Фаина

Юлия Арданова

Фаина

Однажды воскресным утром Беладонна, она же Юля Арданова поинтересовалась о моих планах:

- Тебе наверное надоело сидеть взаперти? Так вот, съезди к моей секретарше и доверенному лицу Фаине, её прозвище "Chrystal Ball", отвези ей некоторые бумаги, да и можешь поболтать с ней, она довольно странный человек и живёт в уединении, почти в лесу.

- Одна? - лениво поинтересовался я. Мне, надо сказать, не хотелось ехать ни к какой Фаине, а пойти с Беладонной погулять. - А почему её так странно зовут: Фаина?

Другие книги автора Юлия Арданова

Юлия Арданова

Кончить и умереть

Welcome to my nightmare

Alice Cooper

Мы - Ирка Мышецкая, Катька Никонова, Наташка Бардина и я - сидели на лавке в спортивном зале. Всего занималось физкультурой рекордно мало - восемь человек: мы и четверо мальчишек: Серёжка Коркин, Лёшка Деникин, Мишка Карасёв и Андрей Суриков, которого никто иначе, как Сурик, не звал. Физрук болтал с учителем экономики уже битых полчаса и мы были предоставлены сами себе. Мальчишки играли в баскетбол, Наташка с Катькой и Иркой решали какие-то сугубо личные, неинтересные для меня проблемы. Мне оставалось только наблюдать. Ход игры меня не интересовал. Я смотрела на мальчишек. Серого можно сразу отбросить: уж больно глистообразный, Мишка тоже высокий, но менее тощий и более симпатичный, Сурик и Лёшка уже отвечают моим вкусам: Сурик - брюнет с пушистыми волосами, Лёшка - светло-русый с гладкой стрижкой и слегка оттопыренными ушами. У Сурика мать - учительница истории в нашем классе и завуч старшей школы, поэтому он мог позволить себе быть охламоном. Я ему нужна только как человек у которого можно списать "домашку". (Надо отметить, что с девчонками ему не везло, не смотря на то, что он вполне sex-appeal). Лёшка же иногда ничего, иногда - хам трамвайный, но тоже привлекательный, насколько я знаю, нравилось ему несколько девчонок, но это проходило (возможно в некоторые моменты даже и я.) Тут Сурику стало жарко и он снял с себя футболку. Лучше бы он этого не делал! Мускулистые торсы мальчишек, их плечи и руки оказывают на меня магическое действие. Сурик слегка сутулился, но не только не нарушал моё чувство эстетики, а, наоборот, обострял его. Некоторые жесты его заставляли сладко сжиматься что-то в моей груди. Я прямо пожирала его глазами, он был увлечён игрой и, к счастью, ничего не замечал.

28. 04. Я начинаю вести дневник, потому, что мне не с кем поделиться моими переживаниями, подругам доверяться опасно, брату — тоже, хотя я с ним иногда советуюсь.

На праздники родители уезжают в пансионат. Я бы тоже поехала с ними, да уроков выше крыши и поэтому придется остаться одной с моим старшим братом Игорем, которому 18 лет. На праздники он наверняка приведёт своих друзей и будет с ними пьянствовать, а мне за ними потом убирать. Ну ладно, может среди них будет один, к которому я неравнодушна.

Юлия Арданова

Беладонна

Beautiful girl, stay with me.

Главный герой - это не ты

целиком, это моя интерпретация

тебя в смеси со мной

Ю.А.

Мне удалось оторваться от своих преследователей, когда я свернул с проспекта Мира и дворами выехал к Уголку Дурова. Я переключил передачу, но рычаг заел и простреленное заднее колесо окончательно спустило. Я кое-как оттащил машину к обочине и стал голосовать, предчувствуя то, что скоро до меня доберутся и всё. Они не понимают или не хотят понимать, что не я отдал Хворостову эти злополучные папки. Или это интриги Митеньки? Скорее всего, но мне-то от этого не легче. Вот сейчас они найдут меня и всё. Всё, если только чудо не спасёт меня. Сыпал мокрый снег, холодало - ноябрь на дворе. Я взглянул на часы - половина седьмого. Они знают, что я далеко не уеду.

