Французская новелла XX века. 1900–1939

Французская новелла XX века. 1900–1939
Авторы:
Перевод: Нора Галь, Наталия Ивановна Немчинова, Нина Федоровна Кулиш, Илья Григорьевич Эренбург, Евгений Анатольевич Гунст, Наталья Григорьевна Касаткина, Надежда Михайловна Жаркова, Софья Аркадьевна Тарханова, Ольга Владимировна Моисеенко, Олег Иванович Пичугин, Юрий Николаевич Стефанов, Вадим Маркович Козовой, Лилиана Зиновьевна Лунгина, Александр Александрович Смирнов, Нина Николаевна Кудрявцева, Яков Залманович Лесюк, Ленина Александровна Зонина, Нина Алексеевна Световидова, Инесса Яковлевна Шафаренко, Ирина Сергеевна Татаринова, Евгения Николаевна Бирукова, Ирина Евгеньевна Грушецкая, Сельма Рубеновна Брахман, Исаак Михайлович Шрайбер, Мария Васильевна Вахтерова, Георгий Константинович Косиков, А Лаврова, Т Таубе
Жанр: Классическая проза
Год: 1973

В книге собраны рассказы и прозаические миниатюра французских писателей первой половины XX века. Значительная часть вошедших в книгу произведений в русском переводе публикуется впервые.

Отрывок из произведения:

Утвердившаяся в искусстве еще в XVI веке, в эпоху Маргариты Наваррской, прославленная именами Лафонтена, Вольтера, французская новелла и повесть в XIX веке достигает расцвета, оспаривая в прозе первенство у романа.

Безрассудно влюбленная Ванина Ванини и зловещий Гобсек, пылкая Кармен и отважная Пышка, Фелисите — «простое сердце» и трагический возлюбленный арлезианки, — кому неведомы классические творения Стендаля и Бальзака, Мериме и Мопассана, Флобера и Доде?

Другие книги автора Анри Барбюс

Роман «Огонь» известного французского писателя, журналиста и общественного деятеля Анри Барбюса рассказывает о разрушительной силе войны, в частности Первой мировой, о революционизации сознания масс.

«Огонь» выходит за рамки скромного повествования о буднях солдат. Роман перерастает в эпическую поэму о войне, о катастрофе, принимающей поистине космические размеры.

«Всегда сваливай свою вину на любимую собачку или кошку, на обезьяну, попугая, или на ребенка, или на того слугу, которого недавно прогнали, — таким образом, ты оправдаешься, никому не причинив вреда, и избавишь хозяина или хозяйку от неприятной обязанности тебя бранить». Джонатан Свифт «Как только могилу засыплют, поверху следует посеять желудей, дабы впоследствии место не было бы покрыто растительностью, внешний вид леса ничем не нарушен, а малейшие следы моей могилы исчезли бы с лица земли — как, льщу себя надеждой, сотрется из памяти людской и само воспоминание о моей персоне». Из завещания Д.-А.-Ф. де Сада от 30.01.1806 г. В книгу вошли произведения, относящиеся к жанру черного юмора. Среди авторов люди, чья гениальность не вызывает сомнений, но, как известно, чем больше талант, тем более человек и безумен… Авторами антологии черного юмора стали абсолютно гениальные и совершенно сумасшедшие: Д. Свифт, Маркиз де Сад, Эдгар По, Шарль Бодлер, Артюр Рембо, Пабло Пикассо, Франц Кафка, Сальвадор Дали и многие другие.

Поэтическая история в письмах «Нежность» — напоминает, что высшей ценностью любого общества остается любовь, и никакие прагматические, меркантильные настроения не способны занять ее место. Возвышенное живет в каждом сердце, только надо это увидеть…

Мы живем в тревожное время. Мир встретился лицом к лицу с абсолютно новыми проблемами, неведомыми ранее человечеству: в первую очередь — это угроза экологической катастрофы.

