Эвтанатор

Эвтанатор

В этот день у доктора Орлена Кордо из Комитета Добрых Услуг с планеты Середина случился юбилей, и провести его он собирался в одиночестве. Но начальство распорядилось иначе. В срочном порядке доктора Кордо отправили на планету Эван, исполнить свои профессиональные обязанности.

Отрывок из произведения:

Местом обитания Орлена Кордо в те дни была Середина.

Если бы его спросили: «Середина чего?» – он лишь пожал бы плечами. Или, в крайнем случае, пробормотал: «Середина ничего. Просто – Середина, и всё». Но никто не задавал такого вопроса. Все, кто общался или мог бы общаться с Орленом, прекрасно знали, что Середина – всего только название планеты, на которой они живут. Кто так назвал её и почему – сведений история не сохранила. Да какая разница? Бывают названия куда глупее, и ничего.

Другие книги автора Владимир Дмитриевич Михайлов

«Нестерпимо тянулись страшные секунды. Космический корабль стремглав мчался, может быть в самый центр потока проникающего излучения, от которого не спасет никакая защита. Гибель надвигалась с давящей неотвратимостью…»

Находчивость и отвага не раз помогали космонавтам избежать грозной опасности. Помогут ли они вновь? Хватит ли у космонавтов сил вынести испытания незнакомого странного мира, обнаруженного не столь уж далеко от Земли?

О мужестве, о пытливом уме и крепкой дружбе пяти космонавтов и рассказывает эта книга.

Шестеро землян, вырванных волей автора каждый из своего мира — от первобытной орды до современного нашего общества, — шестеро бесконечно чуждых друг другу, но связанных общим делом людей — вот одна из сюжетных коллизий, за развитием которых в романах Михайлова встают сложнейшие человеческие проблемы.

«Не возвращайтесь по своим следам» — повесть-предостережение, пристальный взгляд на прошедшую жизнь. Повесть отличает неординарность ситуаций, динамичность фантастических сюжетов.

Состав земной экспедиции, отправляющейся на встречу с представителями иной цивилизации, на редкость неоднороден. В нее входят представители различных рас и эпох: люди будущего и первобытный человек, один из "трехсот спартанцев" и доколумбовый индеец, русский иеромонах — воин и ас Люфтваффе. Немало тяжких испытаний выпадает на долю отважных землян, но они всегда остаются верны своим идеалам: дружбе, чести и любви.

Цикл романов Владимира Михайлова о капитане Ульдемире составляет одну из наиболее заметных и масштабных эпопей в российской фантастике.

Читатели встретятся с уже знакомым по роману «Сторож брату моему» героем – капитаном Ульдемиром. Как и в первой книге, здесь капитан тоже получает очень отвественное задание: от его находчивости, смелости завсят судьбы двух дальних чужих миров. Автор призывает читателей задуматься над связью каждого человека с судьбой всего человечества, над отвественностью перед родной планетой.

Ульдемир, влившись в образ ученого Форамы Ро, вместе с эмиссаром Мастера в образе художницы Мин Алики, спасают две враждующие планеты от взаимного уничтожения. Они объясняют суперстратегическим ЭВМ обеих планет (Малыш и Страта), что такое чувства, любовь, радость…

Межзвездный пассажирский лайнер «Кит», следуя с планеты Антора в Солнечную систему, уже на самом подлете к Земле внезапно теряет управление, превратившись с антивещество вместе со своими пассажирами. Теперь судьба космических путешественников зависит не только от их мужества, решительности, но и от расклада многих сил на самой Земле и воли загадочного инопланетного разума.

Капитану Ульдемиру и его экипажу необходимо вернуться на планету Ассарт, где никак не закончится война. Теперь их задача – не уничтожить врага, а добится, чтобы в этом мире не прозвучало больше ни одного выстрела. Это оказывается гораздо труднее, чем провести лихую разведывательную или десантную операцию. Но цена этого единственного выстрела может оказатся слишком высока – он может стать последней каплей в чаше терпения Вселенских Сил, решающих судьбу человечества и всего Мироздания.

Роман публикуется впервые.

Книга публикуется в авторской редакции.

Мастерство не пропьешь, даже злоупотребляя настоящим теллурийским арманьяком. А потому отставной агент Службы Безопасности со скромным именем Разитель, взявший на себя задание по розыску семян загадочной уракары, в состоянии поставить на уши не одну разведку миров Федерации, преодолевать космические пространства, отрываясь от преследования, покорить полдесятка женщин на разных планетах, при этом не изменяя жене, и мимоходом предотвратить кризис межпланетного масштаба, грозящий перерасти в галактическую войну. А начиналось все с визита прекрасной незнакомки…

Популярные книги в жанре Научная фантастика

Олег Овчинников

Тот, который...