Юлия Арданова

Невидимка

Что касается меня, то я считаю, что у каждой обжитой квартиры есть свой запах. К примеру в жилищах одиноких пенсионеров он обычно спёртый и специфический. Запах же отдельных квартир ощущаешь только тогда, когда бываешь в них редко. Однако в квартире моих подруг детства и кузин Марты и Лёськи я каждый раз ощущаю приятный несильный уютный запах.

Сегодня я опять с удовольствием вдохнул его и зашёл в квартиру, сопровождаемый приветливым лаем их миттельшнауцера Джонни, который "торговал" чьим-то тапком в зубах, то есть рычал, предлагал его мне и не давал отнять. Марта проводила меня в большую комнату их четырёхкомнатной угловой квартиры в блочной девятиэтажке. На столе в вазе стоял слегка подзавявший, но уже оживающий подсолнух. Марта пояснила, что они сегодня ездили в гости в Дом Творчества в Переделкино к их любимой Тёте Лёле, известному хирургу, жене популярного писателя, члена Союза Писателей. На одной из полок красовался гипсовый жёлто-зелёный крокодильчик.

Юлия Арданова

Танец

(Безделушка)

Открыв дверь он увидел картину:

Посреди кровати, покрытой чёрным покрывалом, танцевала она, совсем обнажённая, под звуки очень красивой мелодии Protourize Planinata. Мелодия приводила её в экстаз, глаза её были закрыты. Она то изгибалась назад всем корпусом, то плавно взмахивала руками, как крыльями, то медленно опускалась на кровать, поглаживая себя, затем она встала на "мостик", потом плавно поднялась. Слегка прошлась по кругу по кровати, осела на неё, как лёгкая ткань, поласкала свои небольшие упругие груди, рука её спустилась вниз по плоскому животу, затем пальцы  её приоткрыли губки и указательный начал совершать движения по язычку между ними. А тело её тем временем не прекращало ритуальной пляски, и движения его напоминали движения водоросли, колеблемой потоком воды. Этим потоком была игравшая музыка. Он стоял в дверях и, заворожённый созерцал этот  странный танец.

Мы праздновали день рождения Ильи у него дома. Предков его дома не было и не предвиделось ещё несколько дней: они были в отпуске где-то в Европе. Получилось так, что из шести приглашённых девчонок пришло только трое, в числе которых была и я. Остальную часть составляли ребята. Все гости были хорошо знали друг друга, потому что все учились в одном классе.

Веселье было в самом разгаре. Близилось к восьми часам, всё почти было съедено и выпито, многие были навеселе, в том числе и сам хозяин. Квартира была большая, и все разбрелись по комнатам. В такое время обычно начиналось самое интересное.

Юлия Арданова

Пустое сердце

(История одной девочки)

За что боролись, на то и напоролись...

Я, как обычно, гуляла со своим миттельшнауцером после уроков в компании своего плеера. Погода в тот день была моя любимая: серое небо, куда-то неспокойно бегущие облака, с неба сыплет мокрый снег, присыпая уже подтаявший. Довольно тепло. Такая погода в сочетании с моим любимым городом обычно сообщает мне состояние равновесия. Я пришла на детскую площадку, в дальний её угол, привязала собаку к качелям, залезла ногами на сиденье качелей и стала раскачиваться. Я смотрела поверх строящегося нелепого разлапистого детского сада на башню какого-то НИИ.

Дома никого нет. Мать — у бабушки, отец — на ночном дежурстве. Светка, наконец, сделала уроки, — скорее к компьютеру. Надо посмотреть, что нового в Интернете, она лезет на свой любимый сайт с эротическими рассказами. Глаза её горят, руки дрожат от возбуждения. Интернет стал её наркотиком, она с нетерпением ждёт десяти часов вечера, чтобы залезть туда. Её притягивало всё с ярлыком sex, а рассказы она особенно любила, и возбуждалась от них, она и сама писала рассказы, в которых она вытворяла всякие разные штуки, самыми безобидными из которых было занятие сексом, с мальчиками, о которых в жизни можно было только мечтать. Ей много кто нравился, но навешенный на неё ярлык отличницы и примерной девочки не давал никому к ней подступиться, ей очень хотелось, чтобы мальчишки вели себя с ней также как с остальными девчонками. Вернее, не обращали внимание как раз те, кто ей нравился.

Популярные книги в жанре Эротика, Секс

Аляскин-сан, олдер

Мелодия бесконечной печали, исполненная на яшмовой флейте

в лунную ночь, или: месть по-хиросимски!

