Фатальная любовь (Седьмое откровение)

СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫ

Фатальная Любовь

Седьмое Откровение

(By Alex Sokolov)

"Малдер, я знаю, ты меня слышишь..."

агент Скалли, эпизод 701,"extinction".

После того, как Малдер исчез из больницы, агент Фоули поднимает на ноги всех штатных сотрудников ФБР, надеясь отыскать пропавшего и не подозревая о том, что его похищение инициировано её боссом, Курильщиком. Он возвращает Малдера к жизни, применяя артефакт и метод, созданный Кричгау - в результате чего тот избавляется от аутизма и "может" принять правду, уготованную ему серым кардиналом погибшего теневого правительства. Но доктор Барнс, накопив последние силы, восстановленные им на побережье Слоновой Кости (Западная Африка), прибывает в Штаты, дабы уничтожить последнее, как он считает, звено "внеземной" связи - Фокса Малдера. Он находит его секундами раньше, чем коллеги - и приводит в исполнение свой дьявольский план, движимый одним стремлением - убить...

Другие книги автора Алексей Соколов

Стелла Уинд, домохозяйка, вышла на улицу и, кутаясь в махровый халат, оглянулась. Было холодно. На улице никого не было. Где-то далеко лаяла собака…

— Джон! — крикнула она, осматривая улицу в поисках мужа. — Джон, где ты?..

Джон Уинд выскочил из гаража, дрожащими пальцами сжимая рукоятку топора, и шмыгнул в кусты. Точно… точно, этот террорист где-то здесь. Джон убил его, но он опять здесь! В его доме!.. Он только что вернулся из парка, где был закопан… Вот ублюдок! А Стелла — он, наверное, убил её… Неслышно ступая, Джон начал подбираться к крыльцу, чтобы войти. И внезапно замер, как соляной столб. Голос террориста слышался у двери! Ну да, вот же он стоит — на крыльце, в белом махровом халате Стеллы, наглец! Два метра, полтора, один… Подпрыгнув и издав клич апачей, Джон завопил.

Луч прожектора прорезал ночную темноту и устремился в небо, затянутое низко нависшими армадами тяжёлых снеговых облаков. Порыв холодного ветра заставил часового поёжиться и плотнее запахнуть форменную куртку. Недовольно щурясь, он поднял голову и посмотрел на вышку, с которой был дан сигнал яркий белый свет залил пространство посадочной площадки в пятистах метрах от его поста. Сзади раздался звук поспешных шагов. Солдат резко обернулся, кладя ладонь на приклад винтовки... и тут же поднял её, беря под "козырёк".

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Меня зовут Ларн, в этот день были мои именины, и поэтому мне не нужно было идти в школу. Вместо школы я отправился на прогулку, решив немного порыбачить.

Может, у вас нет такого обычая — именины. Именины — это… Ну, в общем, каждый день в году отводится на одно или несколько имен. И день, на который выпадает ваше имя, для вас особый. Вам дарят подарки, и вы можете не ходить в школу. Главный подарок, который я получил, — ружье для рыбной ловли, маленькая поясная модель, которая могла забрасывать приманку на восемьдесят футов.

Из журнала «Вокруг света» № 4, 1990 г.

Предисловие В. Бабенко.

Рисунки Н. Бальжака.

«Allons au cinéma» par Cousin Philippe, dans «L'oreille contre les murs» (Denoёl, 1980)

— Больно?

Вопрос на засыпку. Я лежу на Южнобережном шоссе воскресным вечером, придавленный собственной «Явой». К сожалению, мне вовсе не пригрезился звук ломающейся кости; правда, сейчас, в минуту ошеломленности, я не особенно ощущаю боль, вот только противно, что меня трясут за ворот куртки.

А девчонка распаниковалась, уже и ладошку занесла — в чувство меня приводить.

— Тихо, подруга. Зови людей, снимайте с меня это железо.

Парни из «Службы погоды» в дни пересменки устраивали на базе настоящее светопреставление. Первым делом они истребляли в столовой примерно недельный запас продуктов, потом обязательно писали на двери тихого и замученного шефа очередную дежурную остроту, причем обязательно глупую. Что-нибудь вроде: «Мы, Зевс-громовержец, повелитель Олимпа…» и так далее. Затем раздавалось всем сестрам по серьгам — кому разнос, кому благосклонная улыбка — и смена отбывала на Землю отдыхать. На месяц воцарялся порядок. «Мистраль», «Торнадо», «Хиус», «Сирокко», стационарные спутники, несли вахту на орбите.

Чико лежал ничком, головой в колючий куст, и единственным его желанием сейчас было — уйти в землю. Он перебрал в уме уже все крутые ругательства докеров, взывал к матери божьей Соледад. В живот больно давил засунутый за ремень старый «хорн». До слуха Чико доносились крики студентов и лающие команды капитана гвардейцев.

