Фидель

Олег Болтогаев

Фидель

- Спасайся, кто может! - истошным голосом завизжал Лёшка.

И мы побежали.

Жуткий, животный страх, казалось, толкал меня в спину.

Убежден: никогда в жизни я не бегал так быстро.

Не знаю как, но я оказался на дереве. По-моему, я просто взлетел на него. Добравшись до развилки, я уселся на толстую ветку и, наконец, смог отдышаться.

Серёжка успел запрыгнуть в кабину трактора. Максим и Лёшка заскочили на тракторную тележку. С ужасом мы смотрели на нашего врага.

Другие книги автора Олег Болтогаев

Я обнаружил эти тетради совсем случайно. Пришлось по совместительству заняться ремонтом школьной крыши, и вот, лавируя среди стропил чердачного пространства, я заметил цилиндрический предмет, пнул его ногой, и он рассыпался, оказавшись свернутой в рулон стопкой тетрадей.

Что-то заставило меня нагнуться, я поднял тетради, думая, что это обычные школьные работы. С тусклом чердачном свете я с брезгливой осторожностью стал листать первую тетрадь, и понял, что обнаружил чьи-то дневники, я полистал другую тетрадь, здесь был другой почерк, но записи были, похоже, как-то взаимосвязаны.

Олег Болтогаев

Динка

Кто-то требовательно постучал в окно и я проснулся.

Было ранее утро. "Кто бы это мог быть?" - недовольно подумал я и отодвинул занавеску. За окном, на подоконнике стояла наша кошка Динка. "Сейчас", - пробурчал я и открыл форточку. Хотелось спать и я плюхнулся в кровать, не дожидаясь, когда наша ночная гулена пролезет в комнату.

Но заснуть мне не пришлось.

Динка тревожно и жалобно замяукала прямо над моей головой.

Олег Болтогаев

Хома

К нам в гости приехала бабушка. Она привезла своим внукам всякие подарки. Дети этому очень обрадовались и весь вечер общались с бабушкой, разговаривая о всяком.

Затем младшая внучка Настенька уединилась с бабушкой, и они стали шептаться о чём-то важном. Я совсем не придал этому внимания.

Мало ли, о чем могут разговаривать близкие родственницы.

На следующий день они вновь долго шушукались.

С одной стороны вроде бы все было понятно, с другой — хотелось знать больше.

Сашка задумался. Кого спросить, с кем посоветоваться, что почитать?

Он вдруг почувствовал, как поверхностны и неглубоки его знания.

«Учиться, учиться и еще раз учиться!» Для кого сказано?

Ему стало немного стыдно. Доучился до девятого класса и все еще мальчик. Ладно — мальчик, но ведь он не знал главного — как? То есть, знал, но не настолько, чтобы не бояться оконфузиться при прохождении практики.

Великий маринист Иван Айвазовский подарил миру эпическое полотно под названием "От штиля к урагану". Идея предельно проста — слева штиль, справа жуткий ураган. Зритель, скользя по картине взглядом слева направо, (ширина картины — ого-го) может проследить все стадии превращения хорошей погоды в плохую. И обратно.

Как жаль, что никто из других классиков не создал что-нибудь аналогичное под заголовком "От Эроса к Порносу". Сколько вопросов отпало бы тогда.

Мы приехали на летнюю практику.

Мы — это орава студентов второго и четвертого курса.

Нас — много. Человек сто двадцать, не меньше.

Ехали мы долго. До Ростова электричкой.

Потом — теплоходом, вверх по Дону. Ночью.

Донская станица со смешным названием Семикаракоры.

Не спутать бы с садами Семирамиды.

Мы приехали под утро. Было еще совсем темно. Несмотря на то, что на теплоходе спиртное не продавали, а наши поводыри-аспиранты следили за нами во все глаза, Коваленок все равно где-то сильно укушался.

Я умирал от любви.

Как случилось, что я в неё влюбился?

Хорошо это помню, только объяснить всё равно не сумею.

Да и что объяснять-то?