1.

В эпоху Великого Спокойствия, Справедливого Управления и Совершенного Благоденствия, жил в Хиросиме некий самурай, господин Мураноскэ. Как то он зарубил другого самурая на огороде, а тот самурай был любовником его дочери. Узнав, что сделал отец, дочь собрала вещи и убежала в Фукусима.

2.

А в те времена люди избегали жить в Фукусима - в Фукусима жили водяные, лешие, дьяволы Срединных Гор, разбойники и самураи-ронины, из известного сорта ревнителей самурайского кодекса чести, которые пропустили врагов в дома, предали господ-сюзеренов, зарезали жен, растлили детей, промотали имущество, ну и, сами понимаете, что если когда случались огородные кражи, поражения в битвах, государственные измены и другие низкие для самурая вещи, то подобные герои всякий раз бывали так заняты, что недосуг им было и тыкву взрезать. Ещё там попадались монахи-волшебники, которые волшебным способом побывали в мирах возвышенных и потусторонних и предавались удовольствиям тоже возвышенным и потусторонним: они пили сакэ из такой посуды, словно задумали осушить Восточное Море; откладывая пядями точную меру; толковали о размерах тайного уда Владыки Ада; пёрлись животами на женщин, хватали за члены мальчиков, и лезли бормоча сутры руками в мужские фундоси деревенских парней и рыбаков - вот где самая вкусная рыба прячется! - и всё им с рук сходило, такие они были волшебники.

Супружеская верность: морской вариант

Экскурсия по залам уникального музея

В давние-давние времена мужчины, вынужденные надолго покидать семейный очаг, уезжали от него отнюдь не со спокойной душой. Сохранит ли его женушка в девственной чистоте супружеские принципы? И обеспокоенные этой мыслью мужья стали придумывать разные разности. Так появилось техническое сооружение, которое назвали поясом верности. В Европе этим сооружение любили пользоваться крестоносцы. Они заковывали в металл любимое интимное местечко своих жен, навешивали замок и, забрав ключи от женской верности, отправлялись воевать гроб Господень.

Igor Bogdanets

Мутабор

"Мутабор!" Ты шла по мне, и острые каблучки терзали мою плоть. Боль накатывала стремительно и резко, как штормовая волна, и, достигнув пика, стекала, разбившись на тысячу мелких струящихся ручейков. Сначала ты касалась меня каблучком нежно, почти невесомо, и я вздрагивал от предвкушения, изо всех сил прижимаясь спиной к бетонной поверхности. Ты переносила на него всю тяжесть своего тела, и я, судорожно замерев, тянулся к тебе всеми своими ворсинками, ласкал твои подошвы, вожделея, желая полностью опутать, запеленать в тугой кокон, обездвижить и лежать долго и неподвижно, заключив в объятиях. Двадцать шесть томительных шагов от края до края. Двадцать шесть сладчайших мгновений. Жаль, что у меня нет глаз. "Мутабор!" Я обнимал твои ягодицы. Ты крепко сжимала ими мои сбившиеся складки. Я чувствовал каждое их подрагивание, каждое сокращение твоих мышц. Волосы щекотали меня, и я ерзал от восторга и наслаждения. Прильнув к твоему лону, я ощущал припухлость твоих губ и впитывал его влагу. "Мутабор!" Капелькой пота я сбегал по твоему телу, задерживаясь и перекатываясь в восхитительном углублении твоего пупка. "Мутабор!" Я держал твои груди. Я не давал им вырваться на волю. Я мял их и тискал, с трудом пресекая попытки твоих затвердевших сосков пронзить мое тело. "Мутабор!" Я колыхался твоей юбкой. Я обнимал твое запястье тоненьким браслетом. Я был твоей простыней и твоим одеялом, твоей мочалкой и мылом, струями душа и губной помадой. Я познал тебя всю. Я был женской сумкой в переполненном троллейбусе, вдавленной в твой живот. Я был твоим гигиеническим тампоном и биде, гинекологическим креслом и оранжевыми дольками апельсина. - Слава! обратилась она ко мне. - А у меня сегодня день рождения! Она улыбалась. Улыбалась и явно хотела моего общения. - Мои поздравления.. - скомканно пробормотал я. - Приходи ко мне в семь. Я тебя приглашаю. - Извини, виновато сказал я, - работы сегодня много. Задержаться придется. Hу никак не могу я сегодня. - А-а-а... - ее глаза потухли и погрустнели. - Hет, так нет. Ты извини. Закусив губу, она пошла прочь маленьким обиженным щенком. Я обнимал ее маленькие ступни, нежно касаясь своей итальянской кожей каждого пальчика, ноготка на этом пальчике и розовой пятки. Я ловил каждой твое движение. Пятка-носок, носок-пятка. Что мне день рождения, если я знаю каждую родинку на твоем теле? "Мутабор!" "Мутабор!" "Мутабор!"

