Фирмин. Из жизни городских низов

Фирмин. Из жизни городских низов
Автор:
Перевод: Елена Александровна Суриц
Жанр: Социальная фантастика
Год: 2010
ISBN: 978-5-389-00776-5

«Это самая печальная история, из всех, какие я слыхивал» — с этой цитаты начинает рассказ о своей полной невзгод жизни Фирмин, последыш Мамы Фло, разродившейся тринадцатью крысятами в подвале книжного магазина на убогой окраине Бостона 60-х. В семейном доме, выстроенном из обрывков страниц «Поминок по Финнегану», Фирмин, попробовав книгу на зуб, волшебным образом обретает способность читать. Брошенный вскоре на произвол судьбы пьющей мамашей и бойкими братцами и сестрицами, он тщетно пытается прижиться в мире людей и вскоре понимает, что его единственное прибежище — мир книг.

Отрывок из произведения:

Мне всегда представлялось, что история моей жизни, буде и когда я ее напишу, начнется несравненной вводной строкой, эдаким чем-то таким лирическим вроде набоковского: «Лолита, свет моей жизни, огонь моих чресел»; или, если на лирику не потяну, тогда чем-то забористым, как у Толстого: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему». Каждый помнит эти фразы, даже если начисто забыл, что там дальше в книге написано. Хотя, что касается первых фраз, по-моему, сто очков вперед всем прочим даст «Солдат всегда солдат» Форда Мэдокса Форда:[3]

Другие книги автора Сэм Сэвидж

"Крик зелёного ленивца" (2009) — вторая книга американца Сэма Сэвиджа, автора нашумевшего "Фирмина". Вышедший спустя три года новый роман писателя не разочаровал его поклонников. На этот раз героем Сэвиджа стал литератор и издатель журнала "Мыло" Энди Уиттакер. Взяв на вооружение эпистолярный жанр, а книга целиком состоит из переписки героя с самыми разными корреспондентами (время от времени среди писем попадаются счета, квитанции и т. д.), Сэвидж сумел создать весьма незаурядный персонаж, знакомство с которым наверняка доставит удовольствие тому, кто откроет эту книгу.

Пятый номер за 2012 год открывает роман американского писателя Сэма Сэвиджа(1940) «Стекло». Монолог одинокой пожилой женщины, большую часть времени проводящей в своей комнате с грязным окном и печатающей на старой машинке историю своей жизни — а заодно приходящие в голову мысли. Мыслей этих бесконечное множество: если внешнее действие романа весьма скудно, то внутреннее изобилует подробностями. Впрочем, все это множество деталей лишь усиливает впечатление неизбывной пустоты. Не случайны слова одного из эпиграфов к роману (из разговора Джаспера Джонсона с Деборой Соломон): «Жаль, выше головы не прыгнешь. Не то нам, как на ладони, открылось бы, до чего безнадежно мы озабочены собственными заботами». Перевод Елены Суриц.

Популярные книги в жанре Социальная фантастика

Дорогая Нина!

Время от времени вокруг нас происходят события, значение которых мы понимаем только спустя годы. А бывает и по-другому, иногда несколько необязательных фраз самым удивительным образом отменяют устоявшиеся представления о привычных вещах. Как обвал, катастрофа или счастливое избавление. Наша с тобой мимолетная встреча как раз из этого числа. Без кокетства, стыда или сожаления сознаюсь, что внезапно и бесповоротно изменился самым неожиданным образом, словно по приказу, которого нельзя ослушаться, сделался другим человеком. Не лучше, не хуже, другим. Сомневаюсь, что я стал счастливее, но зато я оказался способен задавать вопросы, которые мне прежде в голову не приходили. Например, зачем я? Ничего себе вопрос, а? Или почему я называю себя фантастом? Что это вообще такое — фантастика? Зачем людям понадобилось заниматься таким странным делом? Что там ни говори, но фантастика появилась давным-давно, давным-давно. Не тогда, когда мы были маленькими. За тысячи лет до нашего появления на свет. Для чего? Для какой надобности?

Армия повстанцев-мужчин идет на штурм города Янев, собираясь отомстить женщинам за вековые обиды и угнетение. Главная цель восставших — Клонарий, завладев которым повстанцы смогут обеспечить свои ряды пополнением. И начинается страшная битва на улицах Янева.

© kkk72

Спортсмен из Бутана выиграет марафонский забег! У мистера Курихары в этом нет никаких сомнений: ведь бутанец бегает босиком и применяет технику лунг-гом. В то же время Курихара не может допустить победы бутанца: ведь им уже подкуплен другой претендент на золотую медаль.

© Ank

Обществу не нужны физически слабые, умственно отсталые и недисциплинированные дети, да и населения на планете стало слишком много. Чтобы избавиться от его излишков, придумали Игры. Теперь каждый ребёнок в возрасте 10 лет должен отстоять своё право на жизнь в гладиаторском поединке.

© Ank

Общество достигло невероятных высот развития. В результате процесса омоложения человек мог жить неопределенное количество времени. Но для людей, жаждущих смерти существовал Терминал Жизни, который власти возвышали, как вершину человеческого гения. Дуглас Мейсон пришел в Терминал Жизни с определенной, четко поставленной целью. Но была ли эта цель – смертью?