Но остались и все прежние проблемы: терроризм, коррупция, гангстеризм, проституция, торговля наркотиками, преступления среди молодежи.

Мы, МАДПР, — детективные писатели мира и авторы политических романов, объединяющие Восток, Запад и третий мир, представителей разных идеологий, убеждений и религий, мы, которые выпускаем каждую пятую книгу в мире, предлагаем всем Академиям наук — в первую очередь психологам и социологам — организовать совместную конференцию и обсудить трагическую ситуацию с растущей преступностью.

Мы, Исполком МАДПР, предлагаем всем газетам, журналам, радио, ТВ, кино и театрам свои консультации и содействие в нашей общей работе — сделать все возможное, чтобы остановить рост преступности в мире.

Книга «Сталин» — последнее большое произведение Анри Барбюса.

Этой книгой Анри Барбюс закончил свой славный жизненный путь — путь крупнейшего писателя, пламенного публициста, достойного сына французского народа, непримиримого борца против империалистической войны и фашизма. Эта книга — первая попытка большого талантливого европейского писателя дать образ вождя пролетариата и трудящихся масс, гениального продолжателя Ленина, дать образ Сталина.

Австрия, Англия, Бельгия, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Исландия, Испания, Италия, Нидерланды, Норвегия, Португалия, Турция, Финляндия, Франция, Швейцария, Швеция / Вступительная статья Роберта Рождественского.

Составление: И. Бочкаревой, М. Ваксмахера, Е. Витковского, Л. Гинзбурга, С. Ильинской, Т. Меликова, Е. Ряузовой, А. Сергеева, Н. Томашевского.

Примечания: Е. Витковского, Л. Володарской, Ю. Стефанова, В. Топорова, С. Ильинской, И. Бочкаревой, С. Гончаренко, Евг. Солоновича, Е. Ряузовой, Т. Меликова; К. Панас (к иллюстрациям).