Сергей Лопатин

Salve, Регги

Res sacra miser

Вместо предисловия

Это об утраченном рае, о рае обретённом, потерянном вновь. Это о любви и влюблённости. О потерях памяти. О ней самой. О грехе. О святости и пошлости. О недостойности. Об отчаянии и невозможности, о тех, кто до сих пор не разгадан мною.

Эти строки никем не могут быть понятыми, и не только потому, что чрезмерно изобилуют многочисленными словесными играми.

Отрывок из романа

Ч.П.Пересела-младшего

Неукротимая Пенни-Лейн.

ГЛАВА 6. ПЯТЬ ГАМБУРГЕРОВ В ТРИНТИ-ОБЖОРКЕ.

(по материалам журналов пЛАЫбОЫ и пЕНТХОУСЕ-рЕЖЕИВ (США))

... Грузовик Пенни-Лейн мчался по шестому федеральному шоссе, на север от Бармоунт-хилла. Где-то там, за цепочкой лысых Калифорнийских холмов горел загадочный иь сектор базы, и лежал в кювете автомобиль с генералом Фертшеллом, а его верный адьютант Топси находился в военном госпитале Бармоунтской комендатуры. Да, дел Пенни-Лейн неделала много... Зеркало отражало крепкое лицо девушки, пухлые губы, несколько вывернутые, как у любой, в общем-то южноаммериканской шлюхи, между Сан-Франциско и Вашингтоном. Серые глаза... Пышные серые волосы все время спадали на лоб и Пенни приходилось их рукой... Ладони ее сжимали баранку; девушка пристально следила за дорогой - не появится ли вдруг тупорылый зеленый броневик, из леса: от этих тварей всего можно ожидать. Босые ноги девушки, погрубевшие изрядно по пути босиком от ранчо Филла, по сухим колючкам и коровьему дерьму, упирались в педаль акселератора. Но самое главное было не здесь. Майка плотно обтягивала ее грудь; в кабине было жарко... А чуть полные ноги Пенни обтягивали крепкие джинсы, в них было чертовски неудобно. Девушка облизывала губы: она с ужасом чувствовала, что там, в глубине ее бедер з р е е т опять это... Она чувствовала, как горит под майкой ее пышненькая грудь и набухают соски. Она понимала, закусив губу, что ей опасно раскрыться сейчас, когда люди Фершелла пасут ее по дорогам. Но перехватывало дух и горели пятки... Нельзя, нельзя. Не хочется. Так ныли бедра в недавнем детстве, точно так же было тепло внизу живота. И маленькая Пенни забиралась в ванную, блестящую огромным душем, ставала босой на пол и прикосновение прохладной плитки к голым ногам приносило дрожь в коленках... Девочка, едва дыша, разглядывалась, и зеркало отражало ее худые ноги подростка с грязными пятками и худенький зад. Она смотрела на себя в это большое домашнее зеркало и потом, закатив глаза, брала с полки круглый балон Ланда и ложилась на пол. Ее крепкие руки погружали пластмассового червяка в свое лоно; и жгло тело невыносимым удовольствием, и она стонала, извиваясь на полу... Да, но тогда Пенни не знала ни Джеральда, ни того, что ее ждет... Теперь по сторонам тянулись хилые деревца. Да что же это. Побледнев девушка расстегнула последнюю пуговочку на джинсах. Господи, да нельзя же светиться... Из-за поворота показалась железно-пластмассовая постройка; ясно, обжорка Макдональдс, нечего и говорить... Над входом грязная вывеска "ТРИНИТИ". Взвизг тормозов;девушка с ужасом остановила, стреножила тягач у самых дверей обжорки. Хотелось есть.. Стих мотор и она несколько минут сидела неподвижно... Тишина. Девушка глянула на сонного пьяницу у входа, чей-то громоздкий Империал и открыла дверцу, спрыгнула на землю. Калифорнийская теплая ласковая маслянистая пыль защекотала голые ноги Пенни; да, как в детстве, когда ходила к соседскому сыну Хиггинса в коровник. Она раздевалась еще на задах ранчо, чтобы не пачкать одежду и голая, босая неуверенно шла в темноту коровника: под ногами нелеслышно чавкал такой же ласковый и теплый калифорнийский навоз от бычков-двухлеток... Пенни решительно зашагала к забегаловке. Внутри было полутемно. Человек десять сидели по углам, пили джин. Около окна - это спасет ему потом жизнь - сидел усатый черный тип, Смолли. И у стойки разговаривал с барменом, взгромоздившись на высокий табурет, крупный мужчина в ковбойке... Девушка вошла в обжорку почти бесшумно, придерживая в кармане кольт Харли - маленький, дамский. Бармен ее поначалу не заметил. А потом с изумлением оглядел невысокую рыжеволосую девушку с упрямым взглядом; ее старые джинсы и грязные ноги со сбитым ногтем на большом пальце - это удружил сапогом Топси, да... Чего ей надо? - Пять гамбургеров... - очень тихо, но твердо сказала Пенни и уселась на стульчик напротив толстяка - И джин. Бармен взялся за стакан. На Пенни смотрели с интересом... А девушка, глянув на своего соседа, явственно почувствовала запах мексиканского табака. И началось... Не надо светиться! - с ужасом думала она, а колени уже немели. Девушка дрожала... Да, мексиканский табак: бог ты мой, как давно это было! Лошадей на ранчо об_езжали мексиканцы, рослые загорелые парни. Ночной их костер горел прямо под окном девочки. И Пенни раз не выдержала... Двое их, загорелых и жилистых сидело у костра. Как