- Ы-ы-ы-ы-ы-ы!

Космодесантник Редуард Кинг обернулся на голос и сам не поверил собственной удаче.

В пяти шагах от него прямо в придорожной пыли сидел лингуампир и обращался явно именно к нему.

- Ы-ы-ы-ы! - повторил он и потыкал большим пальцем в середину своей лицевой повязки.

Редуард поспешно сошел с дороги.

- Пить? - спросил он и с запозданием отметил, что от волнения забыл задействовать транслитератор. Впрочем, в данном случае необходимости в переводе не возникло.

Еремей Парнов

Атлантида в наших мечтах

"Кто мы? Откуда пришли? Куда идем?"

Есть вечные темы истории, волнующие загадки бытия.

Почти две с половиной тысячи лет длится спор Платона с Аристотелем. И не видно ему конца. Лишь изредка приоткрывается завеса тайны и рука случая подкидывает новые, подчас совершенно ошеломительные аргументы. Именно они, эти новые факты, ставшие подлинной сенсацией сегодняшнего дня, и подвигнули меня возвратиться к далеким истокам, когда впервые упомянуто было самое название Атлантиды.

Антон Первушин

ВЕЛИКИЙ КРИК

Война получилась позиционной и затяжной. Длилась она восемь лет, пятнадцать месяцев, двадцать шесть дней, семь часов и одиннадцать секунд, и закончилась сокрушительным поражением, полной капитуляцией, аннексиями и контрибуциями.

Страна лежала в руинах. Экономика, надорванная милитаризацией, пребывала там же. Правительство как-то само собой сверглось и бежало. Тех, кто не успел свергнуться и бежать, развесили на фонарных столбах в драматичной обстановке переходного периода.

Елена Первушина

УЛЫБКА ФОРТУHЫ

В первый раз я прожил всего три недели. Я умер от голода, пытаясь высосать хоть каплю молока из волосатой груди матери. В тот год была великая засуха, сгорела вся трава в степи, высохли в земле корни, до времени облетели листья с деревьев, погибли в завязи плоды, издохла в обмелевших реках рыба, погибли в огне степных пожаров мелкие зверьки, разлетелись птицы.

Я умер.

Моя мать, обезумев от горя, набросилась на самкупредводительницу. Одержав победу, моя мать повела наше племя на север, прочь от выжженных земель. Много дней спустя те, кто выжил, пришли на плодородные и обильные водой равнины. Они стали первыми обезьянолюдьми, заселившими Евразию. Hо об этом я узнал уже после смерти, когда стоял у ступицы Колеса Фортуны.

Вадим Пешков

ДЕМИУРГИЯ ГЕОРГИЯ

Георгий неторопливо шагал по знакомой аллее просторного и безлюдного утреннего парка без названия и думал о чем-то попутном, незначительном, и слегка, краями губ, улыбался знакомому пространству, глубоко втягивая прохладный чистый воздух в легкие. Он ничего не предчувствовал, никаких предупреждающих об опасности (или удаче) мистических знаков не замечал, был спокоен и расслаблен, и вдруг произошло нечто трудноописуемое, невероятное. Все вокруг: зеленые взрывы деревьев, светло-голубая полоса неба над головой, золотисто-серая аллея и белые скамейки вдоль нее - все, что находилось в секторе зрения Георгия - словно нереальное, сплетенное из света, большое голографическое фото, вдруг исчезло. Георгий мгновенно оказался в почти абсолютной темноте и мертвой тишине. Лишь откуда-то сверху, из моря мрака, на обомлевшего человека высокомерно взирал маленький желтый глаз холодного солнца. Мало того, Георгий почувствовал, что как бы плывет в воздухе, находится в невесомости, и нелепо задвигал руками и ногами. Тотчас закружилась голова, затошнило, и это привело его в состояние умственного шока. Внутренний голос лихорадочно отстукивал - "Что это? Что это?". Немного адаптировавшись в невесомости, Георгий сперва подумал, что просто потерял сознание, и попытался успокоиться. Но самоощущение, несмотря на головокружение, было настолько ясным, что он быстро отверг это предположение. Нет, он в сознании и находится в трехмерном пространстве, заполненном тепловатым чистым воздухом. Просто земля растворилась под ногами и погас свет. Подумав об этом, он тотчас почувствовал облегчение - он почувствовал, что упал на некую твердь и скорее нагнулся, чтобы потрогать ее. На ощупь поверхность, притянувшая его к себе, казалась холодной и гладкой, как стекло или твердый пластик. С дрожью в ногах, но еще надеясь, что удастся быстро миновать этот неожиданный провал в иной мир, Георгий напряженно всмотрелся в темноту, пытаясь разглядеть хоть что-нибудь.

