Феномен двойников

Феномен двойников

В книгу вошли издававшиеся ранее повести и рассказ («Колодец», «Легион», «К вопросу о феномене двойников»), и публикующиеся впервые повести «Дорога в Сообитание», «Один из многих на дорогах Тьмы…» и роман «Побег». Темы Елизаветы Мановой поражают своим разнообразием: безумный милитаристический ад «Легиона»; сосуществование не находящих взаимопонимания разумных рас в «Колодце»; мистические тайники грешной души некоего бессмертного — и тысячи раз умирающего сверхсущества в «Один из многих…»; совместимость этики людей и коллективного разума далекой планеты; космический детектив (роман «Побег»). Hо во всех случаях герои Мановой вызывают искреннее сочувствие читателя — настолько мастерски они выписаны, настолько человечны и близки нам их желания и помыслы, независимо от того, где происходит действие: в загробном мире, магическом измерении или в неведомой галактике…

Дмитрий Громов

Мрачное средневековье и далекий космос, черная магия и чистая наука, параллельные миры и религиозные фанатики — многообразие романов и повестей Е. Мановой покоряет своим человечным отношением к жизни во всех ее проявлениях. Когда мы в первый раз берем в руки книгу этого автора и открываем ее, то кажется предательством бросить на полдороге роман или повесть, так и не узнав, удачно ли завершился «Побег», куда вышел «Легион» и где закончил свое бесконечное существование «один из многих на дорогах тьмы…»

Содержание:

Легион. Повесть c. 3-54.

Один из многих на дорогах тьмы. Повесть c. 55-126.

Дорога в Сообитание. Повесть c. 127–216.

Колодец. Повесть c. 217–260.

К вопросу о феномене двойников. Рассказ c. 261–284.

Побег. Роман c. 285–478.

Отрывок из произведения:

— Меня зовут Альд, — сказал новичок.

Приглашенье поговорить, но Алек угрюмо мотнул головой, потому что их уже вывели на рубеж.

Он все-таки глянул через плечо: как он, этот Альд? В прошлый раз там шагал Алул, но его распылили в последний бросок, тогда мы потеряли троих, ничего, подумал он, шестая цепь, проскочу. Я вернусь, подумал он, и тут наступил Сигнал, и стало наплевать, но он знал, что это пройдет. Лучше бы не проходило, подумал он, все равно ведь боишься, хорошо что этот Альд — человек, подумал он, будет с кем поговорить, если вернемся, и тут шатнулась земля, и все расплылось — это их накрыло полем, сберегая до поры от огня.

Рекомендуем почитать

Вселенские мусорщики очищают Землю от людей, расселив их по множеству замкнутых мирков, из которых нет выхода — и Человечество постепенно деградирует, тщетно пытаясь вырваться, отыскать утраченный Эдем. Пришельцы из космоса переносят население многоэтажного дома на плантации неведомых растений — там заставляют работать, но платят по-королевски, вплоть до исполнения любых материальных желаний, и что предпочтут люди нищету свободы или сияющие вершины рабства. Писатель умирает здесь, чтобы ожить на страницах собственного романа пока тело его грузят на носилках в «скорую помощь»…

