Французский Иностранный Легион

Саймон Джеймсон

Французский Иностранный Легион

(руководство по вступлению)

La Legion Etranger

Содержание:

Введение

Исторические сведения

Вступление в Легион

Языковые проблемы

Aubagne и Отбор.

Castelnaudary - Основное Обучение

Ваши Инструкторы

Числа

Песни

Представление

Ферма Bel-Air

Презентационный парад 41

Кодекс чести 43

Типичный день 46

Популярные книги в жанре Путешествия и география

Борис — наш старший брат.

В детстве, когда мы ссорились, мы кричали ему: «Борис-барбарис, на ниточке повис! Борис-барбарис, на ниточке повис!»

И вдруг Борис летит в Америку. Чудеса!

Он — аэронавигатор. Все время летает в облаках. Аэронавигация — это наука такая: она учит тому, как надо вести аэроплан в бурю, в туман и во всякую погоду.

Борис должен был лететь на большом двухмоторном аэроплане, который назывался «Страна Советов». От самой Москвы до Нью-Иорка. Через всю Сибирь и через океан.

Провести в Америке три месяца, работать на русской фирме, жить в NYсамом неамериканском городе, да еще в Бруклине — недалеко от Брайтона, где улицы пестрят вывесками: "говорим по русски", в квартире с русскими соседями, и после этого писать обзор — отчет об Америке!

Дмитрий Егоров

Весенний поход на р.Зилим 1998г

(время пермское) (Пермь=Уфа=Москва+2)

Мы планируем достаточно продолжительный сплав и, возможно, пеший поход чтобы максимально использовать окно с 1 по 11 мая.

Южный Урал, р.Зилим - как кажется, именно то что нам нужно. По описаниям полученным из разных источников река превосходит Чусовую высотой скал и довольно слабо изучена во многих отношениях. Среди другой информации из отчетов, многие из которых носили чересчур развлекательный характер, удалось извлечь примерные пути заброски, расписания и, что самое для нас важное, примерную скорость продвижения по маршруту.

В предвечерний час я люблю гулять по улицам Новой Праги. Не протолкаться у площади перед Пороховой Башней. Каменный лев мистра Матвея Рейсека из Простейова благодушно взирает с высоты своей пятисотлетней мудрости на суету автомобилей и прохожих, на углы улиц, где бледно загораются первые огни цветных реклам, на зеркальные окна новых домов. Беспрестанно звонят трамваи, и в узкую арку Пороховой Башни ныряют вагоны с дребезжащими прицепками: на их красных стенках мелькает рука, обнажающая меч в окне золотого града — старинный герб Праги.

Из текста: Пятого мая 1937 года советский самолет, управляемый летчиком Головиным, пролетел над Северным полюсом, закрытым тяжелой шапкой облаков, и вернулся обратно. 21 мая тяжелый четырехмоторный корабль, управляемый Героем Советского Союза Михаилом Водопьяновым, совершил благополучную посадку на Северном полюсе. На борту корабля находились начальник большой советской экспедиции академик Отто Юльевич Шмидт, Герои Советского Союза Спирин, Папанин, Бабушкин, Ширшов, Кренкель, Федоров, механики, радисты. На льду заповедного места была основана советская научная станция. 26 мая на Северный полюс прилетели остальные три четырехмоторные самолета воздушной экспедиции. Флотилия доставила станции десять с половиной тонн различного груза, состоящего из научных приборов, экспедиционного снаряжения и продуктов. Тридцать пять большевиков прожили на Северном полюсе одиннадцать и шестнадцать суток, провели большую серию научных наблюдений, после чего самолеты улетели на остров Рудольфа, а оттуда возвратились в Москву. На льдине осталось четыре человека: Иван Дмитриевич Папанин, Эрнст Теодорович Кренкель, Петр Петрович Ширшов и Евгений Константинович Федоров. Четыре человека провели долгие месяцы в центральной части Полярного бассейна, изучая эти загадочные места, раскрывая вековые тайны центральной Арктики. Весь мир пел славу мужеству и отваге советских героев. Во имя же чего они летели на Северный полюс, во имя чего они остались один-на-один с Ледовитым океаном, что делают большевики в Арктике?