Университет взбунтовался неожиданно — по крайней мере, так казалось на первый взгляд. Случилось это после того, когда по доносу одного из профессоров исключили нескольких студентов. Все исключенные были активистами студенческого совета.

Отец пришел поздно. Весь день продолжалась работа на полях опытной фермы, и, как ни странно, люди выматывались больше, чем киберы. Впрочем, без людей техника быстро отказывала. Такая уж это была планета, за которой нужен глаз да глаз.

Семья жила обособленно, отдельно от земной колонии: мать, сын, отец. Отец любил повторять, что при их работе требуется особое мужество и недаром на опытную станцию поставили именно его, его жену, его семью.

Кто не слышал присказку: весь мир — театр, вся жизнь — игра. Но вещи разные — стоять на сцене или наблюдать за действием из зала. Это уж кому как повезет. Особенно если никудышный режиссер…

Первое, что бросалось в глаза зрителю, — шесть деревянных столбов.

Их только что очистили от коры и они глянцевито сверкали в лучах солнца. Лишь прищурившись и присмотревшись, можно было увидеть на верхушках столбов перекладины, а на помосте — человеческие фигурки, стоящие на табуретах. Руки у человечков связаны за спиной, головы просунуты в петли.

Вагон электрички был абсолютно пуст, и это очень обрадовало Потапова: целых тридцать пять минут он будет один и не услышит никаких дурацких разговоров попутчиков. Однако в этот самый момент сзади него послышался стук открывшейся и затем закрывшейся двери, и он обречённо подумал: «Ну вот»! Он пошёл в середину вагона, надеясь, что вошедший сядет где-нибудь у двери, и одновременно понимая, что надежды его напрасны. Так оно и вышло. Едва усевшись, Потапов увидел, что вошедший — мужчина лет сорока — явно вознамеривается занять место рядом с ним.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Шотландская сказка

ФЕЯ И КОТЕЛ

Островок Сандрей, один из Внешних Гебридских островов, расположен к югу от острова Барры, и его омывает безбрежный Атлантический океан. Вокруг островка кипят волны с белыми гребешками, а на берегу всегда дует соленый резкий ветер. Над островком, пронзительно крича, проносятся морские птицы: чайки с жалобными голосами и устрицееды, что, выпятив грудь и распластав крылья белым крестом, летают с криком: "Би-глик! Би-глик! Би-глик!" (Осторожней! Осторожней! Осторожней!)

Felista

- 1

Спиридон Мартыныч Кторов Был директором конторы Главзаготснабсбытзерно Стал он им не так давно. Не высокий, средних лет, Крупный лоб, красив брюнет. Вечно выбрит и отглажен, А в плечах - косая сажень. Кабинет его рабочий Был обставлен ладно очень: Стулья, стол давольно скромный, Книжный шкаф, диван огромный. В коже дверь, на ней запоры, На окне глухие шторы. Письменный прибор дородный И сифон с водой холодной. А в приёмной - секретарша, Лет семнадцать или старше... Месяц - два они старались И с почётом увольнялись. День от силы проходил, Новый ангел приходил. Было так и в этот раз, О котором мой рассказ...

Фемида улыбается-2

Всплыв на повеpхность pешил написать паpy стpок... Hе так давно в HF пpоходило нечто под названием ФЕМИДА УЛЫБАЕТСЯ или что-то в ентом pоде. Hадыбав истчо паpy абсюpдов. Пpедлагаю их и Вам:

В штате Оклахома (котоpый не имел выхода к моpю) категоpически запpещено ловить... китов.

В гоpоде Сент-Лyисе, штат Миссypи, yбоpщики мyсоpа не имеют пpава собиpать мyсоp на... кpыше собственного дома.

В Питсбypге, штат Пенсильвания, Вас немедленно аpестyют если Вы yляжетесь спать в.. холодильнике.

ФЕРАПОНТОВ МОНАСТЫРЬ

КРАТКИЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри тесно связаны между собой уже с самого возникновения. Основатель Ферапонтова монастыря монах Ферапонт прибыл вместе с Кириллом на Белоозеро из Симонова монастыря в 1397 году поселился с ним на берегу Сиверского озера. Однако уже через год он отделился от Кирилла и основал свой монастырь в двадцати километрах к северо-востоку от Кириллова, среди живописной местности, на невысоком холме между Бородавским (теперешним Ферапонтовским) и Паским озерами. Ферапонт пробыл на Белоозере недолго: через 10 лет он был вызван князем Андреем Дмитриевичем, младшим братом Московского великого князя Василия, в Можайск для основания там нового монастыря, известного под именем Лужецкого.