Другие книги автора Елизавета Львовна Манова

Елизавета Львовна Манова — яркий, талантливый, самобытный автор. Только вы, дорогой читатель, вероятнее всего, не знакомы с ее творчеством. Но у вас есть шанс исправить это досадное недоразумение. Данный сборник содержит все произведения Е.Л. Мановой, которые удалось найти в сети. Мрачное средневековье и далекий космос, черная магия и чистая наука, параллельные миры и религиозные фанатики — многообразие романов и повестей Е. Мановой покоряет своим человечным отношением к жизни во всех ее проявлениях. Когда мы в первый раз берем книгу этого автора и открываем ее, то кажется предательством бросить на полдороге роман или повесть, так и не узнав удачно ли завершился «Побег», куда вышел «Легион» и где закончил свое бесконечное существование «один из многих на дорогах тьмы», удалось ли Тиламу Бэрсару переписать историю родной планеты… В сборнике собрана очень гуманная и научная (в лучшем смысле слова) фантастика, тема контакта становится Контактом, социальная критика не устарела и сейчас, экологическая тема подана блестяще в нескольких вариантах. Если вы считаете, что русской НФ нет — прочтите этот сборник, может ваше мнение изменится. Содержание: Дорога в Сообитание (повесть) Один из многих на дорогах тьмы (повесть) Игра (рассказ) Колодец (рассказ) К вопросу о феномене двойников (рассказ) Легион (повесть) Стая (рассказ) Познай себя (рассказ) Побег (роман) Рукопись Бэрсара (роман)

Странный мир на краю гибели: иссыхающая земля, уходящее море, умирающие города… Этот гибнущий мир притягивает к себе вампиров, вечно мёртвых, бредущих дорогами Тьмы.

ОН — один из Проклятых, Безымянный, осудивший когда-то сам себя на многие сотни смертей и давно позабывший, кем ОН был, и за что осудил себя.

ОН появляется, осознает себя лишь ненадолго — до очередной смерти — но однажды ЕМУ приходится задержаться. ОН возник в этот раз в теле юноши, почти ребёнка — и успел как-то вдруг привязаться к нему. И теперь Безымянный не спешит уйти. Всей данной ему силой, опытом множества перерождений ОН старается защитить того, кого неожиданно полюбил. ОН сражается с людьми и с такими, как ОН сам, и с той опасностью, которая грозит этому миру…

Елизавета МАНОВА

ПОЗНАЙ СЕБЯ

Фантастический рассказ

Пусто было в доме. Пусто и знойно. Борис Николаевич включил телевизор и плюхнулся в жаркое кресло. Да что же это, господи? Заболею, обязательно заболею... вот, уже сердце сбоит! Ни Вали, ни Сережки... воды никто не подаст.

Борис Николаевич и впрямь почувствовал себя больным, и жаль ему стало себя до слез. Один... и смотреть нечего. Опять удои! Боже, целый вечер впереди! С ума сойду... если б хоть пивка холодненького!

Елизавета МАНОВА

КОЛОДЕЦ

...И пошел из Колодца черный дым, и встал из Колодца

черный змей. Дохнул - и пал на землю черен туман, и

затмилось красное солнышко... И полез тогда Эно в Колодец.

Спускался он три дня и три ночи до самой до подземной

страны, где солнце не светит, ветер не веет...

И что он мне дался, Колодец этот? Дырка черная да вода далеко внизу. Может, он вовсе и не тот Колодец, не взаправдашний? А коль не тот, чего его все боятся? Чего мне бабка еще малым стращала: не будешь, мол, слушаться, быть тебе в Колодце? А спрошу про него - еще хуже запричитает:

Елизавета МАНОВА

СТАЯ

Будильник задребезжал, и женщина шевельнулась. Она повернулась на спину, не открывая глаз, и мужчина чуть отодвинулся, выпуская ее.

- Холодно, - сказала она. Тихо и жалобно, не открывая глаз, мужчина опять потянулся к ней, но она уже выскользнула из постели в холод и темноту нетопленного жилья, в душный смрад закупоренных наглухо комнат.

Она одевалась в темноте, судорожно натягивала на себя одежду, чтобы сохранить хоть немного тепла, но холодная одежда не согревала, перепутывалась в руках, и мужчина обнял ее за плечи, прижимаясь грудью к ее спине.

Елизавета МАНОВА

ДОРОГА В СООБИТАНИЕ

Она не спала, когда за ней пришли - в эту ночь мало кто спал в Орринде. Первая ночь осады, роковая черта, разделившая жизнь на "до" и "после". "До" еще живо, но завтра оно умрет, и все мы тоже умрем, кто раньше, кто позже. Жаль, если мне предстоит умереть сейчас, а не в бою на стенах Орринды...