вдруг из темноты приминая босыми шагами траву чиликито появилась Пенни. Ей тогда только исполнилось восемнадцать... Рыжие космы падали по плечам; дерзкие шальные глаза смеялись. Груди, юные, белые, торчащие вбок, как у козы Хиггинса и коричневые, крупные, как вишни соски. Дурея, от сознания того, что она голая стоит перед двумя онемевшими мужчинами, девушка застонала и опустилась на колени... Лоно ее перекатывалось бугром. И вот мексиканцы не стали спорить. Один притянул к себе девушку и та зашлась в судороге от его сильного упругого члена. А второй, тяжело дыша, долго гладил нежный ее зад и вдруг что-то твердое вошло в нее с другой стороны... Нельзя, это будет смертью. Но девушка шла навстречу гибели, не в силах устоять. Ранчмен напротив с изумлением глядел, как сидящая напротив девица засунула в рот сандвичи начала смотря на ранчмена, стаскивать майку. Все затаили дыхание... Вот оголились мячики ее голой груди с выпуклыми бугорками сосков - прикоснись к ним мужчина - это буря сладости... Это нектар... И глядя в упор на ранчмена в потных прелых динсах, и доедая гамбургер девушка ?0 стягивала с себя майку. Взорам посетителей открылось ее гибкое тело, оливковая кожа подмышек, тонкая талия и голые груди с цепочкой в ложбинке... Стало тихо, только приглушенно звучал музыкальный автомат. И Пенни раздевалась, одежда уже горела на ней. Сидя на стульчике, она сбросила майку на пол, и покачиваясь в такт музыке начала стягивать штаны; они медленно оголяли гибкие бедра девушки. Увидев черные густые волосы Пенни, топорщащиеся пониже ее живота ранчмен не выдержал и тоже начал расстегивать джинсы. Но девушка была уже нага, что-то внутри: то, чем наградил ее когда-то Джеральд, требовало наслаждения. Пенни тяжело дышала... Вот ранчмен спустил джинсы и расстегнул рубашку - и девушка забралась к нему на колени и склонившись над ним, ловкими пальцами вставила в себя его упругий член. Обжорка ахнула... И девушка прижалась к мужчине обнаженной податливой грудью, и соски - буря и сладость, защекотали его тело. Слышно было дыхание Пенни; она начала с силой покачивать бедрами и мужчина все глубже входил в ее тело. Сильнее, еще... С каждым разом девушка стонала и подставляла рту ранчмена свои влажные губки. А грубые от мотыги и баранки его ладони терзали ее спину. В полутьме голая Пенни уже лежала на ранчмене и покачиалась в экстазе, она закрыла глаза и чувствовала - горячий мужчина ворочался там, внутри, наполняя ее счастьем владения и подбирался уже к этому, глубже, совсем близко - ах, грозному изделию Фертшелла и его смертников. Ее голые ноги крепко сжали ноги ранчмена; Пенни иодила стоном, когда ранчмен не выдержал и ?0 захрипел по бычьи. он, копивший все за долгую зиму в холмах и изредка дававший немного своей худосочной жене - выпустил все в Пенни. Такая струя не орошала девушку никогда - чуть было не достало до горла и Пенни на секунду затаила дыхание - поднялись голые груди и ягодицы напряглись. Аааааааааа... И вместе со слабостью пришло сознание непоправимого. Теперь надо сматываться. И скорее... Потная, задыхающаяся девушка, еще прижимаясь к мужчине заметила, что из-за столика встает этот парень, Смолли, а руку нехорошо держит в кармане. На родине Пенни в кармане держали оружие; и девушка, застонав, ослабевшей рукой дотянулась до своих штанов на стойке и выстрел кольта Пенни успел прошить Смолли плечо, пока он вытащил оружие. Представитель сети чикагских публичных домов, оказавшийся по делам в Бармоунте, рухнул на столик, не подозревая, что девушка спасла ему жизнь своим выстрелом... А Пенни, бедняжка, сползла с колен ранчмена, еще кряхтящего и, даже не одеваясь, бросилась к выходу. Вскочив в грузовик, она сильной босой подошвой вжала акселератор; Макк сорвался с места в реве, подобном реву стада быков... И через три минуты, когда Пенни была в километре; ранчмен вдруг закатил глаза и упал с табурета. Внутри него рождалось что-то; еще секунда его крика и вспухший внезапно его живот взорвался. Сташный грохот: Тринити-обжорку разнесло на куски - вместе с клубами огня и дыма выбросило крышу, разметало стены, вылетел и кусок стойки. Потом еще внутри серия взрывов, огненных столбов и тишина, только оседает пыль. Смолли так и остался раненный у окна и это спасло ему жизнь - ударной волной его единственного выбросило на ближайшее дерево и он висел там сейчас, оглушенный. А Пенни-Лейн держалась за баранку грузовика. Навстречу стелилось серое шоссе и девушка счастливо улыбалась. Ноги ее, гибкие сильные ноги дочки ранчмена расслабленно лежали на педалях, а тело было полно истомой. Свободной рукой Пенни поглаживала еще жаркие соски обнаженой груди и живот. Хорошо... Пенни снова была той наивной девочкой, что краснея, стояла голой перед мексиканцами, босиком на колючей траве челикито... Ее серые глаза смеялись. Детище группы Фертшелла еще раз победило. И не погибло...

