Феникс

Грактиты – это исключительно твёрдые камни величиной с орех, которые вдруг стали падать с неба. Никто не может предложить обоснованную гипотезу происхождения грактитов. Но когда доцент Брейт попал на склад радиоактивных изотопов, он обо всём догадался…

Отрывок из произведения:

Шоссе было старое, и лишь изредка попадались встречные машины. Последние несколько миль он ехал буквально в дремучем лесу. Иногда машину сильно подбрасывало на выбоинах в асфальте. Брейт любил такие дороги, тенистые, почти безлюдные. Собственно, вырываясь из раскаленного зноем Мертона, он стремился именно к одиночеству. Оставив позади душные закоулки, лекционные залы и лаборатории, он чувствовал, будто сменил кожу, смыл с себя налет усталости, накопившейся за целый год. Он знал, что первые часы «бегства» – самые приятные во всем отпуске. Потом от безделья снова нахлынут проблемы, о которых ему сейчас не хотелось думать.

Другие книги автора Януш Анджей Зайдель

Сборник произведений Януша Зайделя.

Прежде, чем поселенцы выйдут в новый мир, они проходят адаптацию на корабле. Им понемногу меняют состав атмосферы, подгоняют длину суток под условия новой планеты, их пища содержит все больше местных добавок.

Через много-много лет на родину вернулась звёздная экспедиция к планетам Дзеты на космическом корабле «Гелиос». Экипаж корабля высадили на Луне, привезли в посёлок Луна I и держат в заточении. Оказывается, за прошедшие годы на Земле произошла социальная катастрофа и человеческое общество разделилось на две ветви. Одна – тупиковая – осталась на Земле, а вторая улетела на Луну в надежде сохранить человеческую цивилизацию, переждать, пока земляне сами себя истребят – и тогда вернуться. Но космонавты решили самостоятельно во всём разобраться.

ЯНУШ ЗАЙДЕЛЬ

ПРИВИДЕНИЕ

В эпоху Великих географических открытий, дальних морских путешествий и покорения новых земель единственным источником информации о неведомых странах были рассказы моряков. Возле пирующего в портовой таверне морского волка всегда собиралась кучка любопытных, жадно внимающих байкам о кораблях-призраках и морских чудищах. Очарование Неизвестности, Большого Приключения - хотя бы чужого притягивает людей с незапамятных времен. Сегодня - когда моряка сменил пилот-космонавт, а портовый кабак уступил место элегантному ресторану Космопорта - также нет недостатка в охотниках послушать необычные и незаурядные истории. В рассказах, которые можно услышать сегодня, не осталось ничего от наивности и нереальности былых моряцких легенд. Современного слушателя трудно удивить вымышленными историями. Несмотря на это, иногда случается услышать рассказ, на первый взгляд неправдоподобный. В бортжурналах и рапортах таких не найдешь...

Януш А. Зайдель

ПРОГНОЗИЯ

Приехал я рановато, часы на остановке показывали чуть больше половины третьего. Жара стояла невыносимая. Я проходил мимо уличной площадки какого-то кафе, оно было переполнено, но один пожилой человек как раз освобождал свой столик. Я вошел, надеясь выпить чего-нибудь холодного.

Я сидел прямо возле низкого ограждения и ожидал официантку, которая исчезла внутри кафе и долгое время не появлялась. От нечего делать я наблюдал за движением на узкой вечно переполненной автомобилями улочке. Сегодня машины двигались медленно, словно устав от жары, а прохожие ходили в расстегнутой одежде, горячие и подавленные неподвижным желе горячего воздуха. В такие дни человек чувствует, что время останавливается. Вялотекущие мысли подальше обходили все серьезные вопросы и стремились к приморским песчаным пляжам или хотя бы городским бассейнам...

Консенсор – сочувствитель. С его помощью врач ощущает любую боль пациента как свою – удобство диагностирования. Так же можно чинить роботов. Врач ощущает «пробой конденсатора».

Земля отправила космический корабль к планетам Тау Кита. Полёт рассчитан на несколько поколений космонавтов. Те, кому исполнилось 50 лет, отправляются в анабиозные ванны и ждут окончания полёта в замороженном состоянии.

Жестокая конкуренция заставляет всех защищать диссертации и повышать квалификацию. Собачники с дипломами зоотехников, киоскеры – доктора наук, кондуктор в звании профессора. А чем заняты настоящие учёные?

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Планету, как всегда, обнаружил везучий Руди, причем — опять-таки как обычно — благодаря совершенной случайности. Во всяком случае, именно так комментировал он это событие, стараясь не задеть самолюбия своего командора и напарника, с которым уже не в первый раз отправлялся в длительный и утомительный полет. Он был тонкий психолог, штурман Руди.

— Владимир, есть кое-что интересное. Вчера перед сном я просмотрел записи гравитационных полей, они мне показались необычными. Я попросил компьютер провести анализ, пока мы спим, и вот что он нам подкинул. Видишь, на фоне полей гигантов ничтожное искажение? Оно слабое, но устойчивое. Это планета, Владимир.