Провожатый с факелом шел впереди; в коридоре, конечно, отчаянно дуло; рыжее пламя дергалось и трещало, и по стенам метались шальные тени. С детских лет она презирала Орринду - этот замок, огромный и бестолковый, где всегда сквозняки, где вся жизнь на виду, где у каждой башни есть уязвимое место, а колодцы не чищены много лет. То ли дело милая Обсервата, где все было осмысленно и удобно, приспособлено к жизни и к войне...

Елизавета Манова

Игра

Нас было пять глупцов, пять бабочек, беспечно порхнувших на огонь...

Экая ерунда! Просто пять человек устроилось на работу.

Что нас свело? Эдика - лишняя десятка и перспектива роста, Инну нелады с прежним начальником, Александр отработал по распределению и вернулся в родительский дом, а Ада увидела объявление на остановке. Ну, а я... Как-то даже неловко... Просто потребность начать сначала, переиграть судьбу.

Елизавета МАНОВА

К ВОПРОСУ О ФЕНОМЕНЕ ДВОЙНИКОВ

Секретно

Индекс: ИВК

Шифр: НБО41238

Тема: Феномен двойников.

Сообщения по теме: документ N1

Примечание: копия снята

до вручения адресату.

Рафла-2, Нгандар

кислородный ярус

Генри О.Стирнеру

Дорогой Генри!

Простите, что запросто, но ведь вы, можно сказать, у меня на глазах выросли. Восемь лет я летал с Полем Стирнером, и глядел, как меняется ваша карточка у него в каюте. Так вы до двадцати лет доросли, таким для меня и остались. Не сердитесь за многословие, старики - народ болтливый, а я на три года старше Пола. Имя мое, думаю, теперь вам известно. Александр Хейли, Алек Хейли, системщик с "Каролины", и был я с вашим отцом до самого последнего дня. Почему раньше не написал? Если честно, так и не стал бы писать, не узнай ненароком, что вы прилетели на Старый Амбалор. И - не выдержал. Я ведь знаю, что вы значили для Пола, не могу, чтобы для вас его имя осталось замаранным.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Анатолий Матях

Кукла для девочки

Маленькая девочка идет по обочине скоростной трассы. Когда-то красное с белым, ее платьице перемазано черной копотью и грязью, на грязном личике - светлые дорожки высохших слез. Сбоку, возле уха, запеклась кровь. В руке - деревянная игрушка, улыбающийся клоун - но такая улыбка вызовет скорее страх, чем смех. Девочка уже не плачет то ли уже незачем, то ли уже просто не может плакать. Она просто идет вперед, что-то тихо напевая. Голова деревянного клоуна болтается, даря злую улыбку окружающей местности.

Анатолий МАТЯХ

ПУТЬ В МЕЧТУ

Hад бешеным морем ложусь на крыло,

Играю я с ветром стихии назло.

Взлетаю, ныряю до самой волны,

Что бьется о берег волшебной страны.

Я увидел ее в первый раз в саду, возле большого дома с античной лепкой. Увидел, и сразу решил познакомиться - обычно я игнорирую людей, но эта девушка была мне чем-то симпатична. Она сидела на траве и смотрела на цветы - а точнее, на большущего черного шмеля, озабоченного поиском чего-нибудь съедобного - шмелям много и часто надо есть, это только большие могут позволить себе роскошь есть редко...

Анатолий Мельников

Один из дней творения

1

Стив Уоллинг недолюбливал профессора Линкольна Лампетера. За многие месяцы, которые они проработали бок о бок, они так и не научились до конца понимать друг друга. Так что у Уоллинга не было причин радоваться, когда Лампетера назначили заведовать "Лабораторией экспериментальной физики". Таково было ее официальное название, по которому, однако, никак нельзя было судить, чем там занимаются на самом деле.

