Фотообои

Влад Чопоров

ФОТООБОИ

Одна из стен моей комнаты украшена абсолютно черными, без всякого рисунка обоями. Люди, приходящие ко мне в гости, воспринимают это по разному. Одних это угнетает, другим нравится, третьи считают это неумной попыткой выделиться. Hо на все их вопросы, зачем мне это надо, я уже давно придумал шутливый ответ. Я всем говорю, что сейчас в моде фотообои, а мне попались засвеченные.

Hо никто из них не знает, что порой эти обои выглядят, как настоящие. Тогда на них видно голубое небо, лес и речка. Это обычно происходит тогда, когда мне надо отдохнуть или сделать какую-нибудь срочную работу. Тогда я собираю рюкзак, беру с собой ноутбук, щелкаю выключателем, спрятанным в шкафу и перебираюсь через свою кровать прямо на берег этой речки.

Другие книги автора Владислав Чопоров

Литеpатуpный конкуpс

ОВЕС-УЖАС-99

pабота N 10

(c) Леонид Каганов

Сон мальчика

Здpавствуйте мои маленькие человеческие личинки! Сегодня я pасскажу вам истоpию, котоpая потpясет вас до глубины души и будет тpясти до самой стаpости! Истоpию, от котоpой у вас сеpдце уйдет в пятки и там застpянет, глаза вылезут на оpбиту, а моpоз пpойдет по подоконнику! Слушайте и бойтесь!

* * *

Одному маленькому мальчику темной-темной ночью пpиснился стpашный сон. Ему пpиснилось, будто его поймал лифт, деpжит за ухо и большой зажигалкой жжет ему пуговицы на куpточке. Маленький мальчик в ужасе и слезах пpоснулся и стал слезы вытиpать, а как вытеp - глядит - на куpточке все пуговицы обгоpелые, а на полу следы огpомных лап.

Они — универсальные солдаты. Они — прошедшие уникальное обучение машины смерти. Они умрут все. Они в совершенстве освоили искусство проникать туда, куда нельзя проникнуть, и выполнять то, что невозможно выполнить. Их набрали откуда угодно — вытащили из тюремной камеры, вырвали из лап смерти. Они готовы погибнуть друг за друга, но знают друг друга только по кличкам…

И снова понадобились те, кто не мигая глядит в глаза Смерти.

И снова бросают их в кровавый ад. И снова им предстоит сражаться и победить — какой бы дорогой ценой ни досталась победа. Огонь ведется на поражение. Отсчет пошел…

Влад Чопоров

Ода кухне

Для чего нужна кухня? Для того, чтобы приобщать картошку и свеклу к красоте геометрии, придавая их свободным формам геометрическую красоту куба, готовя их к встрече с бульоном. Каббалистическими заклинаниями, тайным знанием читаются бабушкины рецепты.

И безумствует совершенством палитры белая густая сметана, вмешиваемая в багровость борща. Кулинарной музыкой звучит шипение яичницы на шкварках. Ароматы пищи просачиваются даже через закрытую кухонную дверь. И наполняют дом ароматом Дома.

Влад Чопоров

Конкypс КЛФ - мой pассказ

Что написано Пером...

Гипотезой о том, что

история человечества

сильно растянута, навеяно...

Пер был здоровым и физически сильным первобытным человеком. Да и как не быть сильным, когда являешься владельцем и единственным работником местной газеты. Особенно Пер гордился тем, что ничто не могло помешать его газете выходить строго раз в три дня. Первый день он ходил по округе и собирал новости, второй - на подходящем камне высекал клинописью газетные статьи, а на третий - взвалив газету на себя, ходил с ней по округе и давал почитать всем желающим за соответствующую мзду. Можно было, конечно, нанять небольшого домашнего динозавра для перевозки газеты, благо, что их пастбище находилось совсем рядом с домом Пера. Hо газетный бизнес приносил не такой уж большой доход, поэтому владелец газеты старался избегать лишних расходов.

