Фантастическое приключение доярки Нюрки и коровы Шурки

Напоследок Нюрка машинально глянула в засиженное мухами трюмо, что стояло под божницей. В мутном стекле отразилась знакомая фигура: среднего роста, полная, с мощными икрами и с большой грудью, выпирающей из выцветшего до белизны когда-то синего халата, а также круглое лицо с двумя голубыми озёрцами глаз, чуть вздёрнутый нос. Морщин пока, слава Богу, нет. Какие морщины! Ведь Нюрке чуть-чуть за тридцать. Она пригладила непослушные пряди волос. Но причёсываться было некогда. Нюрка спешила на дойку. Она, как всегда, опаздывала из-за своего неугомонного мужа Кости.

Другие книги автора Владимир Ивенин

Авторы книги «Грешники» приглашают отправиться в увлекательное фантастическое путешествие.

Вас ожидают и приключенческие, и детективные истории. Вместе с героями вы побываете в самых невероятных местах: на Голубой планете, в аду, в селе Бубновый Туз.

Здесь вы найдёте юмор и сатиру, размышления о смысле человеческого существования, обращение к вчерашнему и сегодняшнему дню.

Сначала о селе, где родился и вырос герой нашей повести. Вернее, о его странном названии. Согласитесь, что для населённого пункта, расположенного где-то в Среднем Поволжье, оно, мягко говоря, не стандартно. Однако объясняется это просто. Ещё во времена правления Петра Великого за особые заслуги перед отечеством некоторые лица, не только из дворянского сословия, но и самые обыкновенные, получали в награду вместе с дворянским титулом какую-нибудь деревеньку. Получил такую деревню с тремястами душ и лихой рубака-драгун Николай Платонович Подельников, который во времена затишья, т. е. между военными кампаниями, был отчаянным гулякой и картёжником. Эта деревня называлась Кленовый Лист. Новоиспечённый помещик навещал её неожиданным наездом из двух столиц всего лишь раза три. Четвёртый его приезд стал роковым для деревни и крепостной девки Анюты, с которой драгун переспал несколько раз между игрой в карты. Николай Платонович проиграл все наличное, находившееся при нём, а заодно и селение вместе с его тремястами душами и ещё одной, уже зачатой в утробе Анюты, бывшему с ним приятелю. Прямо с крыльца, он прыгнул в седло своего боевого скакуна и выкрикнул:

Популярные книги в жанре Юмористическая фантастика

«...Пацюк молчал. Тут заметил Вакула, что ни галушек, ни кадушки перед ним не было; но вместо того на полу стояли две деревянные миски; одна была наполнена варениками, другая сметаною. Мысли его и глаза невольно устремились на эти кушанья. «Посмотрим, — говорил он сам себе, — как будет есть Пацюк вареники. Наклониться он, верно, не захочет, чтобы хлебать, как галушки, да и нельзя: нужно вареник сперва обмакнуть в сметану». Только что он успел это подумать, Пацюк разинул рот, поглядел на вареники и еще сильнее разинул рот. В это время вареник выплеснулся из миски, шлепнулся в сметану, перевернулся на другую сторону, подскочил вверх и как раз попал ему в рот. Пацюк съел и снова разинул рот, и вареник таким же порядком отправился снова. На себя только принимал он труд жевать и проглатывать. «Вишь какое диво!» — подумал кузнец, разинув от удивления рот, и тот же час заметил, что вареник лезет и к нему в рот и уже вымазал губы сметаною. Оттолкнувши вареник и вытерши губы, кузнец начал размышлять о том, какие чудеса бывают на свете и до каких мудростей доводит человека нечистая сила...»

Иногда ночью (не часто, но все-таки) ты откидываешь одеяло, встаешь с постели и незаметно выходишь из дома. Неправда ведь, что одни лунатики бродят в это время по улицам в ночных сорочках и пижамах, кто в чем. Hу конечно неправда.

Ты движешься тихо и плавно, как заблудившийся призрак, чудом забредший в современный город из прошлого.

Или не в современный? Оглянись: нет сегодня никакой ночной жизни. Нет гуляющих пар — разве что далеко-далеко, в самой глубокой тени; нет подвыпивших дядечек, несущих домой самих себя со своей нехитрой алхимической радостью; может, они выбрали для возвращения другую дорогу? Даже рекламы как будто притихли: еле светятся, оттеняя желтые круги под столбами уличных фонарей. Даже одинокие ночные машины — и те куда-то пропали.

Хочется славы, богатства, ну и власти, конечно?

В старину, если верить легендам и сказкам, чтобы получить все это, кто-то рыбку золотую ловил, кто-то отыскивал лампу с джинном, а кто-то размахивал волшебной палочкой или заключал сделку с темными силами.

Нынче времена другие… и способы творить чудеса во исполнение желаний — тоже.