Зыгмунд Пикулськи

Единственный друг гангстеров

Перевод с польского Андрея Евпланова

I

Это ожерелье из черного жемчуга не принесло счастья прекрасной Лилиан. Она должна была заплатить за него жизнью.

Девушка, которая сидела у стойки бара, наклонилась к Дардеру и спросила:

- Как вы считаете, поймают в конце концов этих гангстеров? - слегка прижалась к нему плечом, как будто искала защиты от неведомой опасности.

Леонид Письмен

Всякие там цивилизации

1. ДНЕВНИК НАОБОРОТНИКА

30 декабря

Этот год, едва начавшись, принес мне великую радость. Просто чудо, сколь быстро и полно сбываются дружеские пожелания, нашептанные за надтреснутой чаркой доброго прокисшего вина. Я не удивлюсь, если мое имя будет напечатано во всех вчерашних газетах мельчайшим петитом в копне самой последней страницы.

Но полно упиваться тщеславием, недостойным истинного изобретателя. Сегодня мне, наконец, удалось установить контакт с Альтернативным Пространством!

Борис Письменный

Явление Духа

Дух прилетал в гости семьсот первым рейсом компании Финэйр. Я не видел его больше двадцати лет и пока, разгоняясь и стопорясь, пробивался в растущем трафике по скоростному шоссе Ван Вик все пытался представить себе каким же глубоким стариком должен быть Дух, если и на моей памяти он был уже дедом.Чем ближе к Кеннеди, тем живее представлялся он мне. Согнутая фигурка Духа и его морщинистое удивленное лицо уже немного витали на приаэродромном шоссе, вдоль которого мелькали домики Квинса, деревца в белорозовой цветочной пене и щиты с группами авиалиний. Его становилось все больше и больше, чтобы потом, в зале ожидания Дух материализовался совсем, задышал и обрел тело, чтобы я бы смог лицезреть его целиком, взять за руку и привезти к нам в Нью-Джерси.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Анастасия Меркушева решает не подчиняться условиям завещания своего деда и бежит из дома за несколько часов до венчания в церкви с графом Сергеем Ратмановым. Граф вынужден жениться на ней, чтобы получить большое наследство. На постоялом дворе Настя встречает незнакомца, который представляется известным поэтом Фаддеем Багрянцевым. Только ли желание оградить Настю от грядущих несчастий заставляет поэта отправиться вслед за ней, а может, совершенно другое чувство, совсем для него неожиданное? Да и тот ли он человек, за кого себя выдает?.. Ранее роман «Невеста по наследству» выходил под названием «Отчаянное счастье».

В книгу вошли романы «Грот Дайомы» и «Ристалища Хаббы». В первом Конан по приказу Дайомы, Владычицы Острова Снов, совершает путешествие в Ванахейм, затем отправляется на Остров Снов. Во втором произведении герою предстоит отстаивать свою жизнь и свободу, развлекая публику сражениями на аренах Хаббы.

Он никогда не видел столько народу на Лунном Терминале и никогда не видел такой молчаливой толпы. Здесь, на Луне жизнь пока выглядела нормальной; не было видно следов бомбежки, вокзальные служащие и их электронные помощники продолжали работать как обычно. Правда, он обратил внимание на необычно большое количество военных, но они, по большей части, не принадлежали молчаливой толпе. Большая часть из них стояла вдоль стен, в своих темно-зеленых федеральных униформах и с безучастным выражением на лицах.

Бенджамин Кларк вот уже два года отчаянно влюблен в свою компаньонку, очаровательную блондинку Даниэль Шануар. Но прекрасная француженка только посмеивается над ним, не упуская случая отпустить в его адрес саркастическое замечание. Страсть и нежность к этой хрупкой и недоступной красавице соседствуют в душе Бена с негодованием и обидой на нее же. И эта «адская смесь» вынуждает его сделать девушке неожиданное и дерзкое предложение…