на Веллесберг

• Мой папа – антибиотик

• Почти весна

• Вкус свободы

«Л» – значит люди

• Слуга

• «Л» – значит люди

• Визит

• Поезд в Теплый Край

• Проводник Отсюда

• Хозяин дорог

Человек, который многого не умел

• За лесом, где подлый враг…

• Способность спустить курок

• Нарушение

• Именем Земли

• Человек, который многого не умел

• Капитан

• Последний шанс

• Люди и не-люди

• Категория «зет»

Временная суета

• Временная суета

• Ласковые мечты полуночи

Фугу в мундире

• Восточная баллада о доблестном менте

• Дюралевое небо

• Фугу в мундире

В этом мире давным-давно забыли, что такое солнечный свет. В незапамятные времена люди продали чужакам из-за моря каждый свою частицу света, и повсеместно воцарилось тьма. Крылатые прислужники тьмы наводят ужас на мирных жителей, и уже никто не отваживается бросить им вызов. Но однажды в мире тьмы появляется тот, кому суждено вернуть свет…

Рассказы, вошедшие в сборник, создавались автором на протяжении без малого трех десятилетий и награждены различными премиями – от «Интерпресскона» до «Аэлиты».

Бесчисленное разнообразие жанров, сюжетов и направлений – и неизменный фирменный стиль.

Космические корабли и средневековые мечи, противостояние государства и личности, людей долга и людей свободы, лиричность и едкий юмор – невероятные истории, развлекающие читателя и дающие пищу для ума.

Другие книги автора Сергей Васильевич Лукьяненко

Шесть галактических цивилизаций.

Пять погибших планет.

Четверо учёных из разных миров.

Три звёздные системы.

Два космических корабля.

И одна большая беда для всей Вселенной.

В твоей квартире живут чужие люди.

Твое место на работе занято другим…

Тебя не узнают ни друзья, ни любимая девушка…

Тебя стирают из этого мира.

Кто?

На ночных улицах — опасно. Но речь не о преступниках и маньяках. На ночных улицах живет другая опасность — те, что называют себя Иными. Вампиры и оборотни, колдуньи и ведьмаки. Те, кто выходит на охоту, когда садится солнце. Те, чья сила велика, с кем не справиться обычным оружием. Но по следу «ночных охотников» веками следуют охотники другие — Ночной Дозор. Они сражаются с порождениями мрака и побеждают их, но при этом свято блюдут древний Договор, заключенный между Светлыми и Темными…

В Империи, где без малого век правит Тёмный Властелин, живётся не так уж и плохо. Натурфилософы постигают тайны науки, народ не бедствует, полиция охраняет порядок, а рунное волшебство – доступно всем. Вот только у волшебства есть цена, и за любое чудо придётся платить самым дорогим, что у тебя есть. Особенно, если ты стал врагом повелителя Тёмной Империи.

В этом мире солнце желто, как глаз дракона — огнедышащего дракона с узкими желтыми зрачками, — трава зелена, а вода прозрачна. Там тянутся к голубому небу замки из камня и здания из бетона, там живут гномы, эльфы и люди, там безраздельно влавствует Магия…

Пробил роковой час — и Срединный Мир призвал человека с Изнанки. В смертельных схватках с сильнейшими магами четырех стихий он должен пройти посвящение, овладеть Силой и исполнить свое предназначение…

Встреча с иными цивилизациями оказалась обескураживающей: земляне опоздали – Галактика уже поделена между Сильными расами, другим же, более молодым, отведена роль винтиков в этой сложной и одновременно простой структуре межзвездного сообщества – они могут делать только то, что у них получается лучше других, и не замахиваться на большее. И люди вынуждены смириться с участью космических извозчиков (ведь только они могут выжить в момент джампа – моментального прыжка на расстояние в несколько световых лет). Однако удовлетворится ли человечество торговлей космическими безделушками – или все же попытается найти свой путь и встать вровень с Сильными?..

Новый роман Сергея Лукьяненко выдержан в лучших традициях «космической оперы» и читается на одном дыхании с первой до последней страницы.

Сначала был «Черновик». Роман, покоривший сердца сотен тысяч любителей фантастики.

