Фаршированная особа

Мануил Семенов

ФАРШИРОВАННАЯ ОСОБА

Было время, когда щуку ценили исключительно за ее удивительную тягу к фаршированию. Казалось, нет у нее иной цели в жизни, как, наглотавшись до отвала сдобренного луком и перцем фарша, улечься на большое блюдо и предстать в таком соблазнительном виде перед плотоядными взорами едоков.

Но с развитием рыболовного спорта взгляд на щуку стал меняться. На первый план теперь выдвинулись другие ее качества. Рыболовы с удивлением заметили, что никто не может столь лихо откусывать блесны, рвать лески, ломать или даже утаскивать в воду удилища, как это делает щука. Ее полюбили за наглость, беспардонность, за дикий, необузданный нрав.

Другие книги автора Мануил Григорьевич Семёнов

Испытывая необыкновенное волнение и трепетную робость, берусь я за этот труд. И будучи с младенческих лет человеком вполне добросовестным, обязан правдиво объяснить читателю, чем вызваны эти чувства.

Происхождение их таково.

1. Горячо любимый мною чешский новеллист Карел Чапек в свое время написал книгу «Год садовода» Я прочитал это чудесное произведение только один раз, но поэтические и юмористические образы Чапека запечатлелись в моем сознании навсегда И как часто бывает, мне захотелось написать нечто похожее. Тут вот и начались мучительные сомнения

Мануил Семенов

НЕСКОЛЬКО СЛОВ О НАЛИМЕ

Многие рыболовы питают к этой рыбе слабость, что совершенно необъяснимо. У налима нет решительно никаких достоинств, которые хоть в какой-то мере оправдывали бы повышенный интерес к этой довольно бестолковой и бездарной рыбе.

Ну скажите мне, что хорошего в налиме? Что хорошего в этой рыбе?

Испытывали ли вы трепет и волнение в ожидании поклевки этого флегматичного обитателя коряжистых омутов?

Мануил Семенов

О РЫБАКАХ И РЫБКЕ

Эх, рыбы, рыбы...

Рыбы, как их определяет наука, - группа водных черепных позвоночных животных, дышащих жабрами и имеющих конечности в виде плавников. А обыкновенные удильщики, рядовые спиннингисты и убежденные до-ночники скажут по-простому: рыбы - это симпатичные обитатели третьего яруса нашего земного здания, поскольку птицы парят и порхают в первом - над нами, звери копошатся во втором - на том же уровне, что и мы, а они - чешуйчатые и холоднокровные - расположились уже под нами, во глубине прохладных вод.

В книге писателя-сатирика М.Г.Семенова «Хлеб сатирика» собраны рассказы, памфлеты, юморески и фельетоны, написанные им в разные годы. Это итог многолетней работы писателя-публициста, выступающего на страницах «Правды», «Известий», «Комсомольской правды», «Огонька», «Крокодила», «Недели» и других периодических изданий.

В юмористических рассказах, фельетонах и памфлетах автор высмеивает пережитки прошлого в сознании людей, бичует носителей этих пережитков, наносит меткие удары по тунеядству, бюрократизму, обывательщине и мещанству. Писатель не просто регистрирует те или иные недостатки и отдельные уродливые явления в нашей жизни, а страстно и убежденно борется за нового человека нового общества — мужественного и беззаветного строителя коммунизма.

Рассказы для детей о храбром и смекалистом красноармейце Николае Кушеве

Тунгусское «диво»… Нет ничего удивительного в том, что это, до конца не разгаданное, явление пользуется популярностью у читателей. Очень уж заманчива мысль об инопланетном корабле, будто бы прилетевшем на Землю в далеком 1908 году!

Основоположником столь привлекательной версии принято считать А. П. Казанцева, опубликовавшего в 1946 году в журнале «Вокруг света» рассказ «Взрыв». Но, оказывается, есть у этой гипотезы другое, более раннее начало.