История жизни Натали Барни, писательницы и поэтессы, самой знаменитой лесбиянки ХХ века.

Если о ком и можно сказать: «Он намеренно спалил свою жизнь», то это, без сомнения, знаменитый французский художник Анри де Тулуз-Лотрек.

Внутренний Дом Люциана Бэйна вышел из-под контроля и жаждет вещей, которым не может дать название. Когда он решает принять участие в «Войне Доминантов», то знакомится с Тарой – абсолютным новичком в мире БДСМ. Его восхищает ее безрассудное поведение и пуританское воспитание. Но когда он обнаруживает боль в ее прошлом, его внутренний Дом вырывается на свободу.

Переводчики: Fragic, helenaposad, ildru, Amelie_Holman

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Михаил Ардов

Казнокрадократия

В последнее время мне все чаще вспоминается известный исторический анекдот. В середине прошлого века Государь Николай Павлович сказал своему сыну и наследнику, будущему Императору Александру II:

- В России только мы с тобой не воруем.

А еще у меня на памяти афоризм А. С. Суворина:

- Взятка есть русская конституция 1.

Как известно, Ахматова в свое время училась на юридических курсах. Когда речь при ней заходила о всеобщем воровстве, нас окружавшем, Анна Андреевна обыкновенно произносила такую фразу:

Ардов В. Е.