Вы скажите — мистика! И ошибетесь! Все происходит на самом деле.

Ох, как нелегка жизнь девушки с врожденным недугом! Редкий генетический дефект отнял у нее здоровье, но одновременно наградил необычными способностями.

Многие события, происходящие в ее жизни, для окружающих кажутся счастливыми случайностями, но она знает, что без ее вмешательства здесь не обошлось. Однако судьба подвергает ее жестоким ударам, которые непосвященные связывают с ее болезнью, но настоящий источник всех бед лежит намного глубже. Именно с ним она и вступает в неравный бой.

Для этой борьбы необходимы знания накопленные знахарями и ведуньями древней Померании. Их опыт, пронесенный через века, помогает главной героине на ее нелегкой стезе. Но силы слишком неравны. На грани поражения, она попадает в реанимацию американской больницы…

Совпадения некоторых мест, названий, событий и персонажей являются случайными.

У меня путаются мысли. Я ошибиться не мог. Тем более нет ошибок в формулах Шефа. После ухода мистера Пайерса я снова и снова гоняю машину. Результат неизменно тот же — в вычислениях все правильно. Я не могу этого принять. Это больше чем катастрофа. Это недопустимо. Я плачу над матрицами и интегралами. Бедный Шеф, великий, несчастный Шеф!

Завтра я проведу опыт на себе. То, что случилось с Шефом, со мной произойти не может. Я обладаю стопроцентной гарантией удачи. На моем столе возвышается горка стальных дисков — уникальнейший документ, исчерпывающая кинолетопись моего детства. Друг отца, кинооператор, заснял на пленку мое появление на свет, мою первую гримасу, первое подергивание ручек и ножек, первые испачканные пеленки. День за днем он запечатлевал, как из живого комочка я превращаюсь в мыслящее существо. Говорю вам, это потрясающе доказательный материал. В любой тяжбе о наследстве, любой суд принял бы мои материалы как неопровержимые. К сожалению, проблема куда сложнее запутанных споров об имуществе. Однако всякую сложность можно свести к конечной сумме простых истин. Я гляжу на стопку дисков и радуюсь, поскольку это возможно в моем горестном состоянии. Завтра я докажу на собственном примере, что теория Шефа безукоризненна. У меня становится светлее на душе, когда я думаю о том, что произойдет завтра.

Повзрослевшие Тео и Габби теперь смотрят на мир совсем другими глазами: пережитые травмы сделали их сильнее, однако судьба продолжает подкидывать брату и сестре все новые и новые испытания.

Ричард больше не безропотный мальчишка, а возмужалый герой и смелый юноша, готовый на великий подвиг ради своей любви. Не сведет ли его с ума столь сильное чувство? Ведь последствия такого душевного урагана могут оказаться фатальными… Сможет ли Ричард взять за них ответственность в полной мере? И чем обернутся для молодых людей эти революционные – во всех смыслах – этапы взросления?

Комментарий Редакции: Первоклассное сочетание взрывного сюжета, легкого повествования и погружающих в сюжет декораций. В героев сложно не врасти!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Проклятая темень!

И черная бездна, зияющая под ногами! Браун испытывал неприятное чувство, что стоит ему шагнуть вперед, и он провалится в небытие. Волны плескались о берег с монотонным и тяжким стенаньем. Белые языки их гребней время от времени облизывали скалу, на которой он стоял, и тогда соленые брызги увлажняли ему лицо. Кругом царил мрак. Небо было затянуто облаками. Только далеко справа мерцали огни большого портового города. Браун пришел оттуда час назад. Сначала он бесшумно и быстро шагал по асфальтированному шоссе, потом свернул на тропинку, извивающуюся вдоль берега, и притаился под Одинокой гейшей. Так ему было приказано по радио.

В своей первой книге автор предлагает читателю новую систему знаний и представлений о законах природы, которые необходимы не только для того, чтобы не разрушать наш дом-планету, но и для понимания каждым думающим человеком, каждым, кто хочет понять и осознать происходящее с ним самим, с людьми, окружающими его дома или на работе. Эта книга для тех, кто стремится проникнуть в тайны природы, понять и осознать чудо зарождения жизни, понять, что такое душа и что происходит с человеком в момент и после смерти. Такие понятия, как душа, сущность, реинкарнация, из понятий мистических «чудесным» образом превращаются в понятия реальные, обусловленные законами эволюции живой материи. Впервые в этой книге даётся объяснение практически всех явлений живой и неживой природы, показано единство законов макро- и микрокосмоса. Автору удалось создать единую теорию поля, объединить в одно целое представления о природе.

Огромный корабль «Надежда человечества» летит на досветовой скорости к Альфе Центавра, преодолевая миллионы миль, электрические бури, ядовитые планеты. Но опаснее могучих враждебных цивилизаций для космического корабля стали земные предрассудки, внутренние раздоры и человеческие слабости…

На космической "Гончей" грядут выборы администрации, значит, в разгаре интриги, заговоры, коалиции, ущемление потенциальных соперников и прикорм союзников. Но свары прерывает жестокая гипнотическая атака на корабль. Лишь Гроувнор благодаря своей некзиалистской подготовке может отбить атаку и вступить в контакт.