Тогда я, восьмиклассник, был увлечён встречами со своей одноклассницей. Наши свидания были довольно регулярными и сильно напоминали какую-то восточную песню. В том смысле, что каждый вечер всё происходило на удивление одинаково. После кино, где мы сидели в совершенно разных местах зала: она со своими подружками, а я среди своих корешей, так вот, после кино, каким-то звериным чутьём я определял куда и с кем она пошла, и догонял их, стайку громко разговаривающих девчонок, и молча шёл сзади, безошибочно выделяя в темноте её, мою Джульетту, она же, словно чувствуя мой страстный взгляд, начинала говорить и смеяться громче других. Ирка знала, что я иду следом.

Пролистав свои школьные тетради, Серёжа с удивлением обнаружил, что, с тех пор, как он стал заниматься онанизмом, его почерк сильно изменился.

Он, его почерк, стал корявым и неровным.

Собственно, к такому графологическому анализу Серёжу подтолкнула учительница литературы, которая чуть ли не изо дня в день стенала, что у Чекунова что-то случилось с почерком.

Что он пишет ужасно, как курица лапой.

В конце концов, она заявила, что отказывается читать его сочинения.

Популярные книги в жанре Детская литература: прочее

Дональд Биссет

Забытый день рождения Комодо

Жил-был на свете большой слон. Он жил в Уипснейдском зоопарке вместе со своей слонихой и маленьким слонёнком, которого звали Ялмар.

Папа-слон был очень большой. Мама-слониха была тоже большая. И даже Ялмара очень маленьким никто бы не назвал. Совсем маленькими слоны не бывают.

В один прекрасный день слониха-мама и слонёнок-сын увидели, что папа-слон стоит на голове.

- Что с тобой? - спросила слониха-мама.

М. Большинцов

МАЛЬЧИК С НАРВСКОЙ ЗАСТАВЫ

Герой рассказа - подросток, который в ночь на 25 октября 1917 года был свидетелем штурма Зимнего дворца.

1

Зовут меня, ребята, Дмитрием Михайловичем. Я инженер-строитель. Строю дома. И очень возможно, что кто-нибудь из вас даже живет в одном из выстроенных мною домов.

Но в тот октябрьский день 1917 года, о котором я вам хочу рассказать, мне и в голову не могло прийти, что я, мальчик с Нарвской заставы, сын простого рабочего, сделаюсь когда-нибудь инженером.

Олег Болтогаев

Борьба за мир

Начало лета. Каникулы. Родители считают, что вода в речке ещё холодная и не пускают меня купаться. Я торопливо бегу к мостику, набираю полное ведёрко воды и быстро тащу его домой, чтобы мама собственноручно оценила температуру и убедилась, что напрасно она не разрешает мне хотя бы разок окунуться.

- Вода согрелась в ведре, пока ты её нёс, - строго отвечает мне мама.

Что делать? Делать нечего.

Олег Болтогаев

Достойная старость

Вообще-то у кошек должно быть тридцать зубов. А у нашей Шелли всего три. Два слева внизу и один справа вверху. Больше зубов у неё нет.

Это потому, что наша кошка очень старая.

Ей уже восемнадцать лет. То есть, она на восемь лет старше меня.

Мой отец говорит, что, если пересчитать возраст Шелли на человеческий, то нашей усатой старушке уже больше ста лет. У кошек свой век.

Моя мама твердит, что мы должны обеспечить Шелли достойную старость.

Олег Болтогаев

Дуся

Однажды моя дочка пришла из школы с тяжёлой ношей.

Левой рукой она с трудом прижимала к себе портфель, а под мышкой правой руки удерживала небольшую кошку.

- Дуся! - радостно объявила дочка и поставила кошку на пол. - Где ты её нашла? - спросил я. - Она гуляла по школьному коридору! - дочь с восторгом смотрела на кошку. - Но... - начал было я. - Она будет у нас жить! Вы обещали!

Действительно, обещали...

Олег Болтогаев

Гуго

К сожалению, я никогда не бывал за границей. Говорят, там отличные зоопарки. Может быть. Не знаю.

Я знаю только, что зоопарк в городе Николаеве - один из лучших на территории бывшего Советского Союза. Так я думаю. Знатоки утверждают, что зоопарк в Калининграде (бывшем Кенигсберге) ещё привлекательнее, но я там, увы, не был.