Популярные книги в жанре Хобби и ремесла

Н.Лопатин

КУМЖА В БЕЛОРУССИИ

Эта красавица, родственница лосося и прародительница форели, стала для Белоруссии редкостью. Многие ихтиологические экспедиции вообще не находили кумжи в пределах республики. В материалах

МосГИДеп (1951 г.) вскользь упоминается: "Нерестилища кумжи расположены в одних местах с лососем" (что для БССР не всегда верно). П. И. Жуков (1958 г.) указывает: "Местное население Принеманья не отличает кумжи от лосося, и лишь при тщательных расспросах рыбаки указывают, что часть вылавливаемых ими лососей бывает обильно покрыта черными пятнами, спускающимися по бокам .почти до брюшка".

А.Мартынов

СПОРТИВНОЕ РЫБОЛОВСТВО В ГДР:

ГЛАВНОЕ - МАССОВОСТЬ

Спортивному рыболовству в ГДР уделяют большое внимание государственные и спортивные организации. Важную роль сыграло изданное в 1954 г. специальное постановление правительства о содействии рыболовному спорту, создавшее хорошую правовую базу для развития данного вида спорта.

Общество рыболовов ГДР было признано единственной организацией, которая уполномочена заниматься этим делом в республике. Работа общества, как указывается в его уставе, направлена на улучшение здоровья и разумную организацию свободного времени и отдыха граждан ГДР. На конец 1975 г. общество насчитывало более 380 тысяч членов и объединяло 4600 первичных организаций (более 2000 производственных и около 2,5 Тысячи по месту жительства). В армии и полиции ГДР также создаются первичные организации общества. Установлена дифференцированная шкала членских взносов в обществе: работающие члены его платят 1 марку; пенсионеры, домохозяйки и студенты 0,5 марки; школьники до 18 лет - 0,2 марки ежемесячно (3 марки ГДР равны примерно 1 рублю).

В.Надашкевич

В СТРАНЕ УТРЕННЕЙ СВЕЖЕСТИ

Много красочных имен у Кореи, но более всего она известна как Страна утренней свежести. Испокон веков ее называют так потому, что даже летом, знойным и влажным, как в тропиках, остро чувствуешь зябкую прохладу и свежесть прозрачного воздуха первых утренних часов. В это время, когда долины и ущелья еще покрыты туманом, а солнечные лучи только-только разбудили горные вершины, трудно предположить, что впереди изнуряющая дневная жара. Корею называют и страной, где появился легендарный конь Чхоллима, пробегающий "тысячу ли в сутки" и символизирующий стремительный полет в будущее. Таким запечатлен он в произведениях художников, поэтов, скульпторов.

Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

Автор: NOZHRU

Бесплатная ножевая онлайн-газета

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

С.А. СЕМЕНОВ

ГОЛОД

Роман-дневник.

25 апреля 1919 года.

Я очень люблю Петроград! Из окна вагона уже видны трубы, церкви и крыши, крыши, крыши. И над всем протянулось огромное, дымное небо. Господи, как бьется сердце! Сейчас, сейчас приеду!

Выскочила на перрон и сразу растерялась. Все кричат, бегают, суетятся. У меня с собой немного продуктов. Везу для голодного папы, а у проходных весов, кажется, реквизируют. Вокруг милиционеров столпилась целая куча. Плачут, ругаются. Неужели у меня тоже реквизируют?