Авторы: Гуго фон Гофмансталь, Райнер Мария Рильке, Карл Краус, Стефан Цвейг, Бертольт Фиртель, Альберт Эренштейн, Герман Брох, Георг Тракль, Альма Иоганна Кёниг, Франц Верфель, Йозеф Вайнхебер, Эрнст Вальднигер, Теодор Крамер, Вильгельм Сабо, Гуго Гупперт, Эрнст Шенвизе, Кристина Буста, Пауль Целан, Ингеборг Бахман, Томас Гарди, Уолтер де Ла Map, Дэвид Герберт Лоуренс, Джон Мейсфилд, Томас Стернс Элиот, Уилфред Оуэн, Зигфрид Сассун, Айзек Роузенберг, Хью Мак-Диармид, Роберт Грейвз, Сесил Дэй-Льюис, Луис Мак-Нис, Уистен Хью Оден, Джордж Баркер, Дилан Томас, Тед Хьюз, Филип Ларкин, Карел ван де Вустейне, Франц Элленс, Ян ван Нейлен, Констан Бюрньо, Пауль ван Остайен, Марсель Тири, Норж, Морис Карем, Арман Бернье, Ашиль Шаве, Давид Шайнерт, Марк Брат, Хуго Клаус, Герхарт Гауптман, Рикарда Гух, Франк Ведекинд, Стефан Георге, Кристиан Моргенштерн, Эльза Ласкер-Шюлер, Беррис фон Мюнхгаузен, Рудольф Борхарт, Ганс Каросса, Эрих Мюзам, Пауль Цех, Герман Гессе, Иоахим Рингельнац, Эрнст Штадлер, Лион Фейхтвангер, Оскар Лёрке, Якоб ван Годдис, Георг Гейм, Курт Тухольски, Клабунд, Иван Голль, Нелли Закс, Эрнст Толлер, Гертруда Кольмар, Петер Хухель, Альбрехт Гаусгофер, Вольфганг Борхерт, Вильгельм Леман, Георг фон дер Вринг, Готфрид Бенн, Эрих Кестнер, Элизабет Ланггессер, Мария Луиза Кашниц, Вольфганг Вейраух, Гюнтер Айх, Карл Кролов, Ганс Магнус Энценсбергер, Костис Паламас, Константинос Кавафис, Ангелос Сикельянос, Костас Варналис, Костас Кариотакис, Георгос Сеферис, Яннис Рицос, Никифорос Вреттакос, Одиссеас Элитис, Людвиг Хольстейн, Отто Гельстед, Том Кристенсен, Нис Петерсен, Поль ля Кур, Уильям Батлер Йейтс, Джеймс Джойс, Остин Кларк, Патрик Каванах, Эйнар Бенедихтссон, Стефаун фра Хвитадаль, Давид Стефаунссон, Йоуханнес ур Кетлум, Томас Гудмундссон, Гудмундур Бэдварссон, Снорри Хьяртарсон, Мигель де Унамуно, Район дель Валье-Инклан, Мануэль Мачадо, Леон Фелипе, Хорхе Гильен, Дамасо Алонсо, Висенте Алейсандре, Луис Сернуда, Габриэле д’Аннунцио, Гвидо Гоццано, Альдо Палаццески, Дино Кампана, Умберто Саба, Камилло Сбарбаро, Джузеппе Унгаретти, Эудженио Монтале, Сальваторе Квазимодо, Чезаре Павезе, Альфонсо Гатто, Марио Луци, Джорджо Капрони, Бнтторио Серени, Пьер Паоло Пазолини, Герман Гортер, Ян Хендрик Леопольд, Генриетта Роланд Холст ван дер Схалк, Питер Корнелис Баутенс, Якобюс Корнелис Блум, Николас Петрус ван Эйк, Адриан Роланд Холст, Ян Гресхоф, Хенрнк Марсман, Мартишос Нейхоф, Симон Вестдейк, Геррит Каувенар, Люсеберт, Улаф Аукруст, Улаф Булль, Херман Вильден-вей, Арнульф Эверланн, Гуннар Рейсс-Андерсен, Нурдаль Григ, Ингер Хагеруп, Камило Песанья, Жоан де Баррос, Фернандо Песоа, Марио де Са-Карнейро, Жозе Гомес Феррейра, Жозе Режио, Мигел Торга, Антонно Жедеан, Мануэл да Фонсека, Марио Дионизио, Фернандо Намора, Жоржи де Сена, София де Мелло Брейиер, Папиниано Карлос, Карлос де Оливейра, Эжито Гонсалвес, Эуженио де Андраде, Алешандре О’Нейл, Франсиско Мигел, Назым Хикмет, Орхан Вепи, Фазыл Хюсню Дагларджа, Октай Рифат, Эйно Лейно, Эдит Сёдергран, Эльмер Диктониус, Катри Сала, Сен-Поль Ру, Анри де Ренье Поль Клодель, Франсис Жамм, Поль Валери, Поль Фор, Шарль Пеги, Тристан Кленгсор, Анна де Ноай, Макс Жакоб, Леон Поль Фарг, Оскар-Венцеслав де Любич-Милош, Виктор Сегален, Гийом Аполлинер, Валери Ларбо, Жюль Сюпервьель, Франсис Карко, Блэз Сандрар, Сен-Жон Перс, Пьер-Жан Жув, Пьер Реверди, Жан Кокто, Иван Голль, Поль Элюар, Тристан Тзара, Антонен Арто, Луи Арагон, Жан Кассу, Филипп Супо, Франсис Понж, Анри Мишо, Жак Одиберти, Робер Деснос, Жак Превер, Гаймон Кено, Жан Тардье, Жан Фоллен, Жан Тортель, Пьер Сегерс, Морис Фомбёр, Гильвик, Рене Шар, Андре Френо, Пьер Юник, Жан Кейроль, Патрис де Ла-тур дю Пэн, Жан Марсенак, Макс-Поль Фуше, Жан Руссело, Жорж-Эмманюэль Клансье, Ален Боске, Рене Ги Каду, Жорж Брассенс, Ив Бонфуа, Шарль Добжинский, Жак Брель, Карл Шпиттелер, Франческо Кьеза, Шарль-Фердинанд Рамю, Пьер-Луи Маттен, Альбин Цоллингер, Альберт Эрисман, Андри Пеер, Александр Ксавер Гвердер, Вальтер Гросс, Филипп Жакоте, Эрик Аксель Карлфельдт, Вильхельм Экелунд, Андерс Эстерлинг, Дан Андерссон, Пер Лагерквист, Яльмар Гуллберг, Нильс Фертин, Карин Бойе, Артур Лундквист, Гуннар Экелёф.