Теперь человек, стертый из этого мира, сумел разорвать невидимые цепи, привязавшие его к миру иному.

Он свободен, но бывшие хозяева по-прежнему охотятся за ним.

«Черновик» судьбы написан.

Настало время «Чистовика»!

Самая популярная сага в истории отечественной фантастики – в полном составе!

Весь сериал культовых «Дозоров» Сергея Лукьяненко – включая шестой роман – под одной обложкой!

Книга, которая должна быть в коллекции каждого любителя хорошей фантастики!

Сегодня увлекательную историю приключений Антона Городецкого и его друзей, недругов и союзников читаем и перечитываем мы – завтра это будут делать наши дети. Потому что ХОРОШАЯ фантастика не стареет никогда!..

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Овчинников

Тот, который...

- Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Космодесантник Редуард Кинг обернулся на голос и сам не поверил собственной удаче.

В пяти шагах от него прямо в придорожной пыли сидел лингуампир и обращался явно именно к нему.

- Ы-ы-ы-ы! - повторил он и потыкал большим пальцем в середину своей лицевой повязки.

Редуард поспешно сошел с дороги.

- Пить? - спросил он и с запозданием отметил, что от волнения забыл задействовать транслитератор. Впрочем, в данном случае необходимости в переводе не возникло.

Еремей Парнов

Атлантида в наших мечтах

"Кто мы? Откуда пришли? Куда идем?"

Есть вечные темы истории, волнующие загадки бытия.

Почти две с половиной тысячи лет длится спор Платона с Аристотелем. И не видно ему конца. Лишь изредка приоткрывается завеса тайны и рука случая подкидывает новые, подчас совершенно ошеломительные аргументы. Именно они, эти новые факты, ставшие подлинной сенсацией сегодняшнего дня, и подвигнули меня возвратиться к далеким истокам, когда впервые упомянуто было самое название Атлантиды.

Антон Первушин

ВЕЛИКИЙ КРИК

Война получилась позиционной и затяжной. Длилась она восемь лет, пятнадцать месяцев, двадцать шесть дней, семь часов и одиннадцать секунд, и закончилась сокрушительным поражением, полной капитуляцией, аннексиями и контрибуциями.

Страна лежала в руинах. Экономика, надорванная милитаризацией, пребывала там же. Правительство как-то само собой сверглось и бежало. Тех, кто не успел свергнуться и бежать, развесили на фонарных столбах в драматичной обстановке переходного периода.

Елена Первушина

УЛЫБКА ФОРТУHЫ

В первый раз я прожил всего три недели. Я умер от голода, пытаясь высосать хоть каплю молока из волосатой груди матери. В тот год была великая засуха, сгорела вся трава в степи, высохли в земле корни, до времени облетели листья с деревьев, погибли в завязи плоды, издохла в обмелевших реках рыба, погибли в огне степных пожаров мелкие зверьки, разлетелись птицы.

Я умер.

Моя мать, обезумев от горя, набросилась на самкупредводительницу. Одержав победу, моя мать повела наше племя на север, прочь от выжженных земель. Много дней спустя те, кто выжил, пришли на плодородные и обильные водой равнины. Они стали первыми обезьянолюдьми, заселившими Евразию. Hо об этом я узнал уже после смерти, когда стоял у ступицы Колеса Фортуны.