Агоп Мелконян

ТЕНЬ В АДУ

перевод с болгарского Людмила Родригес

Эй, парень, принеси-ка еще одну рюмочку. Не смотри, что физиономия у меня немножко кривая, а так я хороший человек, живу прилично и вреда никому не делаю. Сначала я был главным диспетчером, потом пошел в чиновники - на железной дороге хорошо платят.

Жена у меня, дети. Ну, конечно, не без этого, люблю заложить за воротник, но не перебарщиваю, всего несколько рюмочек и только по вечерам, потом прямо домой, иду, покачиваясь, но достойно. Ты, что, не слышишь?

Микаэл МЕЛКОНЯН

Издержки успеха

1

Я пил обычную чашечку утреннего глюкса в своей конторе на шестом астероиде Альдебарана слева, когда через стеклянную дверь ввалился долгожданный клиент. В том, что это клиент, а не случайный посетитель или грабитель, не было ни малейших сомнений - выдавали взволнованно трясущиеся защечные мешки. Мне, межгалактическому детективу со световым стажем, не составило труда мгновенно определить, что он житель планеты Кроссхоупер из округа дальних радиосолнц. Особь, осчастливившая меня своим визитом, занимала достойное место в иерархической лестнице своего общества. Об этом говорили многочисленные и хорошо выдубленные чучела брыков, украшавшие посетительскую грудь. (Брыки это низшие существа, обитающие на планетах дальних радиосолнц, и похожи они больше всего на разумных крупсов с Тюльки. Несколько меньше брыки напоминают гиппопотамов с Земли, поскольку намного превосходят их размерами.) Звали клиента Грп, о чем свидетельствовала прибитая к груди дощечка.

Меньшов Виктор

Иуда и Пилат или Ночь после предательства

Действующие лица:

Пилат

Иуда

1-й легионер

2-й легионер

1-й стражник синедриона

2-й стражник синедриона

Сад. Кресло на террасе. В кресле - Пилат. Он один.

Пилат:

Покоя нет в проклятой Иудее!

Днем солнце мучит знойными лучами,

а ночью - мозг, клокочущий вулканом.

Покоя нет ни плоти, ни душе...

Меньшов Виктор

Заложники

Пьеса

Действуюшие лица:

Пенсионеры:

Полковник. Иван Иванович. Президент. Профэссор. Циклоп.

Нина Петровна. Вера. Люба.

Обслуга:

Анна Иоанновна. Нянечка. Врач.

Прочие:

1-й пецназовец. 2-й спецназовец.

Телеоператор. Корреспондент.

Некто Штатский.

Столичный журналист.

Марсианин. Нечто в Бороде.

Санитары, солдаты, прочие обитатели пансиона...

Вячеслав Мешков

Это случилось на рассвете

...Любовь стала мыслью, и мысль в ненависти

и отчаянии истребляла тот мир, где невозможно

то, что единственно нужно человеку, - душа

другого человека...

А.Платонов "Потомки солнца"

Наверное, можно понять - хотя трудно простить! - почему я ее не вспоминал. После этого я был маленьким мальчиком и, быть может, именно тогда я забыл о ней. Тогда у меня были иные мысли, иные чувства: я жил в потрясении громадностью мира и больше всего на свете боялся потерять свою мать. Потом, смутно помнится, я был никому не нужным, талантливым русским богомазом; затем тысячу лет жил даосским отшельником в безлюдных, коряво-голубых китайских "шань". Прохладный снег хлопьями падал на узкую долину, на сухие коробочки лотоса в замерзшем пруду, а я писал, писал что-то блестящей тушью под масляным светильником. Мне неизвестна судьба тех рукописей, но, как я теперь полагаю, в них были крупицы истинной мудрости, и мне было бы жаль узнать, что они не сохранились.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Палиндром (в переводе с греческого — бегущий назад) — слово или стих, одинаково читаемый как слева направо, так и справа налево.