Переводчики: С. Ошеров, С. Петров, В. Микушевич, А. Сергеев, Ю. Нейман, Е. Витковский, Б. Пастернак, В. Топоров, К. Богатырев, В. Леванский, Г. Ратгауз, 3. Миркина, И. Озерова, А. Эфрос, Л. Гинзбург, А. Эппель, С. Аверинцев, И. Грицкова, О. Мандельштам, Д. Сильвестров, М. Ваксмахер, В. Швыряев, Ю. Хазанов, А. Парин, М. Зенкевич, Вл. Невский, О. Чугай, В. Лунин, Г. Симанович, С. Map, В. Британишский, С. Маршак, А. Ибрагимов, И. Кашкин, Э. Шапиро, П. Грушко, Э. Шустер, Арк. Штейнберг, А. Кистяковский, Л. Володарская, Р. Дубровкин, Я. Берлин, И. Мальцева, В. Львов, А. Эфрон, М. Кудинов, А. Арго, П. Антокольский, К. Симонов, М. Шехтер, В. Куприянов, Е. Гулыга, 3. Морозкина, В. Левик, Н. Гребельная, С. Залин. Новелла Матвеева, Н. Горская, С. Ильинская, Е. Смагина, Юнна Мориц, Л. Лихачева, Э. Ананиашвили, И. Бочкарева, Г. Плисецкий, Нат. Булгакова, О. Чухонцев, Ю. Анисимов, В. Тихомиров, А. Косс, С. Гончаренко, Б. Дубин, Ю. Петров, М. Самаев, В. Столбов, А. Гелескул, Евг. Солонович, Н. Заболоцкий, Л. Мартынов, Б. Слуцкий, М. Алигер, С. Шервинский, Д. Самойлов, А. Ахматова, Ю. Левитанский, Инна Тынянова, М. Квятковская, Л. Цывьян, И. Чежегова, А. Найман, Э. Багрицкий, Н. Дементьев, М. Павлова, Е. Винокуров, М. Петровых, В. Брюсов, Л. Тоом, В. Козовой, Б. Лившиц, М. Волошин, И. Эренбург, Э. Линецкая, И. Шафаренко, Ю. Денисов, В. Парнах, Ю. Стефанов, А. Кочетков, В. Орел, И. Кузнецова, Н. Стрижевская, А. Ревич, К. Азадовский, Р. Березкина, В. Потапова.

* * *

Настоящий том вместе с томами «Ф. Гарсиа Лорка. А. Мачадо. X. Хименес. Р. Альберти. М. Эрнандес»; «Поэзия социалистических стран Европы»; «И. Бехер»; «Б. Брехт»; «Э. Верхарн. М. Метерлинк» образует в «Библиотеке всемирной литературы» единую антологию зарубежной европейской поэзии XX века.