Вадим Пешков

ДЕМИУРГИЯ ГЕОРГИЯ

Георгий неторопливо шагал по знакомой аллее просторного и безлюдного утреннего парка без названия и думал о чем-то попутном, незначительном, и слегка, краями губ, улыбался знакомому пространству, глубоко втягивая прохладный чистый воздух в легкие. Он ничего не предчувствовал, никаких предупреждающих об опасности (или удаче) мистических знаков не замечал, был спокоен и расслаблен, и вдруг произошло нечто трудноописуемое, невероятное. Все вокруг: зеленые взрывы деревьев, светло-голубая полоса неба над головой, золотисто-серая аллея и белые скамейки вдоль нее - все, что находилось в секторе зрения Георгия - словно нереальное, сплетенное из света, большое голографическое фото, вдруг исчезло. Георгий мгновенно оказался в почти абсолютной темноте и мертвой тишине. Лишь откуда-то сверху, из моря мрака, на обомлевшего человека высокомерно взирал маленький желтый глаз холодного солнца. Мало того, Георгий почувствовал, что как бы плывет в воздухе, находится в невесомости, и нелепо задвигал руками и ногами. Тотчас закружилась голова, затошнило, и это привело его в состояние умственного шока. Внутренний голос лихорадочно отстукивал - "Что это? Что это?". Немного адаптировавшись в невесомости, Георгий сперва подумал, что просто потерял сознание, и попытался успокоиться. Но самоощущение, несмотря на головокружение, было настолько ясным, что он быстро отверг это предположение. Нет, он в сознании и находится в трехмерном пространстве, заполненном тепловатым чистым воздухом. Просто земля растворилась под ногами и погас свет. Подумав об этом, он тотчас почувствовал облегчение - он почувствовал, что упал на некую твердь и скорее нагнулся, чтобы потрогать ее. На ощупь поверхность, притянувшая его к себе, казалась холодной и гладкой, как стекло или твердый пластик. С дрожью в ногах, но еще надеясь, что удастся быстро миновать этот неожиданный провал в иной мир, Георгий напряженно всмотрелся в темноту, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.

Зыгмунд Пикулськи

Единственный друг гангстеров

Перевод с польского Андрея Евпланова

I

Это ожерелье из черного жемчуга не принесло счастья прекрасной Лилиан. Она должна была заплатить за него жизнью.

Девушка, которая сидела у стойки бара, наклонилась к Дардеру и спросила:

- Как вы считаете, поймают в конце концов этих гангстеров? - слегка прижалась к нему плечом, как будто искала защиты от неведомой опасности.

Леонид Письмен

Всякие там цивилизации

1. ДНЕВНИК НАОБОРОТНИКА

30 декабря

Этот год, едва начавшись, принес мне великую радость. Просто чудо, сколь быстро и полно сбываются дружеские пожелания, нашептанные за надтреснутой чаркой доброго прокисшего вина. Я не удивлюсь, если мое имя будет напечатано во всех вчерашних газетах мельчайшим петитом в копне самой последней страницы.

Но полно упиваться тщеславием, недостойным истинного изобретателя. Сегодня мне, наконец, удалось установить контакт с Альтернативным Пространством!

Борис Письменный

Явление Духа

Дух прилетал в гости семьсот первым рейсом компании Финэйр. Я не видел его больше двадцати лет и пока, разгоняясь и стопорясь, пробивался в растущем трафике по скоростному шоссе Ван Вик все пытался представить себе каким же глубоким стариком должен быть Дух, если и на моей памяти он был уже дедом.Чем ближе к Кеннеди, тем живее представлялся он мне. Согнутая фигурка Духа и его морщинистое удивленное лицо уже немного витали на приаэродромном шоссе, вдоль которого мелькали домики Квинса, деревца в белорозовой цветочной пене и щиты с группами авиалиний. Его становилось все больше и больше, чтобы потом, в зале ожидания Дух материализовался совсем, задышал и обрел тело, чтобы я бы смог лицезреть его целиком, взять за руку и привезти к нам в Нью-Джерси.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шесть лет в тишине и покое женского монастыря — и возвращение домой, в безумную круговерть столичной жизни!

Туда, где для когда-то блестящей телесценаристки открываются весьма своеобразные «новые перспективы» торговки-челночницы!

Туда, где единственный друг и единственный мужчина, еще не забывший, что значит «любить и защищать женщину», — бывший ученый, ныне «с низов» проходящий путь к богатству и положению «крутого нового русского»! Это — наша Москва.

Как же непросто здесь выжить!

Как же трудно здесь стать счастливой!