СЕРГЕЙ СЕМЕНОВ

НАТАЛЬЯ ТАРПОВА

(Пьеса)

АКТ ВТОРОЙ

На сцене - внутренность главного вестибюля вокзала Октябрьской ж.д. в Ленинграде. Кассы билетные, перронные, телефонная будка, электрические расписания поездов, разноцветные электрические надписи и прочая вокзальная обстановка. Вестибюль наполнен пассажирами, провожающими, баулами, чемоданами, у касс протянулись длинные очереди, но все это замерло, как бы схваченное мгновенным сном, каждый человек застыл в соответствующем характерном движении: носильщик согнулся под тяжестью чемодана и так и застыл, продавец в книжном киоске протягивает покупателю газету, на прилавке билетной кассы застыла рука кассира с билетом в пальцах, разговаривающие застыли с открытыми ртами, с взволнованными озабоченными лицами, какие всегда бывают у людей в вокзальной обстановке. Через некоторое время после начала действия, которое в первой своей части будет происходить на трибуне и на особой площадке, "живая картина" вокзала исчезает в темноте. Одновременно трибуна ярко освещена. Рядом, на меньшей же высоте, чем высота трибуны, - особая площадка, соединенная с трибуной мостками. Площадка очень условно изображает фабричный коллектив. На перила площадки (со стороны зрительного зала) подвешен фанерный щит с надписью "Коллектив ВКП(б)". На площадке за письменным столом сидит Рябьев. Над его головой также небольшой щит, укрепленный на шесте, на щите надпись: "Организатор коллектива т. Рябьев". Рябьев просматривает какие-то бумаги очень большого формата. Р я б ь е в (отрывается от бумаг, задумчиво откидывается на спинку стула, зрителям). Знаете, товарищи, чего бы я хотел. (Конфузливо улыбается:) Смеяться поди станете... Я хотел бы вести партийную работу... во всесоюзном масштабе... (С живостью вскакивает.) У нас, товарищи, как будто и не принято хотеть столь много. А я считаю, что это неправильно. Каждый должен хотеть для себя не меньшего. Верно я говорю, товарищи? Т а р п о в а (поднявшись по лесенке, заглядывает на площадку, в руках "Правда"). Ты очень занят, Володя? У меня маленький вопрос к тебе. Р я б ь е в (радостно бросается навстречу). Пришла? Здравствуй! Мы с тобой еще не виделись сегодня. Кстати, никого еще нету и мы решим все в двух словах. Т а р п о в а (слушает с недоумением). Я по делу. Можешь разъяснить мне... статью во вчерашней "Правде"? (Сует Рябьеву газету, которую тот машинально отталкивает.) Р я б ь е в (взволнованно). Ногайло тебе ничего вчера не передавала от моего имени? Т а р п о в а. Ничего, ничего... (Опять сует газету.) Разъясни, пожалуйста. В чем тут дело... Р я б ь е в (машинально беря газету). Я тебя с утра поджидаю. Я думал, Ногайло уже передала... Т а р п о в а (тычет в статью пальцем). В частности, таблицу эту... И потом тут вот... (Показывает.) О каком тут темпе социалистического роста говорится?.. Р я б ь е в (все еще недоумевающе). Как же Ногайло не передала? Я же просил... (Спохватывается.) Что тебе разъяснить? А-а, двухлетние итоги нэпа тебя интересуют. (Уныло.) Значит, ты по поводу двухлетних итогов? Т а р п о в а. Да, да. Вчера до двух часов ночи читала. (Рябьев молча отходит с газетой в угол площадки, пытается читать, но видно, что ничего не понимает. Тарпова рисует пальцем на перилах площадки.) Р я б ь е в (комкает газету, в каком-то волнении подходит к Тарповой). Хотя я... Ногайло не передала... (Тарпова рисует пальцем.) Р я б ь е в. У меня к тебе "два слова". (Тарпова рисует пальцем.) Р я б ь е в. Я уж несколько дней все хочу... Т а р п о в а. Можешь не трудиться. Я уже знаю твои "два слова". Р я б ь е в (радостно хватая Тарпову за руку). Ногайло все-таки передала вчера?!. Т а р п о в а (вырывая руку). Ровно ничего. Я знаю... без того. (С горькой иронией.) Я привыкла. "Товарищ Тарпова, ты мне нравишься, как женщина... давай жить вместе". (Гневно.) Эти "два слова" хотел сказать мне? Да? Отвечай! Р я б ь е в (растерянно). Но я... Т а р п о в а (передразнивая, с горечью). Но я... Но я... Ну, что я? (Впадая в исступление.) Ты - тоже, как все. Знаком две недели - и уже подходишь с "двумя словами". А знаешь, сколько раз мне уже приходилось выслушивать вот эти самые "два слова". Знаешь? Р я б ь е в (растерянно). Товарищ Тарпова... Т а р п о в а (в исступлении). Во-семь р-раз... Восемь раз ко мне подходили всякие "товарищи" с этими самыми двумя словами, с той поры как я сама стала то-ва-ри-щем Та-р-по-вой, членом партии, секретарем фабкома. Приходило