Аполлинером я увлекся давно — в юности. Пробовал подражать, в особенности его пространной лирической “Песне отверженного” (“Chanson du mal-aimé”), где среди любовных уподоблений возникают и запорожские казаки, пишущие султану, набрасывал строки возможных переводов. Возвращался к уже запомненным наизусть стихотворениям, с радостью узнал одно из них — “Бродячие циркачи” (“Saltimbanques”) — в песне Ива Монтана. У московских букинистов в старое “доброе” время нашлись не только поэтические, но и увлекательные прозаические его книги (в одной из них — “Поэт, на которого напали” — есть и вставленные в нее стихи о легендарном средневековом городе Оркенизе). Аполлинер всегда оставался в памяти, и поэтому к его французским текстам почти без моего участия складывались их русские подобия. Поэтому обрадовало появление двуязычного французско-русского издания избранных стихов Аполлинера “Мост Мирабо” с отличным введением и с переводами Михаила Яснова. Они, как и перечитывание вместе с ними оригиналов, вызвали к жизни таившиеся прежде, но не до конца завершенные, мои собственные опыты передачи тех же стихов. Я признателен Михаилу Яснову и издательству “Азбука-классика”, выпустившему в Петербурге в 2010 эту книгу изумительных французских стихов, побудивших меня вступить в соревнование своими переводческими опытами, довершенными благодаря этому импульсу. Большой поэт всегда может быть понят (а значит, и переведен) по-разному. Так, четвертое из приводимых и переводимых стихотворений состоит всего из одной строки, породившей целую вспомогательную литературу. Мне это напоминает сознательно обыгрывавшуюся многозначность образов классической японской поэзии. Стихотворение это, ставшее знаменитым из-за множества возможных его толкований, можно перевести и так: “Всего одна струна, на ней играют”. Еще два пояснения. В третьем стихотворении речь идет о книге английского романтика Де Квинси “Воспоминания англичанина, курильщика опиума”, переложенной на французский Бодлером в его “Искусственных райских садах”. Пятое стихотворение написано поэтом в больнице, куда, раненный на фронте в голову, Аполлинер попал в 1916 г. Через полтора года он умер от “испанки”, в возрасте тридцати восьми лет, возрасте расцвета великих поэтов. Возможно, его смерть стала кроме гриппа следствием полученного ранения. Читателю может понравиться возможность сравнить разные интерпретации, как мы сопоставляем двух пианистов, пробующих по-своему передать одну и ту же классическую вещь, или сравниваем игру двух актеров, воплощавших Гамлета или Тартюфа. Что-то в каждом опыте толкования может оказаться более уместным, с другим читатель волен не согласиться. Надеюсь на снисхождение строгих критиков.

Более полувека продолжался творческий путь одного из основоположников советской поэзии Павла Григорьевича Антокольского (1896–1978). Велико и разнообразно поэтическое наследие Антокольского, заслуженно снискавшего репутацию мастера поэтического слова, тонкого поэта-лирика. Заметными вехами в развитии советской поэзии стали его поэмы «Франсуа Вийон», «Сын», книги лирики «Высокое напряжение», «Четвертое измерение», «Ночной смотр», «Конец века». Антокольский был также выдающимся переводчиком французской поэзии и поэзии народов Советского Союза. Гражданский пафос, сила патриотизма, высокая культура стиха придают поэтическому наследию П. Антокольского непреходящую ценность.

Настоящее издание является первым опытом научно подготовленного собрания произведений выдающегося советского поэта. Все лучшее из поэтического наследия Павла Антокольского вошло в книгу. Ряд стихотворений публикуется впервые.

Популярные книги в жанре Классическая проза

Мы только что проехали Жизор, где я проснулся, услыхав, как кондуктор прокричал название станции, и уже собирался снова задремать, когда страшный толчок бросил меня на толстую даму, сидевшую напротив.

У паровоза сломалось колесо, и он лежал поперек колеи. Тендер и багажный вагон, также сошедшие с рельсов, валялись рядом с умирающим паровозом, а тот хрипел, стонал, свистел, пыхтел, фыркал, напоминая упавшую на улице лошадь, когда ее бока вздымаются, грудь трепещет, из ноздрей идет пар и все тело вздрагивает, но она уже не в силах встать и снова двинуться в путь.

