Фантазеры

Тысячи и тысячи лет искали мы чужие миры.

Именно миры, не булыжники, щедро политые кислотой, подобно Венере, и не камень вперемежку с замерзшим аммиаком.

Кислород и воду.

Жизнь.

Искали? Нашли. Получите, распишитесь… Неизвестно, с какого перепугу, но планету назвали Тагута. Желтое же солнышко системы название не получило, так и оставшись номером каталога.

Прошло с тех пор сто двадцать два года.

Солнечную мы так толком и не освоили, лишь мародерствуем понемногу: где шахты поставили, где целые горнодобывающие комплексы. Колонии, конечно, построили, но только для обслуживающего персонала. Хм-м… «чайнатауны», да.

Другие книги автора Гарр Боло Юнг

Все имена и названия в произведении являются вымышленными.

* * *

Лэнгли, ЦРУ, заместителю директора Д. Миллеру, совершенно секретно, отчет группы «Фатум», апрель 2006 года.

«Сэр, мне хотелось бы еще раз поднять вопрос по разрабатываемым нашей группой объектах класса „Талисман“ и „Проклятье“.

Я, как и большинство членов группы считаем, что именно действия нашей армии послужили катализатором для проявления способностей этих объектов. Причины их возникновения и развития совершенно неизвестны, слишком мало достоверной информации для полного анализа. До сих пор нет ни одного из них в нашем распоряжении, лишь небольшое количество достоверных фактов. Не так давно нами документально зафиксировано воздействие одного из объектов данного класса, причем — невероятной силы.

Пожилой генерал подошел к окну, заложил руки за спину и близоруко всмотрелся в снежные вершины на другой стороне долины. За его спиной, сидящий за столом мэтр Фуке вынул пробку графина и привычно загребал ладонью от горлышка к своему носу — старому алхимику и в голову не приходило сунуть графин к ноздрям. А запах говорил о том, что наливка отменная: уж что-что, а в спиртном генерал разбирался. Архимаг вздохнул и разлил напиток в два высоких бокала:

Аластер Фуке, ректор и королевский архимаг, топтался у окна, с тоской наблюдая за улицей. Ветер кружил кленовые листья по улочкам Ортолана, нежаркое солнышко играло лучами на черепице фольварков.

Снаружи, по стрельчатому переплету, струился помидорный сок.

— Мэтр, скажите хоть что-нибудь! — пискнул с трона король.

Вместо ответа архимаг вынул огромный платок и с наслаждением высморкался. Хотя мэтру имелось что сказать. Сейчас архимага прямо распирало что-нибудь такое ляпнуть, а лучше — проорать. Фуке не мнил себя знатоком, но, по собственным прикидкам, минут на пять речи должно хватить. Если без больших загибов.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

 Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

 Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

 А так — все то же самое.

 Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Неопознанной формы корабль неизвестной эскадры неизвестного флота неизвестной расы грозно разрезал своим носовым кильватером пустоту космоса, зловеще поблескивая шпангоутами в свете пролетающих комет. Кувыркавшиеся вокруг него гнутые железяки, матерящиеся люди, и многотоннажный контейнер с ворованной селедкой говорили о неизмеримой огневой мощи этого корабля, легко разделавшегося с остатками земного флота. Да-да, того самого флота, который объединенное военно-административное командование с трудом, по крупицам, собирало на просторах освоенной Вселенной, выпрашивало у глав государств, выставив единым кулаком против вражеских армад в области Нептуна. Сквозь большие стрельчатые окна в бортах неприятельского корабля виднелись титанические тушки пришельцев, суетившихся у мощных орудий с огромными жерлами. Все устрашающие инопланетные пушки направлены на оставшийся в живых корабль землян, героический, броненосный и бронепалубный, флота Его Императорского Величества Пожизненного Президента, лейб-гвардии миноносный крейсер „Беспредельный“.

Первое — пишите. Алфавит известен? Читать умеете? Тем более — пишите! Чем больше прочитаете, тем больше получится написать. Копипаст же никто не отменял, так?

С чего лучше начать? Хм-м-м… Ну-у-у… (оглядывается по сторонам, шепотом). Наиболее маститые начинали с фанфиков. По сути, они и сейчас пишут свои варианты на полюбившиеся миры и героинь. Лучше всего начать с Ольги Громыко. Её Вольха — такая малепусечка, такая отчаянная, так всем, везде и всюду. Огонь, а не баба! А мужики-то, мужики — штабелями! Да какие мужики! Не абы кто, а гламур-вампиры. А зубастый коняшка, а зверьки и унутренний голос? Слюньки еще не потекли? Да ладно, не стесняйтесь. Вам же хочется внести в портрет главной героини свои черты? Валяйте.