тебе когда-нибудь в голову подумать об этом? Р я б ь е в. Товарищ Тарпова, я вовсе... Т а р п о в а (в исступлении). Тебе не приходило. Тебе не могло притти. Ну, а знаешь ли, как я могла, как я должна была отвечать этим восьми... Я каждый раз у-сту-па-ла им... Да, да! Я восемь раз уступила с того дня, как стала "товарищем Тарповой". (С горькой иронией.) И как же могла я не уступить... Да ты мещанка, товарищ Тарпова! Да ты отстала, товарищ Тарпова! Да ты с буржуазными предрассудками!.. (С отчаянием.) И я думала, до сих пор думала, что те восемь правы, а я в самом деле мещанка. (С неожиданной угрозой.) А вот девятый не хочу. Слышишь! Не хо-чу... Р я б ь е в (робко). Я тебя не принуждаю... В чем... дело? Т а р п о в а (умоляюще протягивая руку). Володя, милый! Все восемь говорили, что не принуждают. Но тут есть какое-то принуждение. Есть, Володя! (В порыве отчаяния.) Ну, как можно, встретив женщину два-три раза, тотчас подойти к ней и, опираясь на какое-то партийное право, сказать ей: ты мне нравишься, давай жить вместе?.. Как можно, Володя? (Со слезами.) От тебя, именно от тебя, я не ждала этого. Именно ты должен быть каким-то другим, непохожим на всех. За эти две недели, что ты у нас, я так поверила в тебя. Мне казалось, что наконец-то я встретила образец, которому можно подражать во всем: в работе, в жизни... Я тебе, Володя, завидовала и вместе с тем подражала. Когда ты выступаешь на наших собраниях, мне хочется отказаться от своего права мыслить самостоятельно, хочется соглашаться с твоими словами, не проверяя их, следовать тебе во всем со страстью, без оглядки, не задумываясь, не рассуждая... А ты... Ты тоже... как все... как все... (Склоняется головой на перила площадки и плачет.) Р я б ь е в (не зная, что делать). Ты не плачь... Ты не плачь... (Обрадованно.) Я тебе сейчас объясню статью... (Лихорадочно расправляет скомканную газету и несколько секунд читает.) Значит по поводу "Двухлетия нэпа?" Послушай, товарищ Тарпова... (Нагибается.) Если правильно понимаешь сущность нэпа, то я могу тебе ответить. Может быть, ты помнишь (трогает Тарпову за плечо), что сказал Одиннадцатый съезд про нэп?.. Он сказал: "Отступление окончено. Отступления больше не будет". Но я тебе скажу, что в известном смысле нэп даже не отступление... Т а р п о в а (не поднимая головы). А почему же тогда Одиннадцатый съезд сказал, что нэп отступление? Р я б ь е в (обрадованно). А вот я тебе объясню. Он сказал потому, что... Н о г а й л о (запыхавшаяся, взволнованная, поднимается на площадку, в руках какое-то письмо, бросается к Рябьеву). Ну, Рябьев! Всего я ожидала от этого сукина сына, а такого... (Замечает Тарпову и с зловещим видом прячет руку с письмом за спину.) А-а, ты вот где, сударушка, обретаешься? Тем лучше!.. (Выжидает и вдруг выбрасывает руку с письмом из-за спины.) А это что? Это тебе известно - что?.. Т а р п о в а (с пронзительным криком бросается к Ногайло). От Виктора Сергеевича! Я так ждала. Как оно к тебе попало? Н о г а й л о (медленно). Для кого - от Виктора Сергеевича, а для кого - от сволочи и прохвоста! (Отталкивает Тарпову, тянущуюся к письму.) Не лапай! Твоя очередь последняя... (Письмо к ужасу Тарповой, оказывается распечатанным. Хладнокровно вынимает его из конверта, подает Рябьеву.) На-ка, прочти писульку эту. Т а р п о в а (в ужасе). Ты читала? Как ты смела? Как ты смела? (Хочет броситься к Рябьеву, но не смеет.) Р я б ь е в (нерешительно вертит письмо в руках). Это частное письмо... Н о г а й л о (раздраженно). Частное!.. А ты сунь в него нос, узнаешь какое частное. Контрреволюционер, белогвардеец, устряловец, чорт еще знает кто, сидит у нас на шее, а мы ушами хлопаем. В ГПУ надо такие частные! Р я б ь е в (удивленно). Ну, если так... (Отходит в сторону и начинает читать.) Т а р п о в а (в ужасе). Товарищ Рябьев... Товарищ Рябьев... Н о г а й л о (подходя к Тарповой). Дура ты, дура, бесстыдница ты, бесстыдница! Ну о чем ты только думаешь пустой своей шаболою. (Гневно.) Когда же это ты изволила переписочку затеять с хахалем со своим? Т а р п о в а (не слушая Ногайло, в ужасе следит, как Рябьев читает письмо). Товарищ Рябьев... Товарищ Рябьев... Р я б ь е в (не отрываясь от чтения, поднимает руку). Обожди. М о л о д о й п а р т и е ц (поднявшись на площадку). Что за шум, а драки нет! (Удивленно всех оглядывает.) (Ногайло подбегает к нему, шепчет что-то на ухо, выразительно кивая на Тарпову.)

