Фанданго

Анатолий Дьяченко

ФАНДАНГО

Сто страниц с антрактом

ОН

оН

Он

он

СИЛЬПИАНА

На сцене ОН

ОН и оН под руки тащат обмякшего его.

он: /Ему злобно/. Харапатахатэмэрапатаха.

Он: Харамахирата-ха-ха-ха /Весельчак/. /Перехватили поудобнее/.

оН: /Злобно ЕМУ/ Хамарэк.

ОН: /Невозмутим/.

Он: Хамарэк махамапатам-ха-ха-ха /Сморозил/.

ОН: /Ухмыльнулся/.

оН: Хараматитиду харма-у. /С большим сомнением по поводу лежащего/.

Другие книги автора Анатолий Дьяченко

Анатолий Дьяченко

НЬЯЯ

/Восмиричный путь/

Раздай-жопа в 2-х частях

ОНА - до 40

Она - до 40

она - до 35

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ

Кто-то лежит в полумраке. Грохот проходящего поезда, мелькание света окон. Входит ОНА.

ОНА: Сколько время? А?! Поезд опаздывает. Раньше воинские эшелоны первыми шли, а теперь... Слушай ты кольца моего нигде не видала?! Тут я его ложила. А?!

- ..................

Анатолий Дьяченко

Тугеза

Фофан в 2-х частях

ОН - до 85

она- до 35

ОНА- за 45

Первая часть

ОН: /Накачивая мышцы/ Кам ту геза... Ту-ду, Э-э-э-э-э...ту-ду. /Качается. Залетает бабочка. Жизнерадостно хохочет, порхает, кружится. Ну как все бабочки ведет себя непосредственно. Садится, куда хочет, сидит, мурлыча, сколько надо. Опять.../

ОН: Эй ты? Корова!? Кам ту геза... Ту-ду. Э! Ту-ду. Ну что разлеталась? Не видишь что ли? Эй! Я к тебе обращаюсь. /Положил гантели/.

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Город разделён рекой: половина домов на одной стороне, половина на другой, а между ними — большой железный мост. На выезде из города к мосту у дороги стоит старый купеческий дом: первый этаж каменный, второй — деревянный. Мимо дома едут машины, везут мусор на помойку — через мост и реку далеко за город, за гору, за лес, к горизонту. Весна. Проезжающие машины падают в скрытую водой яму, что у самых окон. Проедет машина, столб грязной воды поднимется на дом, течёт грязюка по окнам. Проходит пять минут и снова то же. К дому провода тянутся, как плюс и минус, как хвосты ласточек, которых тут полно, как две линии, с неба идущие. Будто держится дом в воздухе благодаря этим ниточкам, болтается на них. Или это две струны натянулись, вытаскивают дом из пропасти, вот-вот лопнут, а он стук да стук по земле. А может, это чёрные стрелы с синего неба в дом вонзились. На первом этаже висит вывеска, обляпанная грязью: “Городская библиотека № 2”. Десять окон первого этажа закрыты деревянными ставнями, на каждом окне железяка-клямка — поперёк с навесным замком. Побелённая штукатурка теперь чёрная стала. Первый этаж пустой, брошенный. Переехали недавно оттуда библиотечные работники, кинули во дворе какие-то книги, в самой библиотеке крысы бегают, кошки. К первому этажу слева спускаются девять ступенек вниз, в землю вгрызаются. Деревянные стены второго этажа, наличники, резьба и окна были когда-то синие. На второй этаж ведёт скрипучая лестница, встроенная в дом со стороны реки. Балкон полусгнивший на мост смотрит. В огороде картошка посажена недавно. Там туалет покошенный стоит. За огородом река, дальше за рекой сосновый лес на горе, в лесу парк культуры и колесо вертится, а за колесом — снова торчат дома многоэтажные. По огороду к реке ведёт тропинка. Она упирается в старые, прогнившие мостки, которые над водой нависли. Слева от дома берёза — толстая, почерневшая. Возле неё банка стоит, в банку березовый сок капает. На березе первые листочки. Туча ворон летает, каркает, орёт, на крышу садится, на берёзу. Ласточки щебечут, строят домики у стрехи второго этажа, залепили всё гнёздышками. За забором справа сад, в нём разрушенная деревянная беседка, деревьев там нет, только пеньки. У забора колонка для воды, выкрашенная красной краской. Из колонки, не останавливаясь, бежит сильной струёй вода, по огороду течёт и в речку. На заборе объявления, ветер их треплет. Издалека по дороге, от моста к дому, идёт землемер: человек с деревянным треугольником-метром. Идёт, песни поёт, а вороны над ним кружат.

Собрание сочинений в пяти томах, том 2

Из послесловия:

...старшее поколение обязано пестовать новое поколение, поколение своих сыновей. Надо прививать им любовь к мирным профессиям, стремление стать настоящими специалистами, владеющими новой техникой, подняться на еще более высокую ступень образованности, не забывать того зла, что принес народу фашизм, разжигать гнев против всех, кто хочет взорвать мирный труд людей...

Вл.Пименов

Кандида Марасиган, дочь Лоренсо, старая дева.

Паула Марасиган, дочь Лоренсо, старая дева.

Пепанг, их замужняя старшая сестра.

Маноло, их старший брат.

Битой Камачо, друг семьи.

Тони Хавиер, квартирант в доме Марасиганов.

Пит, редактор журнала «Санди Мэгэзин».

Эдди, журналист.

Кора, фотокорреспондент.