Поэтому всегда, когда мне удается побывать в Николаеве, я непременно иду в зоопарк. Признаюсь, я не люблю зоопарки, прежде всего потому, что вижу, как несчастны живущие в них животные. Но николаевский зоопарк исключение. Конечно и здесь есть обитатели, которые живут скверно, например, медведи, но большинство животных имеют вполне сносные условия.

Олег Болтогаев

Интеллектуальная месть

Сейчас, когда минуло столько лет, я и не вспомню, из-за чего мы с Мишкой тогда повздорили. Помню только, что, схватив энциклопедический словарь, я гонялся за Мишкой по всему классу и старался огреть его по спине, и кричал, что "всё равно отомщу".

Как водится, через пять минут нашим воспитанием занялась Вера Ивановна. Особенно досталось мне. И за неправильное использование словаря, и за "отомщу". Вера Ивановна так и сказала: "Что это ещё за интеллектуальная месть"?

Олег Болтогаев

Образ Пушкина

На душе было тяжело.

Я ворочался с боку на бок и не мог заснуть.

Невесёлые думы не давали мне спать.

Ну почему он не ловит мышей?

"Он" - это наш кот Барсик. Любимое моё животное.

Я нашёл его на улице. Тогда он был маленьким рыжим

котёнком. А теперь он большой - ему уже семь месяцев.

Конечно, с одной стороны, мама права - кот должен ловить мышей. Тем более что они у нас есть. Я сам видел в кладовке большую серую мышь. Я даже залепил пластилином дырочку, в которую она юркнула. Но уже на следующий день дырочка стала ещё шире, чем была прежде. Вот и получается, что мыши у нас есть и ловить их должен Барсик. Но он их не ловит. Почему? Не знаю. Быть может по причине своего добродушия? Быть может. А возможно Барсик не ловит мышей потому, что в кладовке много всяких ящиков и нашему коту просто негде развернуться? Сначала создайте животному условия для охоты, а потом упрекайте в лени!

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Олег Болтогаев

Хотим котят!

Мы хотим, чтобы у нас были котята.

Наша кошка Фея очень породистая.

Она короткошёрстная, серебристая, с ярко-рыжими глазами.

Но мы любим Фею не только за то, что она породистая.

Просто это наша кошка - как можно её не любить?

Мне было пять лет, когда нам её принесли, сейчас

мне почти семь, значит, Фее скоро будет два года.

- Не собираетесь обзаводиться котятами? - спрашивают все, кто к нам приходит.

Олег Болтогаев

Изольда

Когда моя матушка, ожидая моего появления на свет, была уже на сносях, произошла неприятность. Нечаянно она наступила на нашу комнатную собачку, которую ей подарили подружки. Собственно, наступила она не на собачку, а на половичок, под который, играя, залезло это жизнерадостное животное.

В итоге любимица моей матушки погибла.

Её звали Изольда.

Прошло больше десяти лет, и у нас появилась маленькая собачонка.

Олег Болтогаев

Мои помощники

Голодный Гегемон, ясное дело, бежит первым. Гегемон - это наш красно-жёлтый петух. У него шикарный, тёмно-сизый хвост. Следом за петухом семенят наши шустрые курочки. Их у нас всего четыре. Все белые, простенькие.

"В лицо" их трудно отличить, потому имён у кур, увы, нету. За курами неторопливой трусцой следует наш пёс Каштан. Он рыжей масти, скорее всего, его предки были гончими. Короткая шерсть, маленькая голова, тонкие, длинные ноги. За Каштаном иду я. На плече у меня штыковая лопата. Завершает нашу процессию моя любимица - кошка по кличке Тишка. Она совершенно чёрная. Мы подобрали её на улице и, решив, что это кот, назвали Тихоном. Через пару месяцев выяснилось, что мы ошиблись. И стал Тихон Тишкой.

Олег Болтогаев

Мурка

- Нет, вы посмотрите, она опять пошла ябедничать!

Мы с отцом посмотрели в окно. Мы оба невольно улыбнулись.

Да, наша кошка Мурка, определённо, была ябедой.

Всегда, когда моя мама что-то готовила на кухне, Мурка была тут как тут. Задрав от волнения хвост, она угодливо терлась о мамины ноги и просила чего-нибудь вкусненького. Своей назойливостью она, как правило, добивалась результата обратного желаемому - мама просто-напросто выставляла её за дверь.