Сергей Семенов

ПЕТЛИ ОДНОГО И ТОГО ЖЕ УЗЛА

Главы из романа (журнальная публикация)

1.

В монастырском саду злобно зашипели деревья: ветер на них налетел совсем неожиданно, а старые деревья не любили ничего неожиданного; августовские сумерки ползли такие приторные, такие бархатные, - и вдруг этот ветер!

Но - ударил гром; по листве захлестали плети дождя.

Ни ветер, ни дождь, опечалившие своею внезапностью старый сад, не вызвали, казалось, никакого живого отзвука в строгом двухъэтажном здании - в глубине сада, влево от группы монастырских церквей. В течение ста сорока лет привыкло оно именоваться Большой монастырской гостиницей. Пусть же теперь жесткие, пятиминутные люди, сменившие медлительных чернецов в подрясниках и клобуках, именуют его N-ская губернская чрезвычайная комиссия... Оно и под секущими плетями дождя продолжает посматривать на старый монастырский сад все с той же неизменившейся хмурой строгостью, словно уверяя этот старый сад в вечной неоспоримости права на свое существование. В его остановившихся зрачках-окнах не замелькали встревоженные лица, ставни не захлопали, спасая человечий уют; и только часовой, стоявший у главного крыльца, отступил в глубину.

Еще вчера он был просто человеком, а сегодня его тело – совершенная боевая система, дарующая ему неуязвимость и сверхчеловеческие способности. И по его следу уже идут охотники. Еще вчера он просто ЖИЛ, а сегодня вынужден ВЫЖИВАТЬ, в бою доказывая свое право на существование. Но, прорвавшись сквозь смертоносные ловушки, так ловко расставленные на его пути, где предателей оказывается гораздо больше, чем союзников, пройдя ад мутаций, трансформирующих не только тело, но и сознание, он должен успеть добраться до того, кто однажды начал эту игру с ним. И уничтожить его. Даже если противником окажется будущий император Вселенной.