Мужики, пишите! Вон, сколько серости издали, а вы чо, хуже, что ли?

Пишите много, и гораздо больше того, что уже сейчас есть. Сдаете же позиции, сетевая литература скоро окончательно приобретет женское лицо.

Алфавитом же вы владеете не хуже женщин? Что, и даже читать умеете? О, как хорошо! Ой, порадовали! Ну, про копипаст я напоминать не буду, зачем повторятся.

А так — все то же самое.

Берем себя, любимого, и прикидываем к любой понравившейся книжке.

Сиреневые сумерки накатывали на Ортолан, теплый ветерок благоухал распустившейся черемухой. Дико орали коты под выползающей луной: прошедшая зима выдалась холодной, в марте полосатым порезвиться не очень удалось, вот они и отрывались сейчас. Однако, Дориан Лямо плевать хотел на красоты весенней столицы, еще меньше его волновали кошачьи амуры. Шута занимал более насущный вопрос: он бежал. Э-э-э… Пардон, одно уточнение: технически он, скорее, скакал и перепрыгивал, спускался и поднимался, чем бежал. Согласитесь, тяжело назвать дикое перемещение по крышам, паркам и кладбищам именно бегом, такой стиль передвижения ближе к акробатике. Особенно, если учесть прыскающих из-под ног котов. Да и суть того, что я назвал «бежал», заключалась не в стиле, и даже не в названии, а в том, что Лямо очень хотелось выжить. И по возможности – остаться невредимым: шуту не нравились мысли о том, что с ним собираются сотворить. Вы можете спросить, с чего он решил? Долгие годы жизни, опыт и интуиция подсказывали Дориану, что гнали его вполне профессионально, и, если бы хотели убить, то давно бы это сделали. Отсюда и предположение о том, что его предпочли изловить живьем.

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Я разгадал загадку бытия,

и мир вокруг стал приторным и пресным.

Я знаю всё. И лишь одно, кто я,

мне до сих пор всё так же не известно.

1

Эти люди в прорезиненных фартуках со шлангами в руках всегда выходят на сцену последними. Все улики уже собраны, место тщательно осмотрено, свидетели опрошены. Остаётся только смыть с асфальта кровь, чтобы засохшие бурые пятна не будоражили воображение обывателей, и снять жёлтые ленточки ограждения. После этого мне будет позволено уйти.

Его отсутствие.

Жанет Вестермарк внимательно наблюдала за тремя находившимися в кабинете мужчинами: директором Института, который должен был вот-вот исчезнуть из ее жизни, психологом, который в нее вступал, и мужем, жизнь которого текла параллельно ее жизни, и все-таки совершенно отдельно.

Не только ее занимало это наблюдение. Психолог, Клемент Стекпул, сгорбившись, сидел в кресле, обхватив сильными некрасивыми ладонями колени и выдвинув вперед обезьянье лицо, чтобы лучше видеть Джека Вестермарка — новый объект своих исследований.

Спустя четыре года после того, как Анна Болейн лишилась головы в лондонском Тауэре, в семействе Глэдвеббов появился на свет ребенок необычный ребенок.

В то утро в холодной прихожей, рядом со спальней, где миледи рожала, находились четверо: мать роженицы, ее тетка, свояченица и паж. Мужа миледи, юного сэра Фрэнка Глэдвебба, с ними не было — уехал на охоту. Наконец пришел тот долгожданный миг, когда повивальная бабка поспешила к томившейся под дверью четверке с радостным известием о том, что Всевышний (который незадолго до того обратился в протестанство) счел возможным одарить миледи сыном.

В саду миссис Суинтон всегда стояло лето. Прелестные оливы были покрыты вечнозеленой листвой.

Моника Суинтон срезала золотисто-шафранную розу и показала ее Дэвиду.

— Ну разве не прелесть? — спросила она.

Дэвид глянул на нее снизу вверх и ухмыльнулся вместо ответа. Схватив цветок, он помчался с ним по газону и исчез за будкой, где сидел автосадовник, готовый подстригать, косить или подметать — как будет угодно. Она осталась одна посреди безупречной дорожки из пластмассового гравия.