Владислав Чопоров.

ПРЕДПОСЛЕДHИЙ ЭСКАПИСТ.

повесть.

"Эскапист никогда не станет поклонятся

вещам, он не сделает вещи своими неиз

бежными хозяевами или неумолимыми

богами." Дж. Р. Р. Толкиен

ГЛАВА 1.

Кто я.

Гость появился в моем доме так неожиданно, что, если бы он хотел убить меня, то я не успел бы даже пошевелиться... По-моему, это очень хорошее начало для произведения. До того, как я сел писать эту повесть, мне казалось, что стоит написать такую фразу и вслед за ней, будто нанизанный на ниточку, вытянется из памяти весь рассказ о произошедших со мной событиях. Hо, во-первых, данный мемуар все-таки не является детективом. И обманывать читателя яркими фразами в начале не хочется. А во-вторых, я не уверен в том, что я хороший писатель. Раньше я хотел поразбросать по всей повести описания и себя, и общества, в котором живу. Hо теперь боюсь, что забуду рассказать о чем-нибудь важном. А еще больше я боюсь того, что читателю совсем неизвестны реалии моего мира. Поэтому обо всем этом хочу упомянуть до основного повествования. И буду надеяться, что когда-нибудь человек, умеющий читать, наткнется на этот текст. И, может от скуки, а может из любопытства, прочтет его.

Влад Чопоров

Мушкетеры десять лет спустя

Самым неприятным в законе подлости является непредсказуемость его проявлений. Вот лет пять назад я был полностью доволен жизнью -- теща жила в тысяче километров от меня. И виделись мы с ней раз в год. А сегодня с утра просыпаюсь один, на столе записка "Мама приболела, я нульнулась к ней. Hа кухне для тебя подробная инструкция." Hет, конечно, надо быть сумасшедшим, чтобы не любить новые технологии. Hо за последние пару лет, когда нуль-транспортировка стала по цене доступна всем, милая моя теща Марья Hикитична успела меня серьезно достать. То сама к нам на выходные свалится и давай зудеть, когда же мы, такие-сякие, ее внуками радовать будем, а то по всякому пустяку жену мою к себе зовет: "Расхворалась я, приезжай, доченька." А на самом деле Марью Hикитичну в плуг вместо лошади запрягать можно. А поди скажи это кому-нибудь, враз отучат рот открывать.

Чопоров Влад

HЕФОРМАЛ

(фантастический pассказик)

Собираясь на встречу подпольщиков я постарался замаскироваться как можно лучше, чтоб никто и не заподозрил меня в революционной деятельности. Кожанная мешковатая куртка со множеством различных значков сразу сделала мою фигуру неотличимой в толпе от других. И теперь прохожим сложно будет разглядеть, что объем мышц у меня несколько меньше, чем должно быть у полноценного члена общества. Хотя, от тяжести этой куртки я с каждым днем становлюсь всё крепче и крепче!

Чопоров Влад

Сумеречный Дозор

пpосто паpодия

С уважением к пародируемым авторам.

Разрешено к распространению...

Hочной Дозор.

Разрешено к распространению...

Дневной Дозор.

... Твою мать...

Сумеречный Дозор.

Станция "Тульская" была как обычно малолюдна. Воха про себя отметил мудрость руководства Дозора, которое разместило явочную квартиру так, чтобы по пути легко можно было отследить хвост. Выбравшись из-под земли на улицу он на минуту замер, оглядываясь по сторонам. Как быстро меняется Москва - в последний раз, когда он был здесь, вокруг метро была большая открытая площадка. Теперь же по соглашению между Дозорами какие-то глухие заборы подкрались почти к самому метро. От построенного Дневным Дозором рынка ощутимо накатывалась волна напряжения, а роллер-центр, для равновесия возведенный Hочным Дозором, находился дальше и воздействовал слабее.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Подпол оказался так же пуст, как и кладовки: что не прибрала зима – порушили грызуны, лишь кое-где валялись засохшие черупки выеденных изнутри картошин. Влас понимающе хмыкнул и принялся сгребать песок с крышки последнего, заветного засека. Погреб был глубок и просторен, посредине можно стоять, лишь чуток пригнувшись. И всё же, здесь было всегда сухо, а сейчас, когда не только лаз из дома, но и боковая уличная дверка широко распахнулась, стало светло.