Ответчики Брюман (Сезер-Изидор) и Корню (Проспер-Наполеон) предстали перед судом присяжных департамента Нижней Сены по обвинению в покушении на убийство путем утопления истицы Брюман, законной супруги первого из вышеназванных.

Обвиняемые сидят рядышком на скамье подсудимых. Оба они крестьяне. Один из них — приземистый, толстый, с короткими руками и ногами, краснолицый, угреватый, с круглой головой, посаженной прямо на туловище, тоже круглое и короткое, без всяких признаков шеи. Он свиновод и проживает в Кашвиль-ля-Гупиль, в кантоне Крикто.

Г-н Лемонье, овдовев, остался один с ребенком. Жену он любил безумно, любил восторженной, нежной любовью, ни на мгновение не ослабевавшей в продолжение всей их совместной жизни. Он был добрый, честный человек, простодушный, совсем простодушный, искренний, доверчивый, чуждый хитрости и лукавства.

Влюбившись в небогатую соседку, он сделал ей предложение и женился. Он довольно успешно торговал сукном, получал хорошие барыши, но ни на секунду не сомневался, что девушка вышла за него замуж ради него самого.

Северный ветер, бушуя, яростно гнал по небу огромные, зимние тучи, и они неслись, тяжелые, черные, низвергая на землю жестокие ливни.

Разъяренное море ревело и сотрясало берег, неповоротливые громады пенистых волн ударяли о скалы с грохотом артиллерийских залпов.

Валы медленно набегали один на другой, высокие, как горы, и свирепый порывистый ветер брызгами рассеивал белую пену их гребней, похожую на пот взмыленных чудовищ.

Ураган завывал в маленькой долине Ипорта, свистел и стонал, сбрасывая черепицы с кровель, ломая навесы, снося дымовые трубы и с таким бешенством врываясь в узкие улицы, что ходить по ним можно было только держась за стены, а детей, пожалуй, унесло бы, как листья, через крыши домов и разметало бы по полям.

Все окружили судебного следователя, г-на Бермютье, излагавшего свое мнение о таинственном происшествии в Сен-Клу. Уже целый месяц это необъяснимое преступление волновало Париж. Никто ничего не понимал.

Г-на Бермютье стоял, прислонившись к камину, и говорил об этом деле, приводя одно за другим доказательства, обсуждая различные мнения, но не делая никаких выводов.

Несколько женщин поднялись с места и подошли ближе, не сводя взгляда с выбритых губ судебного чиновника, произносивших важные, веские слова. Дамы содрогались, трепетали от мучительного любопытства, страха и ненасытной потребности ужасного, которая владеет женской душой и терзает ее, как чувство голода.

Маленький Жорж ползал на четвереньках по дорожке, сгребая песок в кучки. Он собирал его пригоршнями, насыпал пирамиды, а затем сажал на верхушку листок каштана.

Сидевший на садовом стуле отец не спускал с него внимательного, любовного взгляда и никого больше не видел в небольшом сквере, полном народа.

По всей круговой дорожке, которая проходит перед бассейном и церковью св. Троицы и огибает газон, как щенята, резвились ребятишки; равнодушные няньки тупо глядели в пространство, а матери разговаривали между собой, неусыпным оком следя за малышами.

Каждое воскресенье, получив увольнительную, два молоденьких солдатика отправлялись на прогулку.

Выйдя из казармы, они сворачивали вправо и быстро, широко шагая, словно были в строю, шли по улицам Курбевуа; но едва только городские дома оставались позади, они уже много медленнее продолжали путь по пыльному, голому шоссе, которое ведет в Безон.