«Утро. Большой кабинетъ. Передъ письменнымъ столомъ сидитъ Владимiръ Ивановичъ Вуландъ, плотный, черноволосый, съ щетинистыми бакенбардами мужчина. Онъ, съ мрачнымъ выраженiемъ въ глазахъ, какъ бы просматриваетъ разложенныя передъ нимъ бумаги. Напротивъ его, на диванѣ, сидитъ Вильгельмина Ѳедоровна (жена его), высокая, худая, белокурая нѣмка. Она, тоже съ недовольнымъ лицомъ, вяжетъ какое-то вязанье…»

«…Игравшиеся лучшими актерами дореволюционной России пьесы Свенцицкого охватывают жанры от мистической трагедии («Смерть») до бытовой драмы с элементами комедии («Интеллигенция»), проникнуты духом обличения пороков и пророчествуют о судьбе страны («Наследство Твердыниных»)…»

Я пошел взглянуть на этот прекрасный квартал с его белыми домами, вокруг которых цвели сады. Широкие улицы были усажены деревьями. Новые, сверкающие машины стояли у ворот. Небо было чистое, залитое голубым светом. Я снял плащ, перекинул его через руку.

— Таково правило, — сказал мне мой спутник, муниципальный архитектор, — здесь всегда хорошая погода. Поэтому участки стоили очень дорого, виллы строили из лучших материалов. Это квартал зажиточных, веселых, здоровых, приятных людей.

Собрание сочинений в пяти томах, том 3

Из послесловия:

...Веселые, с мягким юмором и добрым отношением к жизни, комедии Софронова наполнены искренней радостью жизни и простотой чувств героев, их нравственной чистотой...

Вл.Пименов

«Плакат уходит вверх. Сцена раскрывается. Открывается квартира Художника, она же мастерская. Позднее утро. Кругом картины на разных стадиях завершенности.

В углу – небольшая пальмочка. Слева и чуть впереди стоит мольберт, а на нем – огромная картина с одним-единственным деревом. Вверху – скошенные рамы, через них на не совсем чистый пол падает солнечный свет. Справа – стол, заставленный пустыми бутылками…»

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Дьяченко Г.Х

Наследники Нестерова

{1} Так обозначены ссылки на примечания

{*1} Так обозначены ссылки на примечания Готье Неимущего (выполнившего OCR)

Аннотация издательства: 1-й гвардейский Красногвардейский ордена Ленина, Краснознаменный и ордена Кутузова III степени истребительный авиационный полк был создан на базе 1-й советской боевой авиационной группы, начавшей свой боевой путь в годы гражданской войны на Восточном фронте. В 1922 г. в состав этой части вошел авиационный отряд, которым в свое время командовал известный русский военный летчик, основоположник высшего пилотажа Петр Николаевич Нестеров. В борьбе с врагами нашей Родины и в дни мирной боевой учебы росли и крепли боевые традиции полка, мужество и мастерство его личного состава. Неувядаемой боевой славой покрыл себя полк в годы Великой Отечественной войны. Летчики, инженеры, техники и авиационные специалисты полка - достойные наследники Нестерова - в борьбе с гитлеровскими захватчиками показали себя стойкими и мужественными защитниками нашей Родины. О славном боевом пути этого полка, о горячем патриотизме, мужестве и героизме его личного состава рассказывается в книге "Наследники Нестерова". Читатель найдет в ней также яркое и убедительное повествование о неразрывной связи Советской Армии с народом, о неустанной заботе и внимании Коммунистической партии Советского Союза о воспитании советских воинов в духе безупречного выполнения своего воинского и интернационального долга. Книга рассчитала на массового читателя.

Виталий ДЬЯЧКОВ

Круги на полях. Но не такие, как в Англии!

Широко известен феномен кругов на полях, который впервые обнаружен и чаще всего наблюдается в Англии. Впрочем, круги на полях, да и другие сложные, затейливые фигуры встречаются периодически и в других странах, в том числе и в России.

Технологически практически во всех случаях образования выполнены однотипно: путем закручивания верхушечной части растений, чаще всего -- злаковых. Иногда в кругах и других конфигурациях находят следы вмятин, которые можно отождествить с посадочными опорами или чем-то вроде бура-заборника для проб грунта. В отдельных случаях внутри фигур наблюдаются небольшие хрональные отклонения (часы спешат или отстают).

Игорь Дьяконов

Киркенесская этика

В конце 1944 года немецкие войска отступали от нас в глубь Северной Норвегии, сжигая и взрывая все, что только могло гореть и рушиться. Маленький трактат, напечатанный ниже, был написан молодым советским офицером среди руин норвежского городка Киркенеса в декабре сорок четвертого. Мы были тезки и в одном воинском звании. Трактатик был оставлен мне в полную собственность, и я хранил его. Ныне наше общество страстно поднимает нравственные вопросы, поэтому мне показалось, что "Киркенесская этика" может оказаться сейчас не лишенной интереса, и я решил, что могу опубликовать ее как не совсем обычный памятник того времени.

Н.Я.Дьяконова

Джон Китс. Стихи и проза

Первый биограф и первый издатель Китса Ричард Монктон Милнз (впоследствии лорд Хотон) свел краткую жизнь поэта к простой формуле: "Несколько верных друзей, несколько прекрасных стихотворений, страстная любовь и ранняя смерть". В этой формуле все правда, в ней нет ничего, кроме правды, но всю правду о поэте она не передает. Не передает потому, что создает образ скорбный и меланхолический, образ человека, которому почти ничего сделать не удалось.