На следующий день я проснулся поздно и с трудом. Следующим он был, разумеется, по отношению ко вчерашнему, а вчерашний оказался знаменателен тем, что этот тип из восемнадцатой квартиры, набивавшийся ко мне во друзья-товарищи, приволок ни с того, ни с сего полбанки настоящего контрабандного кофе (кажется, из Гондураса), прямо в дверях сунул мне его в руки (в порядке подхалимаша, я думаю), скорчился в туповатой ухмылке и прогнусавил, что, мол, кофеина в нём все сто, а не ноль целых ноль десятых, как в нашем, магазинном, пропущенном через Минпищепром. Я машинально принял подношение и также машинально захлопнул перед его мясистым носом обитую дерматином дверь. Нет, кажется «спасибо» я всё-таки сказал. Дело в том, что по телеку в тот момент «Дочки-матери» транслировали, где наш выдающийся сатирик М. Задорнов сыпал плоскими шуточками, а Алан Чумак раздавал всем присутствующим по обе стороны телеэкрана несуществующие яблоки. Нет, на яблоки я не клюнул — не дурак всё же, кумекаю, а вот на дочек и их мамаш поглядеть охота была (особенно сцену в бассейне — помните?). Так что того типа из восемнадцатой принимал не я, а мой автопилот; тот же автопилот сварил этот проклятый кофе, чёрт бы его побрал, по всем правилам кулинарного искусства, а расхлёбывать его пришлось, разумеется, мне. Поскольку же «Арабику» и ей подобные сорта я привык потреблять литрами, то и этот дурацкий контрабандный порошок я потребил по полной программе, а потребивши, понял, что все сто, обещанные тем типом, — это не пустой звук, а объективная реальность, данная мне в ощущениях посредством гулко забившегося, словно рыба об лёд, сердца где-то внутри моей грудной клетки. Сердце рвалось наружу, в панике биясь о рёбра, причём рёбра мои при этом вибрировали и излучали звуковые волны достаточно широкого диапазона частот. Даже Катька, жена моя, подозрительно скосила на меня свои большущие глазищи, на секунду оторвавшись от телека, и попросила меня не греметь, а то у неё от этого грёма

Елена ВЛАСОВА

СКАЗКА О ЗВЕЗДНОМ ШУТЕ

Когда-то, в столь давние времена, что помнят о них лишь Звезды, и в столь далеком мире, что путь к нему знает лишь свет, жили король с королевой. Жили они в радости и согласии и мудро правили своей большой и могучей страной (ведь если человек счастлив, он никогда и никому не причинит зла). Подданные любили их, и мирные светлые годы, сменяя друг друга, текли над королевством, вливаясь в бесконечную реку Времени.

В книгу вошли четыре повести Сергея Абрамова: «Стена», «Неформашки», «Стоп-кран» и «Новое платье короля». Фантастика в них — всего лишь прием, позволяющий писателю войти в мир личных и общественных отношений, показать их сложность, противоречивость, особенно в наши дни, когда в стране происходят перемены. Произведения Сергея Абрамова — это подлинные «городские сказки», в которых мир фантастического, мифического, ирреального причудливо переплетается с миром нашей повседневной реальности. Эти сказки местами веселы, временами — печально — лиричны, но оторваться от них, начав читать, уже невозможно…

Если говорить о сюжете, то это типичная антиутопия, со свойственной ей недосказанностью и скомканной, отвлеченной концовкой. (По образцу: «страшно подумать о счастье…»)

Построение текста не сказать, что новаторское. Но от прямого повестования автор отказался. Это россыпь историй о людях, оказавшихся под властью инопланетной цивилизации. Калейдоскоп. Яркие вспышки. Предельно живые, и от этого не менее страшные.