Жанет Вестермарк сидела в кабинете и смотрела на трех мужчин, каждый из которых сыграл определенную роль в ее жизни. У хозяина кабинета эта роль оказалась эпизодической, и он вот-вот должен был ее завершить, другой же, наоборот, только выходил на сцену. Ну а жизнь третьего, ее собственного мужа, давно уже текла параллельно с ее жизнью.

Один из мужчин, психолог Клемент Стэкпоул, согнулся в кресле, обхватив колено большими корявыми руками, и внимательно следил за тем, как ведет себя его новый подопечный Джек Вестермарк. Главврач психиатрической клиники доброжелательно и деловито давал прощальные наставления. И только Джек Вестермарк, если судить по его отсутствующему взгляду, совершенно не интересовался происходящим. Жанет подумала, что душа его сейчас находится где-нибудь в ином месте, с другими людьми. Лишь однажды он, казалось, перехватил ее взгляд, но тут же снова ушел в свои мысли.

Мертвый человек медленно дрейфовал в потоке слабого ветра. Он двигался прямо, как дрессированная коза на задних ногах, как ходил и при жизни, обычной своею походкой, только теперь уже далеко за пределами политики, идеологии, нужд, вдохновения и всего остального, чем когда-то жил. По нему ползали мухи, хотя он и находился далеко от берега, путешествуя по благодушной Южной Атлантике. На бахрому белых шелковых брюк (он был богатым человеком, пока богатство имело смысл) время от времени попадали брызги волн.

Впервые опубликовано в журнале «Вокруг света», №№ 27–33, 1929 г.

Перевод с немецкого Е. Руссат.

Оригинал — Elektropolis (1927)

Ещё недавно еды было больше, чем удавалось съесть. Крошечные серые и серо-зелёные твари ползли отовсюду, падали с неба, перелетали, трепеща крыльями, и все, кто мог, хватали их, ели, плотно набивая животы, зная, что изобилие пришло ненадолго, и скоро есть станет нечего.

Стая двигалась по опустошённой саранчой степи. Саранча пришла и ушла, и уже третий день стае не попадалось никакой добычи. Исчез и привычный зелёный корм, земля лежала пустая, редкие деревья засохли. Звери, которых можно было поймать, ушли. Остались лишь шакалы, тянувшиеся за стаей в ожидании поживы: остатков крупной добычи или кого-нибудь из ослабевших и брошенных членов группы.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Несколько лет назад Лиза считала себя счастливицей, но один неверный шаг стоил ей слишком дорого. Жизнь разрушена: ей тридцать, она безработная и чужая в своей семье. А самое страшное — ее по-прежнему шантажируют старыми грехами. Лизе кажется, у нее нет будущего. Но однажды, выполняя очередной приказ, она встречает мужчину своей мечты. Их тянет друг к другу, хотя играют они по разным правилам и в очень опасную игру…

Владимир Астахов приезжает в доставшееся в наследство от отца имение Стасово. Вскоре соседский помещик, Михаил Николаевич Ипатов, знакомит Астахова со своей свояченицей, Марией Павловной. Он надеется поближе познакомиться с Машей на балу у помещика Акилина. Но на балу происходит недоразумение…

По повести снят фильм 1981 года, на киностудии «Беларусьфильм».

Ну почему я, Виола Тараканова, никому не могу отказать в помощи? Даже если о ней просит… мой бывший возлюбленный, коварный изменник Константин Франклин! Совсем недавно он без лишних слов бросил меня и молниеносно женился на другой. А теперь умоляет восстановить его доброе имя – Костю обвиняют… сразу в двух убийствах! Собственно, из-за первого он и оказался женат – будущий тесть застукал его прямо над телом обнаженной девушки с перерезанным горлом и любезно предложил скрыть следы преступления, если Костя… отведет в загс его дочку Владу. Пришлось Франклину подчиниться, но вскоре на тот свет тем же способом отправилась и его свежеиспеченная супруга… Что ж, материал для моей новой книги наклевывается любопытный, да наш с Костей роман, возможно, имеет шанс на второй том!

Закадычных друзей Алика, Виктора и Юрку жестоко избили бандиты. Парни решили отомстить обидчикам, а заодно и освободить жителей города от криминального ига. Они достали оружие и стали отстреливать бандюков, причем весьма успешно. Друзья почувствовали силу, опьянели от безнаказанности и со временем из местных робин гудов сами превратились в матерых бандитов, держащих в страхе всю округу. Они крышевали бизнесменов и процветали. Но в один прекрасный день Виктор предал «братву». Он и его возлюбленная выкрали общак и скрылись. Алик и Юрка были в бешенстве, они решили во что бы то ни стало наказать друга…