Я зашел в этот магазин как бы случайно, прогуливаясь по улицам нормал-тауна. Сказать по правде, просто так я там не хожу. Ничего не имею против нормалов, но слишком там серо и скучно, и бываю я в этих местах только по делу.

Магазин «Геномы» я заприметил давно. Сначала мне о нем рассказали как о диковинке — ну действительно, все равно что автосалон «Автомобили» или магазин одежды под названием «Одежда». Простенько и безвкусно. На самом-то деле хозяин магазина знал, что делал, — это было единственное место в нормал-тауне, где можно было купить чеги — видоизменяющие ваш геном дозы ретровирусов. Нормалы-то такого не купят! А турист должен сразу понимать, что перед ним, а то, не дай Бог, перепутает с салоном бодибилдинга. Да-да, у нормалов они по-прежнему процветают!

Герои рассказа оказались на Венере в патовой ситуации- корабль неисправен, с туземцами конфликт. Выхода нет? Или...?

Судный день оказался не судным

Глава 1. Утро.

Часто можно услышать, что понедельник - день тяжелый. Зовись понедельник воскресеньем, то все бы говорили - воскресенье день тяжелый, пятницей – пятница день тяжелый. И не нужно ломать голову, чтобы объяснить это «волшебное» словосочетание. Понедельник идет после выходных, к которым люди очень быстро привыкают. Выходные, для работающих людей, грубо говоря, наркотик. Если лишают этого выходного, то начинается ломка, если же наоборот добавляют, то эйфория. Но самое важное, что это выражение люди непременно вспоминают, когда именно в понедельник с ними происходят неприятности. И не сказать, что эти неприятности особенные, и не случаются с ними в другие дни. Случаются. Но почему то фраза – понедельник день тяжелый – позволяет легче перенести эти неприятности. Не правда ли смешно, всю ответственность за случившееся валить на день недели?

Многие считают, что проблема селенитов исчерпала себя не только в науке, но и в научной фантастике. Это не так. Писатели-фантасты и в наше время придумывают все новые разновидности лунных жителей. Примером может служить предлагаемая миниатюра польского писателя К. Малиновского. Кстати, история этого произведения не совсем обычная. Написано оно было в начале 70-х годов, учавствовало в международном конкурсе, проведенном «ТМ» совместно с рядом зарубежных изданий. Заняло одно из призовых мест, но на русском языке так и не было опубликовано. Причина? Автор, оказывается, женился на американке, уехал за океан, где и живет до сих пор. «Низ-зя!»

А теперь можно.

У Ксении Удаловой серьёзные проблемы — она уже не может пройти по улицам. Везде пассии мужа! Что делать? На помощь приходит профессор Минц.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Несмотря на то что в современном ритме жизни готовить чаще всего не хватает времени, жить в комфорте все-таки хочется. А чтобы хорошо питаться, необходимо уметь готовить. Рецепты блюд, приведенные в этой книге, помогут разнообразить ваш повседневный рацион и, кроме того, позволят вкусно накормить, а может, и удивить пришедших к вам гостей.

Для тех, кто хочет вкусно готовить, не затрачивая много времени.

Соавторы этой книги – две американки: доктор Элизабет Макавой, психоаналитик, имеющая частную практику в Нью-Йорке, и писательница Сьюзен Израэльсон.

На Западе «Синдром Мэрилин Монро» («Lovesick») давно уже стал бестселлером. Это и серьезное исследование, посвященное проблематике любовных отношений, и увлекательный рассказ о судьбах десятков женщин, пораженных «синдромом».

Задача книги – стать первым средством помощи для всякого, кто страдает от бесплодных поисков настоящей любви, кому отношения с партнером несут только горе, кто мучится отвращением и ненавистью к самому себе, кто хотел бы самостоятельно избавиться от любовного недуга.

Историческая повесть «Ханский ярлык» рассказывает о московском князе Иване Калите, которому удалось получить ярлык в Золотой Орде и тем усилить свое княжество.

Уильям Батлер Йейтс стал первым Нобелевским лауреатом среди ирландцев вообще и ирландских литераторов в частности, что целиком справедливо, – знаменитая Британская энциклопедия и по сей день считает Йейтса одним из величайших англоязычных поэтов XX столетия.

Меньше известен русскому читателю другой Йейтс – страстный романтик и почитатель дохристианской кельтской старины, в которой он видел основу духовного возрождения Ирландии, раздираемой противоречиями между католическим и протестантским вероучениями. Языческое прошлое Ирландии привлекало Йейтса еще и стихийной близостью к сверхъестественному, неуловимыми моментами интуитивного приобщения к гармонии природы. Эти очаровательные легенды, где грань между древнеирландским бытом и волшебным миром домовых, фей, эльфов порой оказывается совершенно неразличимой, – настоящий подарок для тех, кто привык считать прозу одной из форм поэзии, пронизывающей своим дыханием все земное существование человека.