Флаг

Валентин Петрович КАТАЕВ

ФЛАГ

Рассказ

Несколько шиферных крыш виднелось в глубине острова. Над ними подымался узкий треугольник кирхи с черным прямым крестом, врезанным в пасмурное небо.

Безлюдным казался каменистый берег. Море на сотни миль вокруг казалось пустынным. Но это было не так.

Иногда далеко в море показывался слабый силуэт военного корабля или транспорта. И в ту же минуту бесшумно и легко, как во сне, как в сказке, отходила в сторону одна из гранитных глыб, открывая пещеру. Снизу в пещере плавно поднимались три дальнобойных орудия. Они поднимались выше уровня моря, выдвигались вперед и останавливались. Три ствола чудовищной длины сами собой поворачивались, следуя за неприятельским кораблем, как за магнитом. На толстых стальных срезах, в концентрических желобах блестело тугое зеленое масло.

Рекомендуем почитать

Валентин Катаев

ЭКЗЕМПЛЯР

- А вот в том шкафу,- сказал заведующий музеем,- находится единственный во всём СССР, редчайший в своём роде экземпляр обывателя эпохи тысяча девятьсот пятого года.

- Восковая фигура или чучело? - деловито заинтересовался один из экскурсантов.

- Нет, дорогой товарищ,- с гордостью заметил заведующий,- нет. Это не восковая фигура и не чучело, а совершенно настоящий, подлинный, не тронутый молью и временем превосходный экземпляр обывателя эпохи тысяча девятьсот пятого года.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

В книгу вошли избранные произведения известных русских советских писателей, жизнь и творчество которых связаны с Одессой.Главная общая особенность рассказов и повестей сборника – искрометный юмор, самобытность которого подразумевает ироническое вышучивание недостатков, и особый жаргон с присущей ему интонацией и стилистикой.

Другие книги автора Валентин Петрович Катаев

Широко известная повесть о судьбе крестьянского мальчика Вани Солнцева, осиротевшего в годы Великой Отечественной войны и ставшего сыном полка.

Приключения девочки Жени, в результате которых ей в руки попадает волшебный цветок. Оторвав один из семи лепесток волшебного цветка, можно загадать желание.

«Алмазный мой венец» — роман-загадка, именуемый поклонниками мемуаров В. П. Катаева «Алмазный мой кроссворд», вызвал ожесточенные споры с момента первой публикации. Споры не утихают до сих пор.

Это издание включает первый подробный научный комментарий к «роману с ключом».

Авторы комментария пытаются разрешить споры вокруг романа, не ограничиваясь объяснениями «темных» эпизодов. Они тщательно воссоздают литературно-бытовую обстановку 1920-1930-х гг. в СССР и, распутывая хитросплетения романа, привлекают множество архивных, газетных и малоизвестных мемуарных источников.

Комментарий: Олег Лекманов, Мария Рейкина, при участии Леонида Видгофа.

В книгу включены сказки, написанные известным писателем В. Катаевым: Цветик-семицветик, Дудочка и кувшинчик, Голубок, Пень, Грибы. Рисунки И. Оффенгендена. М.: Детгиз, 1961 г.

В пятый том собрания сочинений Валентина Катаева вошли две первые части тетралогии «Волны Черного моря»: «Белеет парус одинокий» и «Хуторок в степи».

http://ruslit.traumlibrary.net

В основе этой прозы не конкретные воспоминания, но память о целой эпохе. В ней, этой памяти, причудливо соединились увиденное, пережитое, перечувствованное, прочитанное и — домысленное, нафантазированное, угаданное. В годы военного коммунизма зловещая тень Троцкого порой нависала над революционными завоеваниями народа. Особенно это сказывалось на работе местных органов власти. Искривления и нарушения законности надо относить в первую очередь на счёт врагов ленинизма.

Валентин Петрович Катаев

Дудочка и кувшинчик

Поспела в лесу земляника.

Взял папа кружку, взяла мама чашку, девочка Женя взяла кувшинчик, а маленькому Павлику дали блюдечко.

Пришли они в лес и стали собирать ягоду: кто раньше наберёт. Выбрала мама Жене полянку получше и говорит:

- Вот тебе, дочка, отличное местечко. Здесь очень много земляники. Ходи собирай.

Женя вытерла кувшинчик лопухом и стала ходить.

Роман «Хуторок в степи» повествует с романтической яркостью о юности одесских мальчишек, совпавшей с первой русской революцией.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Юрий Яковлевич Яковлев

ПЕРЕМЕНА ПОГОДЫ

ПЕРВЫЕ ОТКРЫТИЯ

- Пойдем в лес. На лыжах.

- Погода не лыжная. Посмотри, как метет.

- Ну и пусть метет.

- Наверное, и лыжни не видно.

- Мы проложим новую. Я пойду впереди. Одевайся.

- Может быть, отложим на завтра?

- Я пойду доставать лыжи, а ты одевайся.

- Ладно.

Сын настоял на своем. Он пошел за лыжами, а отец нехотя стал натягивать ботинки. Они были жесткими, холодными и никак не налезали на толстые шерстяные носки. Потом он долго шнуровал их, словно специально тянул время: не хотел выходить на мороз.

Тосико Кандзава

Рассказ о том, как бабушка была совой

Бабушка просматривала газету, как к ней вдруг подбежал Юю.

- Ой, соловей запел! - удивился он.

- Соловей с той горы, где живёт бабушка, наверно, летает в гости в Токио. И вот опять вернулся в родные места. - Это уже голос Такуя.

Бабушка повернулась и увидела, что Юю успел взгромоздиться на перила веранды.