В городе Туре живет — и пользуется большим уважением в округе — господин Жедедья Жаме со своей семьей. Он немного эксцентричен и чересчур педантичен. Однажды господину Жаме приносят письмо, которое переворачивает устоявшийся уклад его жизни…

Над романом юный писатель работал с 1848 года, произведение не было окончено.

В книге описано два уникальных проекта Академии Вольных Путешествий (АВП). В сибирском городе Иркутске (в 2006 году) и в киргизском городе Оше (в 2007 году) были открыты «Домá АВП», куда каждый желающий мог прийти в гости, получить информацию о путешествиях, пообщаться с коллегами из России и разных стран, переночевать и остановиться на любое время. Около двухсот человек из разных стран воспользовались этими Домами АВП. Вы прочитаете о том, как проходила туристско-тусовочная жизнь, о походах и поездках по Прибайкалью, Монголии и Средней Азии, а также — самое интересное: взгляд на российскую и киргизскую провинцию взгядом человека, ставшего не просто гостем этих мест, но — на некоторое время — и подлинным их обитателем.

Эта книга — описание путешествия автостопом летом 1997 года из Москвы через Грузию, Армению и Нагорный Карабах в Иран и обратно в Москву через Туркмению, Узбекистан и Казахстан.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Карл Джекоби

ПОСЛЕДНЯЯ ПОЕЗДКА

Перевод с англ. С. Годунова

В тот вечер по холмам гулял холодный ноябрьский ветер, в воздухе кружили хлопья снега.

В кабине трясущегося фургона Джеб Уотерз поежился от холода и приподнял воротник овчинного полушубка. Целый день по мрачному серому небу плыли белые кучевые облака. Но теперь они тоже стали свинцово-серыми и повисли так низко, что, казалось, заволокли все холмы. По правую сторону дороги виднелись строгие и величественные, словно марсианские треножники Герберта Уэллса, вышки Восточной электростанции, единственные признаки цивилизации в здешних местах. Порывистый ветер дергал провода, точно струны, и они монотонно гудели на низкой ноте.

Карл Джекоби

ТЕПОНДИКОН

Перевод с англ. С. Цырульникова

Около семи часов по земному времени я смог ясно различить впереди стены первого зачумленного города - Профальдо. Он лежал передо мной, весь какой-то серый, и тусклые отблески неяркого солнца отражались в крышах его колоколен и минаретов. Все три дороги. пересекавшие равнину, сходились у его ворот и плавно переходили в единственный узкий движущийся тротуар.

Я съехал на своем тракторе в неглубокую балку, вылез и снова посмотрел в магноскоп. Равнина была совершенно пустой, как и полагается в этот час, и единственным признаком жизни был одинокий ток, который высоко в небе медленно выписывал бесконечные круги.

Д. Джекобс

Джек и золотая табакерка

Давно-давно в одном очень большом лесу жил старик со своей старухой и с единственным сыном Джеком, который никогда в жизни не видал никого, кроме отца и матери, но знал, что в мире есть другие люди. Когда ему случалось читать об очаровательных принцессах, ему до безумия хотелось видеть их, и вот однажды, когда его отец рубил дрова в лесу, он сказал матери, что отправится странствовать, постарается найти себе счастье, и прибавил:

Д. Джекобс

Кет и орехи

В одном королевстве жили король и королева. У короля от первого брака была красавица дочь Анна, у королевы - от первого мужа довольно хорошенькая дочь Кет. Они любили друг друга, как родные сестры, и Кет совсем не завидовала Анне. Между тем королева злилась, что дочь короля красивее, чем ее Кет, и решила лишить Анну красоты. Она посоветовалась со своей птичницей-колдуньей, и та велела ей прислать к ней принцессу.