Филипп

«Печаль, боязнь въ душе моей… нетъ силъ!

Прочь призракъ соблазнительно-прекрасный…

Супруга я Филиппу, – быть верна

Ему должна я даже мыслью самой!

Принцъ – сынъ ему; надъ страстью роковой

Торжествовать во мне разсудокъ долженъ…

Но для чего донъ-Карлосъ такъ хорошъ,

Что знать его и не любить – нетъ силы?»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

Перевод: Николай Курочкин

Отрывок из произведения:

Итальянской литературѣ въ Россіи, какъ извѣстно, почему-то не счастливится. Между тѣмъ, какъ наша переводная литература, говоря вообще, далеко не бѣдная, сдѣлала у насъ едва-ли не своими, не только первостепенныхъ англійскихъ, французскихъ и нѣмецкихъ писателей, но и такихъ, которые и у себя дома не имѣютъ почти никакого значенія, итальянскіе первоклассные писатели – гордость Италіи – по большей части извѣстны у насъ чуть ли не только по однимъ именамъ. Самая «Божественная комедія» Данта до сихъ поръ не переведена, если не считать прозаическаго перевода «Ада» Ф. фанъ-Дима да небольшой, весьма удачной попытки въ стихахъ Г. Д. Минаева. Если мы что нибудь знаемъ о сочиненіяхъ Вико, Макіавелли, Боккачіо, Уго-Фосколо, Альфьери, Парини, Леопарди и т. д., то развѣ только по французскимъ переводамъ ихъ произведеній [1] . Новѣйшіе итальянскіе писатели извѣстны намъ еще менѣе; только въ самое недавнее время переведено нѣсколько итальянскихъ романовъ (Манцони, д\'Азеліо, Гверацци, Руфини, дель Онгаро), и въ журналахъ стали появляться стихотворенія Джусти, Карло Порта, Меркантини, Филикайя. Современное литературное движеніе Италіи для насъ совершенно чуждо; мнѣ по крайней мѣрѣ даже не удавалось встрѣчаться въ русской литературѣ съ именами Гросси, Прати, Джіоберти, Анзоніо Франки, Феррари, Чекони и т. д. [2] Чѣмъ объяснить такое наше равнодушіе къ итальянской литературѣ – для меня рѣшительно не понятно.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Жилая комната. Мать вышивает. Поглядывает на дочь, которая, сидя перед зеркалом, подводит брови, красит губы. Она хочет быть элегантной и привлекательной, поскольку собирается на свидание.

Мать (после длительного наблюдения за дочкой). Когда вернешься?

Дочь. Завтра. Днем. Может быть. (Молчание.)

Мать. И кто на этот раз?

Дочь. Ты его не знаешь.

Мать

Участвуют в аукционе:

Ильич— 54 лет

Педичев— 98 лет

Нюра — 65 лет

Клавдия— 101 года

Франциско— 34 лет

Рэйчел — 23 лет

Усяма— 48 лет

Фидель — 60 лет

Ваня — 22 лет

Сад, человек-волк— 22 лет

Место действия: у фонтана случайных и роковых встреч, в парке нашей жизни. Ночь. Из гостей через парк возвращается семейная пара, Туся и Федор. Федор пьян, Туся тащит его на себе. Он укоряет ее, что она не понимает поэта Есенина и его, Федора.

Тут же в парке нежно и пылко обнимаются двое влюбленных, Оличка и Лев Кошкин (Ассоциация со Львом Мышкиным из «Идиота» Ф.Достоевского.)

Тут же обнаруживается муж Олички, Электромонтер. Оказывается, он ее выслеживает

Тут же возникают три хулигана: они выясняют отношения из-за собаки.

Персонажи вступают друг с другом в сложные, сущностные взаимоотношения, на фоне бытийного бреда и уличных драк пытаются докопаться до самого дна гамлетовских ям: как и для чего жить? Кого и за что любить? И т. д.

«Иван и Сара» — пьеса о двух сумасшедших — немолодых русских актеров, — опрокинутых в новые обстоятельства жизни — в эмиграцию. В израильскую жизнь с ее древней героикой и современной эротикой смогут вписаться люди новые, полные сил, не знающие страха. Но как в нее вписаться двум немолодым репатриантам из России, мыкающимся на обочине этой чужой реальности, пронизанной солнцем и автоматными очередями? Они очень надеются, что их увидят и оценят коллеги из израильских театров. Нет денег, нечего есть и нечем платить за квартиру; сын служил в армии и куда-то исчез; они его ищут по всей стране и в чужой стране, без языка, они на дому репетируют сценки из спектаклей, в которых они когда-то играли… — несмотря ни на что.

Пьеса посвящена особой, несгибаемой, вечной людской особи — Артистам.

«Иван и Сара» — диалог любящих душ за мгновение до разрыва. Исход и безысходность русского еврейства, волокущего на историческую родину проклятые вопросы.