- Ой, и здесь сидит птичка. Что же это за птаха?

Владимир Романович Келер

Дорогой подарок

Учитель вошел в класс и сказал с таинственным видом:

- Угадайте, кого я сейчас встретил? Мука-чародея! Он куда-то спешил, но все же просил вам передать, что согласен исполнить заветное желание каждого.

Напишите и дайте мне. Только не просите невозможного, невозможное умеют делать только люди.

Вскоре 32 листка с желаниями были в папке учителя, и урок пошел обычно. С увлечением учитель говорил, как красива наша Земля и прекрасны люди, населяющие планету.

Владимир Романович Келер

Хвастуны

Яша и Макс хвастают друг перед другом способностями своих собак.

- Мой Терри знаешь какой умный! - говорит Яша. - Приходит домой и сам кнопку звонка у двери нажимает.

- Подумаешь! - отвечает Макс. - Моему Жаку этого не нужно. Он носит с собой ключ.

Владимир Романович Келер

Кристалл и Гриб

Пришел как-то Гриб к Кристаллу и говорит :

- Пойдем, брат, путешествовать. Все в наше время путешествуют. Почему бы и нам не последовать их примеру.

- Куда же нам направиться, Гриб? - спрашивает Кристалл.

- Ну, это уже совсем не важно: на запад, на восток, - куда дорога выведет.

Взялись они за руки и пошли. Идут час, другой, третий. Вдруг разыгралась буря. Гриб съежился, затрясся.

Владимир Романович Келер

Лукман и ворон

Однажды, совершая прогулку, старый мудрец Лукман увидел группу детей, делающих силки.

- Для кого вы делаете эти силки, дети? - спросил их Лукман.

- Вон для того ворона, - ответили дети, показывая на вершину дерева. - Это какой-то необыкновенный ворон, если судить по его виду. Мы хотим его поймать и продать.

Мудрец взглянул, куда показывали дети, и увидел на вершине дерева удивительно большого и важного ворона, которому, вероятно, было по меньшей мере двести лет.

Владимир Романович Келер

Млечный Путь

- Мама! - спросил маленький Виген. - А откуда взялись звезды? Это спутники? Их люди сделали?

- Дурачок! - презрительно хмыкнул первоклассник Карен, старший брат Вигена. - Их природа сделала.

- Верно, - подтвердила мама. - Звезды сделала природа. Но у нас в Армении есть много легенд, как появились звезды. Хотите расскажу, как этот Млечный Путь заблистал?

Вот что рассказала мама:

Владимир Романович Келер

Необыкновенный музыкальный мальчик

На берегу моря, в семье рыбака, вырос необыкновенный одаренный музыкальный мальчик. Ему не было и десяти лет, а он играл на скрипке так, что всякий, услышавший его, останавливался как зачарованный. Люди забывали все на свете, слушая его игру. Когда же мальчик переставал играть и люди со вздохом приходили в себя, они говорили один другому:

- Такого необыкновенного ребенка, конечно, еще не было на свете. Даже родившийся слепым, послушав его игру, наверно, ясно себе представит и волны, разбивающиеся о скалы, и белоснежные облака на синем небе, и паруса уходящих в море рыбацких лодок, и чаек, ныряющих за рыбой...

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Валентин Петрович Катаев

Квадратура круга

Водевиль в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

В а с я \ приятели.

А б р а м /

Т о н я.

Л ю д м и л а.

Ф л а в и й.

Е м е л ь я н  Ч е р н о з е м н ы й - поэт.

С а ш а - маленький мальчик, совершенно безмолвная фигура, появляющаяся в первом акте.

Г о с т и.

Действие происходит в 20-х годах.

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Большая, пустынная запущенная комната в московском

Валентин Петрович Катаев

Миллион терзаний

Водевиль в трех действиях

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА

Э к и п а ж е в  А н а т о л и й  Э с п е р о в и ч - весьма немолодой гражданин интеллигентной наружности, без службы.

К а л е р и я, 35 лет \

А г н е с с а, 20 лет } его дети.

М и х а и л, 22 лет /

Ш у р а  К л ю ч и к о в а, 20 лет - кондуктор московского трамвая.

А н а н а с о в  Э ж е н - консультант по делам искусств, потрепанная личность в иностранных спортивных шароварах.

В. Катаев

"Мой друг Ниагаров"

"...Митька стоял на вахте. Вахта была в общем паршивенька, однако, выкрашенная свежей масляной краской, она производила приятное впечатление. Мертвая зыбь свистела в снастях среднего компаса. Большой красивый румб блистал на солнце медными частями. Митька, этот старый морской волк, поковырял бушпритом в зубах и весело крикнул: "Кубрик!" Это звонкое и колоритное морское восклицание как нельзя больше соответствовало переживаемому моменту. Дело в том, что жалованья не платили третий месяц, а райкомвод спал. Ау, райкомвод, проснись! Не мешало бы райкомводу завязать себе на память несколько морских узлов в час!"...

Bалентин КАТАЕВ

ПОД СМОРГОНЬЮ

Под Верденом погиб батальон французской пехоты. Он двигался ходом сообщения, наткнулся на неприятельскую минную галерею и был взорван. Из обвалившейся земли торчало лишь несколько штыков. Впоследствии французы превратили эту ужасную братскую могилу в памятник: залили ее бетоном и сделали надпись. Из бетона, среди венков с полинявшими трехцветными лентами, косо торчали кончики заржавленных штыков.

Думая об этом, я всегда вспоминаю другой случай, у нас на Западном фронте в 1916 году.