Джек очень любил свою жену, и длительные полеты в космос для него становились все более гнетущими и мучительными. Когда он бывал на Земле, его коттедж был полон веселыми голосами друзей, небольшой парк заполняли дети, а добрая черная Нед, как курица с распластанными крыльями, носилась над ними, то угощая их, то примиряя, то растаскивая маленьких драчунов, утирая им разбитые носы. Джек и Нора были идеальной парой, которой любовались все, а особенно Джим — старый приятель Джека. Он и не скрывал, что влюблен в Нору, влюблен давно, и поэтому вот уже двадцать лет приходил в их дом одиноким, стареющим и немного грустным. Это знали все их друзья. Он всегда стоял в углу, рядом с огромной китайской вазой, и не сводил нежных, грустных глаз с очаровательной хозяйки.

Опустившись на поверхность планеты, экипаж косморазведчиков деловито приступил к ее исследованию. На первый взгляд планета была вполне обыкновенной — рядовая планета, да и только, с массой воды, лесами, горами, городами, реками. Но первые же шаги по ней насторожили Винкла, что-то было не так, что-то было необычным, тревожным, а что именно, ни Винкл, ни другие косморазведчики понять не могли.

Винкл привез специалистов по животному миру. Их было четверо, и Винкл должен следить за ними ежесекундно, удерживая в поле зрения всю группу в целом и каждого в отдельности, чтобы они не разбежались в разные стороны в погоне за каким-нибудь прыгающим или скользящим, а еще чего доброго, не попали бы в щупальца какого-либо очаровательного цветка, манящего красками и тонким запахом лучших парфюмерных фирм родной Земли.

Безмолвный, черный космос… Знакомые созвездия смотрят немигающим взглядом. Орбитальный научный комплекс «Салют-5» — «Союз-24» мчался над Землей в бесконечном сплетении витков. Первый виток, второй, третий и… снова первый, второй третий… под нами проплывали горы, реки, моря, океаны поля города… проплывала планета Земля с нашими радостями и бедами, созиданием и разрушением, с миллиардами человеческих судеб… Отсюда, с высоты орбиты, хорошо видно, что сделал человек на Земле, что сделал хорошо, а что плохо, где помог природе, а где нанес ей огромный ущерб, как будто человечество выставило напоказ свои деяния, разумные и неразумные.

Корабль искал пятую. Так повелел Великий Стратег. Четыре планеты сдались на милость победителя в теперь будут исправно отдавать все, что им прикажут. Пятая словно растворилась.

Команда начала уставать. Навигаторы называли все новые координаты, но каждый раз после тщательного обследования звездной системы наступало разочарование. Попадались жидкие, газообразные, ледяные, лишенные атмосферы и жизни. Все не то. Локатор обзора беспрерывно обшаривал сферу, ловил частички излучений. Компьютер анализировал, строил модели, прогнозировал, рекомендовал. Наконец уверенно указал на планетную систему с Оранжевой Звездой. Туда и летел сейчас разведывательный корабль первого захвата с тщательно подобранным экипажем. Это были опытные бойцы, прекрасно владевшие различным оружием. Надежда окрыляла.

Этот уголок Галактики был просто идеальным. Звезда сияла ярко, но ее излучение было терпимо и свет не ослеплял пилота. Особенно приглянулась пятая планета, она переливалась зеленью растений, голубизной морей и белизной облаков.

«Прямо как наша Земля, — подумал Гавр, — надо садиться, нечего размышлять».

Гавр — пилот-разведчик, приоритетный посланец в неизвестное, мастерски притер корабль на травянистую поляну. Экспресс-анализ показал полную доброжелательность окружающего мира.

После смены Влас Константиныч по старой привычке пошел на свалку металлолома. Между холмами сине-фиолетовой путанки валялись оплавленные электросваркой куски рельсов, чугунные чушки, ржавые железные кружева из-под штамповочных прессов. На этот раз ему повезло. Он нашел, что искал — пару метровых кусков швеллера, совсем новеньких, еще липких от защитной смазки, и захватил их с собой.

— Опять что-нибудь затеваешь? — подозрительно спросил Меркушкин, когда увидел Уварова с добычей в руках. — Ты во втором пролете место не занимай. Я там новый пресс ставить буду.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Аборигены Келории различаются цветом тел: белые и зеленые. Зеленые вводят себе вещество хлороген, и тогда их тела, как и у инфузорий, начинают питаться воздухом, водой и солнечным светом. Зеленым проще сделать карьеру, т. к. им нет необходимости бороться за пищу, они честнее белых. Но так ли всё просто на самом деле?

На Земле поймали таинственные космические сигналы искусственного происхождения. Модулированное излучение направлено на реабилитационный центр доктора Квина на уединенном острове в Тихом океане, где лечатся бывшие космонавты. Спецагент выяснил, что реабилитационный центр захватили инопланетяне размером с кота.

Общество Мира разделилось. Одни хотят познать природу мыслящих Существ и самого Мира, другие тормозят исследования, цепляясь за древние предрассудки, какие-то верования и бородатые традиции. Кто одержит победу в многолетнем споре?

Человека с неизлечимой болезнью замораживают до времени, когда наука сумеет эту болезнь лечить – оживленный и вылеченный либо остается в мире будущего, либо в случае ностальгии по прошлому вновь замораживается до времени, когда изобретут перенос в прошлое – т.е. человек вновь окажется в своем времени, но совершенно здоровым.