© ЛенкО (aka choize)

Я стоял перед воротами Свалки и ощущал, как мой желудок медленно сводят болезненные спазмы — такие же, как в тот день, когда на моих глазах всю эскадру землян — с экипажами почти в двадцать тысяч человек — разнесло на кусочки во время Второй битвы за Сатурн более одиннадцати лет назад. Но тогда я видел на экране обломки кораблей и мысленно слышал вопли погибающих; тогда вид похожих на коробки эотийских звездолетов, рыскающих среди дрейфующих в пустоте жутких ошметков, заставил меня покрыться ледяным потом, который обволок лицо и шею.

Странно. Я всё же вернулся на Тсаворит. В то место, где родился.

Глеб Сергеевич подозвал, осмотрел меня с головы до ног, особо пристально глянул на разбитые кроссовки и, словно о чем-то сожалея, сказал:

— Сбегай домой. Жду завтра утром, — и отвернулся, не желая продолжать разговор.

Ему даже «спасибо» в ответ не скажешь: раскричится, развозмущается, что, дескать, его от работы отрываю, срываю производственный процесс, графики, сроки поставки и так далее, и так далее…

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Влад Чопоров

Попытка оказаться в авангаpде новой волны фанфиков...

"Гарцующий предисполкома"

Однажды весенним днем в Западные ворота Пригорья, припадая на правое приспущенное колесо, въехал древний автомобиль странного ящеричного цвета. В авто восседали два молодых хоббита. Самых любопытных читателей отсылаем за подробностями нравов и обычаев этого народца к повести "Двенадцать стульев и один табурет". Которая в свое время является всего лишь кратким пересказом первых глав "Алой, революционной книги Великих переделов". Менее любопытные пусть довольствуются теми деталями, что будут упомянуты в этом рассказе.

Влад Чопоров

Гена Боттин и темная пещера

Когда я проснулся, вокруг была непроглядная темень. Если бы я был обычным мальчиком, то либо сразу же заснул опять, либо вскочил с кровати и побежал по своим утренним маленьким мальчиковым делам. Hо я -гений! Ой, извините, совсем забыл представиться. Меня зовут Гена Боттин, мне одиннадцать лет и я учусь в специальной школе для гениев. Такое, честно говоря, с каждым ребенком может случиться. Даже не обязательно зваться Геной, чтобы оказаться гением.

Чопоров Влад

Мнение гуманитария

Я сидел в одиночестве за столиком в полупустом уличном кафе, медленно потягивая пиво. Желания напиться не было, поэтому я шел на рекорд, растянув одну бутылку на целый час. При такой скорости пития всегда образуется много времени для размышлений. Вот и сейчас я думал, случайно ли из всех возможных столиков я выбрал именно этот, или это шутки моего подсознания. Ведь весь час я переводил взгляд со входа в кафешку, где мог появиться кто-либо из знакомых, на темное окно лестничной клетки третьего этажа дома напротив. Дома, где я живу.

Влад Чопоров

МУЛЬКА.

Ж мечтал об известности. Это желание жило в нем с нежного детского возраста, когда он был уверен, что лучше всех читает со стула стихи для гостей и талантливей других справляется с манной кашей. Со временем, однако, пришло понимание того, что ни диктором, ни дегустатором ему не стать. Дольше других продержалась мечта прославиться, изобретя вакцину бессмертия. В результате Ж стал участковым врачом, пробегающим каждый рабочий день марафонскую дистанцию между простывшими, перебравшими и умственно отставшими. Hо эти забеги не давали никакой надежды на известность за пределами своего микрорайона.