Флудий & Кузьмич

– Ну, что скажешь, Флудий, как тебе эти существа? – буднично спросила крупная шарообразная особь неопределённого пола у ловко вкатившегося в центр управления межгалактического корабля подобного себе организма заметно меньшей величины.

– Да ничего особенного, Мудриус, – так… серединка на половинку, – панибратски развязано ответил упругий подчинённый, едва, как бильярдный шар, не столкнувшись с начальником.

– Послушай, ты когда-нибудь научишься докладывать по форме?! – раздраженно раздулся старший. – Твои бессмысленные неопределенности мне уже поперёк сферы! Ну, сколько можно!? Всякий раз, одно, и тоже: опять прикажешь тебя форматировать?! Клянусь, Святой Бесконечностью – я снова решусь: хотя ты мне с некоторых пор и друг.

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

Влад Силин

Байки о повешенных

История Согера

История, рассказанная Согером.

Вечно взлохмаченная, недовольная жизнью Жучка выскочила из конуры прямо перед носом у флегматичного поросенка и злобно его облаяла. Поросенок истерично хрюкнул и спрятался под крыльцо; Жучка же еще минут пять не могла успокоиться - все пофыркивала и ворчала. - Да, сынок... - Агенобарб уныло почесал огромное пивное брюхо. - Вырос ты, сынок. Жениться тебе пора. - Hевесту тебе я уже подобрал, - неспешно продолжал он. - Hевеста хорошая, работящая. Приданое опять же... Сам посмотри: брательники твои поднялись, заматерели - Марк вон первый поставщик свинины в италинском военном интендантстве... Титус тоже теперь жулик порядочный. Один ты, младшенький, как дурак, все фантастику почитываешь да девок зазря портишь. - Что за невеста хоть? - лениво поинтересовался я. Развивать эту тему не хотелось вовсе - мне и так было хорошо. - Агриппина Курцина тебе невеста. Чего рожу кривишь - почитай во всем Италине лучше девки не найдешь! А какие у еейного папаши свинарнички шикарные! - Это та самая, что на прошлой неделе приходила? Рыжая такая, веснушчатая толстая стерва? - я покосился на Жучку. Истеричная псина встопорщила уши и глухо заворчала. - Hе, не надо, батя! Лучше я в Галльский легион запишусь, пусть меня сарматы пристрелят. Мучаться буду меньше. - Ты это что же, сынок? - ласково осведомился Агенобарб, в то время, как по его лицу расползались предательские багровые пятна. - Что ж это ты, Васенька? С христианами спутался, али Петрония перечитал, эстета недопятого, отцу родному прекословить? С варварами в штанах их срамных снюхиваться, аки плебей негражданственный!.. Слава пантеинным нашим богам, штанов у меня нет, и тога не спадет, ежели я тебя ремешком подпоясным вдоль спины вытяну! Кряхтя, сопя и отдуваясь, разлюбезный мой батюшка расстегнул свой красный всадничий пояс с медными бляшками и крутанул им над головой. Прислушавшись к мерзкому свисту отцовского Жопобойца, я задумчиво отметил: - Hасчет варваров, это, пожалуй, идея... Я слышал, что разенейский царь Иван Васильевич Угрожающий выдает замуж свою дочку Лизавету. Парень я видный, весь из себя красивый и язык подвешен неплохо. Чем не жених Лизавете Разенейской? Заодно может царем стану! А Агриппины вашей стервозной мне и с приплатой не надо! Ремень выпал из любящих отцовских рук, и прослезился Агенобарб: - Эх, Васька, Васька... Правду покойница матушка говорила: надо было тебя воспитывать, пока поперек лавки умещался... Сейчас-то оно, пожалуй, поздно будет. Я тоже пустил скупую сыновскую слезу, собрал котомку ватрушек с козьим сыром, сменные сандалии и тогу на козьем меху, утепленную, а потом сердечно попрощался с родителем: - Hе поминай лихом, батя! Стану царем - пива разенейского тебе пришлю. Пять бочек, и воблы сколько влезет! Отец ничего не ответил, лишь помахал мне на прощание ремнем, который по рассеянности все еще продолжал сжимать в руке. Вот и вырос сын, а как? Когда? До позднего вечера просидел старый всадник с кружкой пива на крыше, тоскливо оглядывая пустынную дорогу на Разеней и поглаживая по загривку невесть как прибившегося подкрыльцового поросенка... Вы скажете, что это глупость: бежать из отчего дома за границу только из-за одного нежелания жениться. Может быть. Hо если бы вы только видели эту Агриппину...

Очевидно, мало кто в наш космический век задумывается над тем фактом, что в линкосе, да и во многих древних мертвых языках Ближнего Ареала (в т. ч. и Земли) для обозначения профессии скромных тружеников космоса существуют два весьма созвучных синонима — «космонавт» и «астронавт». Между тем это чрезвычайно интересный вопрос, позволяющий пролить свет на некоторые исторические подробности так называемого темного средневековья.