Это – фрагменты неопубликованной рукописи одного из интереснейших отечественных испытателей природы – биолога, профессора Александра Александровича Любищева (1890-1972). Коллеги Любищева знали его печатные работы, которые впоследствии оказались как бы надводной частью огромного айсберга. В колоссальном его архиве, переданном теперь Академии наук, было обнаружено более трехсот ненапечатанных статей по общей биологии и по прикладной энтомологии, по математической статистике и по теории эволюции, по философии, по истории и литературе объемом свыше 10 тысяч страниц, а сверх этого 56 томов конспектов и критических заметок и, наконец, около 4,5 тысяч писем. В одной из статей памяти Любищева справедливо сказано, что его переписка «когда-нибудь окажется бесценной для истории науки XX века». С Любищевым переписывались знаменитые биологи Л.С. Берг, Н.И. Вавилов, И.И. Шмальгаузен, Б.Л. Астауров, В.А. Энгельгардт, физики И.Е. Тамм и Я.И. Френкель, математики А.А. Ляпунов, А.Д. Александров, Ю.В. Линник.

Что привлекало множество столь несходных по своим научным и жизненным интересам людей к «провинциальному профессору», как шутливо называл себя он сам? (Последние 20 лет жизни Александр Александрович жил на пенсии в Ульяновске.) Что заставило романиста Даниила Гранина вдруг написать неожиданную для его манеры документальную повесть о Любищеве «Эта странная жизнь»?

Конечно, не те конкретные исследования Любнщева, прочтя которые можно сказать, что их автор установил такие-то и такие-то факты и закономерности в морфологии и систематике насекомых. Притягивала его личность. Оригинальность мысли. Принципы его подхода к оценке конкретной работы, и целого направления науки, и к самом философии естествознания.

Любищев, посмеиваясь, часто говорил о «гене дискутизма», в нем сидевшем. И работы, и замыслы его были спорны. Чуть ли не со студенчества, еще в предреволюционные годы, он мечтал найти для всего многообразия живых изменяющихся форм систему, аналогичную периодической системе Менделеева, благодаря которой по немногим параметрам можно было бы вывести свойства всех «элементов» живого мира и «поверить алгеброй» гармонию природы. Заметим при этом, что его не удовлетворяло дарвинистское представление о том, что эволюцию определяют слепые силы естественного отбора, эта великая «игра случая», и ему хотелось отыскать внутреннюю гармонию эволюции.

В другой голове такая идея легко бы сделалась безумной без кавычек. У Любищева она обрела тот отличный творческий смысл, какой ощущают в крылатом изречении о таких идеях истинные ученые, потому что он не видел для себя иной опоры, чем знание и творчество исследователя. И в своем поиске аргументов для спора Любищев шел через обогащение себя новыми и новыми знаниями физики, математики, философии. Он не создал задуманной «периодической системы», но он оказался поистине гениальным научным критиком – в высоком изначальном смысле слова «критика», что подразумевает не хулу, а вдумчивое проникновение в истоки позитивных взглядов, в истоки неизбежных недомолвок и даже заблуждений, которые неизбежны в эволюционной теории, как и во всякой другой непрерывно развивающейся области знания. И поэтому многие его работы, будучи критическими, подсказывают исследователям эволюционного процесса новые линии поисков.

Но в его творчестве была еще одна очень важная сторона, которая привлекла к себе внимание тех, кто знал Александра Александровича. Это – сама система работы, ее планирование и ее организация, позволившие ученому достичь колоссальной, всех изумлявшей продуктивности, – система, испытанная в течение 56 лет напряженной творческой жизни.

Этой системе А.А. Любищев посвятил работу «Руководство по организации и обработке наблюдений по зоологии», из которой и взяты предлагаемые фрагменты (она написана в конце 40-х годов). То, о чем он в ней писал, по-видимому, важно не только для биологов, но и для любых исследователей, для молодых в первую очередь. Слепо копировать ее, конечно, бесполезно. Зато полезно усвоить ее принципы и найти им применение по особенностям своей натуры и жизненного уклада.

Кандидат биологических наук М. Д. Голубовский

Блестящая журналистка Пенни Мун покидает Лондон, чтобы возглавить популярный журнал на французской Ривьере. Там и настигает ее любовь. Но Дэвид Виллерз, владелец журнала, кажется, не отвечает на чувства Пенни взаимностью, и тогда в порыве отчаяния она бросается в объятия эффектного наркодельца Кристиана Муро. Когда же новый партнер молодой женщины решает бежать от закона, она в каком-то ослеплении следует за ним…

Доклад на Учредительном съезде Коммунистической партии Германии 31 декабря 1918 г. в Берлине.