Анатолий Августович Гуницкий - поэт, писатель, драматург, актер, режиссер, журналист, критик. Один из "отцов-основателей" рок-группы "Аквариум". Известен под псевдонимами Старый рокер, Бенедикт Бурых, Георгий Левин, Джордж, George. Пьеса написана в 1989 году. "В своем литературном творчестве изначально ориентировался на эстетику абсурда и гротеска, эти творческие привязанности сохранились у него и в дальнейшем, что вполне ощутимо в его сочинениях, в частности, в пьесах и в стихах. Правда, теперь иногда в круге оценок можно услышать мнение, что абсурда теперь в его стихах стало поменьше, чем прежде, зато появилось больше лирики – на что George обычно отвечает следующими словами: « Грани абсурда многообразны и выходят за пределы того, что мы привыкли понимать под этим словом-термином. Особенно в последние годы. Я знаю это на основании собственного опыта. Или собственного экспириенса. Что есть одно и тоже»". (http://writer21.ru/gunickij-d/)

ГЕРОЙ

МАРИНА

ПЕРВАЯ МАТУШКА

ВТОРАЯ МАТУШКА

ТРЕТЬЯ МАТУШКА

ОТЕЦ ЛЕОНИД

ПАРЕНЬ В УНИФОРМЕ

СТАРИК

ДИМА

ЛОТЕРЕЙЧИК

ДЕВУШКА

ПЬЯНЫЙ ПАРЕНЬ

Герой. В то время я встречался с девушкой по имени Марина. Я был не в силах оторваться от ее смуглого тела с большими сосками. Такие разговоры были обычными. (Марине). Я знаю, ты мне изменяешь.

Марина. Нет, я тебе не изменяю.

"У нас в Пензе экспериментальный театр в Доме Мейерхольда. Мы поставили пьесу Анатолия Гуницкого, который писал стихи для БГ, «Практика частных явлений» - это современная пьеса, хотя лет двадцать провисела в интернете, никто ее не брал. Чудовищно сложная, со всеми наворотами, но прекрасная, потому что она обобщающая, современная по ощущению пространства и написана прекрасным русским языком. Хотя мат там тоже встречается, потому что это сколок сегодняшнего дня."                                                              Наталия КУГЕЛЬ, режиссер, 2011.http://www.strast10.ru/node/1564

Жан-Клод Грюмбер (род. в 1939 г.) принадлежит к числу крупнейших современных французских драматургов. Он также известен как сценарист и автор детских книг. Пьесы Грюмбера входят в репертуар ведущих французских театров. «Дрейфус…», «Ателье» и «Свободная зона» — знаковые для его творчества произведения. Они образуют своего рода драматический триптих, дополняя и поясняя друг друга. В центре этих пьес — тема нацистской оккупации и судьбы евреев в годы фашистского режима.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

«Васса Андреевна Ужова встала очень поздно и имела не только сердитый, но даже злющій видъ. Умывшись, противъ обыкновенія, совсемъ наскоро, она скрутила свою все еще богатую косу въ толстый жгутъ, зашпилила ее высоко на голове, накинула на плечи нарядный, но не очень свежій халатикъ, и вышла въ столовую, где горничная Глаша поставила передъ ней кофейникъ, корзинку съ хлебомъ и большую чашку. Все эти принадлежности Васса Андреевна оглянула съ враждебной гримасой, поболтала ложечкой въ сливочнике, потомъ лизнула эту ложечку языкомъ, и отбросила ее черезъ весь столъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Пропускаю впечатленія моего ранняго детства, хотя изъ нихъ очень многое сохранилось въ моей памяти. Пропускаю ихъ потому, что они касаются моего собственнаго внутренняго міра и моей семьи, и не могутъ интересовать читателя. Въ этихъ беглыхъ наброскахъ я имею намереніе какъ можно менее заниматься своей личной судьбой, и представить вниманію публики лишь то, чему мне привелось быть свидетелемъ, что заключаетъ въ себе интересъ помимо моего личнаго участія…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Иванъ Александровичъ Воловановъ проснулся, какъ всегда, въ половине десятаго. Онъ потянулся, зевнулъ, провелъ пальцемъ по ресницамъ, и ткнулъ въ пуговку электрическаго звонка.

Явился лакей, съ длиннымъ люстриновымъ фартукомъ на заграничный манеръ, и сперва положилъ на столикъ подле кровати утреннюю почту, потомъ отогнулъ занавеси и поднялъ шторы. Мутный осенній светъ лениво, словно нехотя, вобрался въ комнату и поползъ по стенамъ, но никакъ не могъ добраться до угловъ, и оставилъ половину предметовъ въ потемкахъ…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.

«Въ большомъ кабинете, на длинномъ и широкомъ диване, покоился всемъ своимъ довольно пространнымъ теломъ Родіонъ Андреевичъ Гончуковъ, мужчина летъ сорока, съ необыкновенно свежимъ, розовымъ цветомъ лица, выдавшимися впередъ носомъ и верхнею челюстью, задумчивыми голубовато-серыми глазами, и густыми каштановыми волосами…»

Произведение дается в дореформенном алфавите.