В последние 6 лет (общегалактическое летоисчисление) группа исследователей нашего института произвела тщательное изучение 5, 6 и 7 слоев памяти Общегалактический Информационной Системы, особенно ранних кристаллизований 7-ого слоя (изучение более глубоких слоев чрезвычайно затруднено в связи с более поздними напластованиями культурного слоя порядка 103 мкм) и произведя системный анализ с помощью самых совершенных на данную наносекунду компьютеров, установила несколько весьма любопытных фактов.

С коммивояжером Клемом случилась неприятность: он в одночасье похудел на 45 килограмм. Но это лишь верхушка айсберга, ведь вслед за этим Клему удалось связаться... с самим собой!

История феноменальных открытий далеко не всегда знает своих истинных героев. Нет, конечно, если первооткрыватель — крупный учёный с мировым именем, то этот факт зафиксируют во всех научных и популярных источниках, а со временем и в энциклопедиях и школьных учебниках. Его имя теперь навеки будет связано с каким-то событием или законом, и на вопрос учителя: «Дети, кому однажды на голову упало яблоко?» какой-нибудь Ванька Жуков покорно ответит: «Ньютону», хотя лично ему, Ваньке, только вчера, когда он поздно вечером тряс соседскую яблоню, этих яблок свалилось на голову никак не меньше двадцати. Несправедливость! Если открытие совершит простой, обычный человек, то его очень скоро ототрут в сторону люди непростые и необычные; а если этот человек к тому же ещё и ребёнок…

Вторая история из жЫзни разумных белокъ, напрямую вытекающая из первой. Дело будет вращаться вокруг Леса и болота с его углеводородным сырьёмъ, на техническом уровне начала парового века.

Пародия. Из журнала «Знание — сила», 1962, №№ 1–5. Рисунки Л. Катаева.

Перед вами очередной, апреле-майский, номер еженедельной on-line газеты «Современная наука и техника». Мы желаем нашим читателям интересного досуга, новых знаний, любопытных сведений и иной попутной информации, связанной с новейшими исследованиями.

Тема номера: Двери, как они есть.

Новейшие технологии

Эпоха открытых дверей

Представляем вашему вниманию статью нашего специального корреспондента, написанную по итогам ежегодной Научно-технологической конференции. Вы можете ознакомиться с докладом, прочитанным известным профессором Артемом Беспалых на открытой сессии, проходившей в последний день конференции в Большом зале.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В трехтомнике собраны работы заслуженного деятеля искусств РСФСР И. В. Долгополова о выдающихся мастерах зарубежного, отечественного и советского изобразительного искусства.

Первый том включает в себя интересные рассказы о замечательных мастерах зарубежного искусства — Древнего Египта, Леонардо да Винчи, Эль Греко, Рембрандте, Делакруа, Домье, Мане и других.

Издание рассчитано на самого массового читателя. В издании более 200 цветных и черно-белых репродукций.

Историческая трагедия, в основу которой положены реальные события осады Константинополя норманнами в 1085 году. Главный герой трагедии Роберт Гискар, норманнский герцог, наводивший ужас на Восточную Римскую империю. Клейст неоднократно уничтожал написанное, и пьеса так и не была завершена. В 1808 году он опубликовал восстановленный по памяти фрагмент из пьесы, который и приводится в настоящем издании. Настоящий фрагмент — все, что осталось от «Роберта Гискара».

Впервые эти огромные следы обнаружила патрульная служба, которая облетала на вертолёте свой участок пустыни.

Вообще — то после победы над Верховным правителем Рамерии Гван — Ло полицейская служба наблюдения за пустыней была отменена. Кого теперь бояться мирным арзакам и менвитам?

Но после того, как штурман Кау — Рук обнаружил, что тоннель, соединяющий Землю и Рамерию, имеет ещё одно ответвление, было решено снова установить наблюдение за пустыней. Может быть, кто — то заблудится в межзвёздном тоннеле, случайно попадёт на Рамерию, и ему понадобится помощь. Ведь с Рамерийской пустыней шутки плохи, без еды и воды долго не проживёшь!

Скайт Уорнер неспешно потягивал «Черный Саймон». Божественный напиток, приятно пощипывая кончик языка, теплой волной растекался по уставшему телу.

О моменте, когда он окажется в умиротворенной обстановке бара, чтобы спокойно опрокинуть один — другой стаканчик, Скайт мечтал последние четыре дня: с того момента, когда из — за проникшего на борт звездолета робота — убийцы пришлось уничтожить весь запас виски. Чертова железяка спряталась в трюме за холодильной камерой. Скайт был вынужден стрелять сквозь холодильник — другого выбора не осталось. Двадцать бутылок отменного, выдержанного виски «Черный Саймон» — вот та цена, которую Скайт заплатил за свою жизнь и жизнь членов экспедиции. Купить новый холодильник — не проблема, но где в наши дни найдешь хорошее виски!