Низкорослые, худые, они путались в своих слишком длинных шинелях, рукава которых закрывали им кисти рук, и тонули в красных штанах, таких просторных, что приходилось расставлять ноги, если надо было ускорить шаг. Под высокими, жесткими киверами трудно было разглядеть их жалкие, изможденные лица, простодушные лица бретонцев, светившиеся почти животным простодушием, и кроткие, спокойные, голубые глаза.

Стоило Сабо появиться в мартинвильском кабачке, как все посетители начинали смеяться. Ну и плутяга этот Сабо! Умел распотешить, что и говорить. Взять хоть священников: как он их ненавидел! Да нет, мало сказать — ненавидел! Этот молодчик просто поедом их ел!

Теодюль Сабо, столяр, принадлежал к прогрессивной партии Мартинвиля. Это был высокий тощий человек с прилизанными височками, хмурым взглядом серых глаз и тонкими губами.

Бывало, он так неподражаемо произносил: «Наш святейший отец-пьянчуга», — что все хватались за животы от хохота. Он считал своим долгом работать во время воскресной обедни и всякий раз в понедельник на Страстной неделе резал свинью, чтобы до самой пасхи есть колбасу. А завидя на улице священника, никогда не упускал случая насмешливо бросить ему вслед:

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Три статуэтки ТЭФИ, правительственная премия лучшему пишущему журналисту и медаль «За боевые заслуги». Спасательная экспедиция в Антарктиде и война в Африке. Борьба за выживание на необитаемом острове и необычное кругосветное плавание. А еще — учеба в Америке, работа в НХЛ с легендарным тренером и жизнь на улице имени своего деда. Он прошел 15 олимпиад, комментировал на Первом канале матчи 13 чемпионатов мира и Европы по футболу. Совершал исторические заокеанские турне с хоккейными клубами «Динамо» и ЦСКА. Он выпускал судовую газету и первый в стране цветной журнал о футболе. Работал пресс-атташе футбольной сборной России и синхронным переводчиком на 50 конгрессах Международной федерации хоккея. А однажды стал «русским пингвином». Все это — один человек: Виктор Гусев. А его книга — это не только о хоккее и футболе. Это про лед, взломанный на пути к цели, и про поле жизни, насыщенной невероятными событиями. И еще это очень смешно…

Уважаемые читатели! Перед вами сборничек сверхкратких миниатюр в фантастическом ключе. Мир информации стремится миниатюризации. Я тоже. Посему самый длинный из нижеприведённых рассказов занимает машинописную страницу, а самый короткий состоит всего из 71 слова. Приятного чтения! Ваш С.

Девятнадцать лет назад мир Лавритэй подвергся нападению чужаков-захватчиков, но саакришцев удалось одолеть. Сегодня над жителями планеты Сетара вновь нависает угроза в лице загадочного Потустороннего, которому неизвестно зачем понадобилась юная светлая магичка. Алиянну Арканскую обманом отправляют в Академию Тёмных и ставят перед выбором либо попытаться выжить, либо остаться на улице. Девушка намерена показать всяким клыкастым, что её не так просто запугать, но странные сны и загадочные убийства наталкивают её на мысль, что приближается что-то страшное и это как-то связано с ней. Она пытается разгадать тайну трёх дверей, с помощью которых сможет разобраться во всём, но что же делать, если её саму попытаются отправить за грань?

В очередной том серии «Индийская коллекция» вошли два романа. Первый из них — «Родной ребенок» — о жизни и трагической судьбе двух молодых семей. Неожиданная катастрофа и драматические обстоятельства обнажают внутреннюю духовную сущность героев, их страдания, веру и стоицизм в жестокой стихии житейского моря. Счастливой супружеской паре, ожидающей ребенка, посвящен роман «Такие разные братья». Зло разрушило семейный очаг, неся смерть и горе. Долгожданные близнецы родились на свет, так и не увидев отца. Судьба выбирает одного из них, чтобы отомстить убийцам. Любовь и добро торжествуют: пройдя через жестокие испытания, разлученные братья обретают друг друга.