Владимир Рыбинский (1952–2004) маскирует свои работы под обычные стихи, стараясь сохранить лапидарность и простоту восприятия. Его произведения, лишенные усложненных палиндромных абстракций, ориентированны прежде всего на массового читателя.

Крупный ученый и замечательный писатель Николай Николаевич Плавильщиков долгие годы работал в Зоологическом музее МГУ. Монголия, Корея, Япония, Индия, Иран, Мадагаскар, конечно, Россия — не было на планете уголка, бабочки из которого не попали бы в руки Н.Н. Плавильщикова. В уникальной коллекции ученого одних жуков-дровосеков было собрано более 50 000 экземпляров!

Но ничуть не меньше, чем в науке, сделал Николай Николаевич и в литературе, оставив после себя множество совершенно замечательных научно-популярных и художественных книг. «Недостающее звено», «Бронтозавр», «Сказки крокодила», «Очерки по истории зоологии», «Гомункулус» до сих пор являются настольными книгами для всех активных любителей природы, а на точных и невероятно занимательных переработках Ж. Фабра и А. Брэма выросло не одно поколение.

После первого издания (1946) книга профессора Н.Н. Плавильщикова ни разу не издавалась. Поэтому для современного читателя научно-фантастическая повесть о далеких предках человека представляет собой уникальное издание. Она интересна и научными взглядами крупного ученого, и художественным выражением его идей. Великолепный язык — сжатый, яркий и точный. Есть особенная радость в книгах, которые не умирают со временем.

Молодой скрипач-виртуоз Гидеон Дэвис внезапно утрачивает не только музыкальную память, но и саму способность играть на инструменте, которым он мастерски владел с пятилетнего возраста. Чтобы излечиться от этой амнезии, он должен вспомнить все события своей жизни, которые могли привести к роковой развязке. И в его воспоминания вдруг вторгается плач женщины и одно-единственное имя — Соня.

Дождливым вечером женщина по имени Юджиния приезжает в Лондон на условленную встречу. Но на дороге, ведущей к нужному дому, ее сбивает насмерть появившаяся из ниоткуда машина. Подключившись к розыску преступника, Томас Линли и его помощники Барбара Хейверс и Уинстон Нката сталкиваются с необходимостью вернуться к давно закрытому делу об убийстве.

Элизабет Джордж — выдающийся мастер детективного романа. Ее творчество завоевало признание читателей во всем мире, в том числе и в России. Ее книги издаются миллионными тиражами, становятся основой для телефильмов, получают престижные литературные премии.

Впервые на русском языке!

Удивительно, что, будучи истинной американкой, Элизабет Джордж пишет как истинная англичанка. Она настоящий знаток человечиских взаимоотношений.

Cincinnnati Enquirer

Книги Элизабет Джордж не похожи одна на другую. Они вообще не имеют аналогов в литературном мире, не говоря уже о том, что ни у кого из других авторов вы не найдете такого занимательного и совершенно невероятного персонажа, как Барбара Хейверс со всеми ее человеческими слабостями.

Vogue

Заходящее солнце накрыло алой шапкой ощетинившийся лиственницами и елями хребет, а над падью, цепляясь за скалы и пряча лиловые сумерки, повис уже тонкий туман.

Кирьян, с самого города ревниво и неустанно подстёгивавший пристяжных, пустил тройку шагом, и коренник, укоризненно покачивая кованой дугой, потихоньку вызванивал отрывистые плачущие нотки.

Карновский нахлобучил капюшон парусинового балахона, выпростал ноги из-под ящиков с провизией и ружьями и, привалившись к мягко пружинящей спинке тарантаса, рассеянно бродил глазами по утёсам. Пристяжные, словно лакированные от пота, понуро переставляли ноги, и при каждом шаге из-под копыт у них вырывалось дымное облачко.