По памяти и с натуры

Маленькие комедии

Сценки. Рассказы. Монологи. Фельетоны. Обозрения.

Виктор Ардов - старейший советский сатирик. Им написано множество сценок, монологов, рассказов, фельетонов, комедий, цирковых клоунад, реприз и конферансов. В настоящий сборник вошли произведения малых форм, созданные писателем в разные годы.

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

Многоуважаемый Виктор Ефимович! Издательство "Искусство" обратилось к нам с просьбой написать предисловие к Вашему новому сборнику под названием "По памяти и с натуры". Сообщаем Вам, что писать подобное предисловие мы категорически отказываемся и, чтобы у Вас и читателей не возникло по этому поводу недоуменных вопросов, спешим объяснить, что делаем это (в смысле: "не делаем") по следующим уважительным причинам: во-первых, чтобы писать обстоятельное предисловие, надо изучить все творчество автора. Вы же, Виктор Ефимович, за пятьдесят с лишним лет работы в литературе написали столько рассказов, пьес, сценок, сценариев, реприз, клоунад, фельетонов, что прочитать их все не в силах ни один автор предисловия, даже если их двое; во-вторых, в предисловии положено говорить о тех вопросах и проблемах, которые автор затрагивает в своих произведениях. Обращаясь же к Вашему творчеству, мы опять зашли в тупик: нет такой сатирической темы, нет такого объекта для осмеяния, которые бы ускользнули от внимания Виктора Ардова. Перечислить их все в предисловии немыслимо, а перечислить не все - значит допустить необъективность; в-третьих, предисловия пишут тогда, когда надо что-то объяснить, разъяснить и частично разрекламировать... чтоб читатель, прочитав предисловие, стал бы читать и остальное... С Вашими же книжками, Виктор Ефимович, как правило, происходит обратное: читатель набрасывается на содержание, смеется, читает вслух знакомым и даже со сцены, а уж потом, если у него остается время, проглядывает вступительную статью, чего, мол, там про нашего Ардова понаписали?.. И как бы хорошо это предисловие ни было, читатель всегда досадует: истратили дефицитную бумагу, вместо того чтобы напечатать еще одну ардовскую сценку... в-четвертых, Вы самый крупный из малоформистов. Вы учили нас, молодых, краткости. Мы - старательные ученики. Садясь за предисловие, мы вспомнили Ваш наказ и решили, что самое краткое предисловие - то, которого нет... Имя Виктора Ардова говорит само за себя. Он - старый и верный друг всех любителей юмора, всех участников художественной самодеятельности, всех, кто несет со сцены радость улыбки и смеха... Старый друг имеет право приходить без звонка, входить без стука и начинать разговор без предисловий...

Илиас Аргиропулос

Греция

Греция - небольшое государство, население 11 млн.

Политическая система Демократия, во главе государства президент, избираеться каждые 5 лет. Правительство формируеться главой партии которая на парламентских выборах имеет относительное большинство. Парламентские выборы проходят каждые 4 года, если конечно правительство сможет дотянуть без потерь.

Туризм является одной из главных отраслей дохода. Развит коммерческий флот было време когда он являлся самым большим в мире. Известны такие судовладельцы как Аристотелис Онасис который в свое време был богатейшим человеком в мире. Если он не был самым богатым то он точно был самым видным. Тоесть умение держаться в обществе было его самой сильной чертой. Греки иногда шутят говоря что это самая бедная страна в мире с самыми богатыми людьми. Если Онасис был одним из знаменитых, есть и сегодня много греков большинство из них и

Алексей Архипов, радиоастроном, г.Харьков

КИПЯЩАЯ ИО

Ио - это спутник планеты Юпитер, названный по имени одной из многочисленных возлюбленных Зевса. Он немного крупнее нашей Луны и является одним из самых экзотических мест в Солнечной системе. Много таинственных историй связано с этим миром, который сейчас исследует американская автоматическая межпланетная станция "Галилей".

Ио давно удивляла астрономов. Время от времени на ней замечали странные явления, объяснить которые стало возможным только в последнее время. Вероятно, необычность таких феномеов и недоверие к визуальным наблюдениям прошлых лет привели к тому, что старинные сведения об извержениях вулканов Ио были просто забыты...