Еврейка из Толедо

Еврейка из Толедо
Автор:
Перевод: И. Снегова, Л. Гинзбург
Жанр: Драматургия: прочее
Год: 1961

В книгу крупнейшего драматурга и поэта Австрии вошли пьесы: "Величие и падение короля Оттокара", "Волны моря и любви", "Сон — жизнь", "Еврейка из Толедо", "Либуша".

Отрывок из произведения:

Альфонсо Благородный, король Кастильский.

Элеонора Английская, его супруга.

Принц, их сын

Манрикс, граф де Лара, адмирал Кастильский.

Дон Герцеран, его сын.

Донья Клара, придворная дама королевы.

Камеристка королевы.

Исаак, еврей.

Эстер, Ракель — его дочери.

Рейнеро, оруженосец короля.

Вельможи, придворные дамы, просители, слуги, народ.

Место действия — Толедо и окрсетности. Время — около 1195 года.

Другие книги автора Франц Грильпарцер

Масуд, богатый селянин.

Мирза, его дочь.

Рустан, его племянник.

3анга, негр - невольник.

Самаркандский царь.

Гюльнара, его дочь.

Калеб, немой старик.

Кархан.

Человек со скалы.

Старуха.

Придворный.

Начальник стражи.

Первый предводитель отрядов.

Второй предводитель отрядов.

Служанка Гюльнары.

Свита и слуги царя.

Придворные дамы и служанки

Гюльнары.

В книгу крупнейшего драматурга и поэта Австрии вошли пьесы: "Величие и падение короля Оттокара", "Волны моря и любви", "Сон — жизнь", "Еврейка из Толедо", "Либуша".

В книгу крупнейшего драматурга и поэта Австрии вошли пьесы: "Величие и падение короля Оттокара", "Волны моря и любви", "Сон — жизнь", "Еврейка из Толедо", "Либуша".

В книгу крупнейшего драматурга и поэта Австрии вошли пьесы: "Величие и падение короля Оттокара", "Волны моря и любви", "Сон — жизнь", "Еврейка из Толедо", "Либуша".

В книгу крупнейшего драматурга и поэта Австрии вошли пьесы: "Величие и падение короля Оттокара", "Волны моря и любви", "Сон — жизнь", "Еврейка из Толедо", "Либуша".

Популярные книги в жанре Драматургия: прочее

Тяжкие испытания молодой американской семьи в годы кризиса и безработицы явились темой радиопьесы Арнольда Мэйнофа «Телеграмма с неба». Но главным в этой пьесе было становление характеров героев, их возмужание, укрепление в них чувства человеческого достоинства. Построена пьеса как размышление о жизни, как исповедь, с которой героиня обращается к людям. Исповедь эта сопровождается игровыми эпизодами, в которых участвует и сама героиня.

Музыкальное вступление. Затем на расстоянии – звук идущего паровоза, шипение пара.

Первый сцепщик. Ну, теперь расписание надолго к черту пошло.

Второй сцепщик. Нечего было этот старый драндулет прицеплять.

Первый сцепщик. Хорошо еще, что он другие вагоны за собой с рельсов не стянул.

Второй сцепщик. Уж скорей бы шериф приехал и убрал трупы.

Первый сцепщик. Наверно, это он едет.

Приближается и останавливается автомобиль. Звук открываемой и закрываемой дверцы.

Пьеса о Лермонтове

Пьесы «Женщины с прошлым» и «Виновный» посвящены нашим дням и рассказывают о моральной ответственности каждого человека за свои поступки

Приемная дворянского банка. Князь Мещерский, окруженный толпою столбовых дворян, имеющих под мышкой свои столбы с целью заложить оные.

Мещерский

(ко всем)

          Ликуй, российское дворянство!

     Вступи опять во все права гражданства

И с благодарностью читай лишь «Гражданин».

          Прошел период оскуденья.

     Прошу у вас внимания и бденья!

Вы знаете меня: я чистый дворянин.

     Хотя не чист от кой-каких пороков

Марио Прима — молодой с виду человек, неопределенного рода занятий, с невероятными способностями, который не видит смысла в их реализации, хоть и не пессимист по своей природе.

Йорик — ближайший друг Марио, худой, низкорослый и пронырливый, неопределенного возраста, шут по образованию, по профессии — мелкий служащий в одном из городских учреждений.

Ковард Инсидиас — очень честолюбивый человек, добившийся своим неустанным рвением определенной доли власти в городе Нотэкзистер, но на этом и остановившийся по причине своей принадлежности к людям, не отмеченным искрой божьей и обделенных светлым разумом; злой завистник талантов Марио.

В высшей степени симптоматичным и политически актуальным было появление в радиодраматургии этого времени темы сейлемской трагедии конца XVII века, когда пресловутая «охота на ведьм» привела к массовой истерии, всеобщей подозрительности, страху и доносам, к гибели многих невинных людей в этом маленьком городке в штате Массачусетс…

В радиопьесе Уилфрида Петтита «Сейлемский кошмар» мастерски передана эта расчетливо инспирируемая атмосфера массового психоза, охватившего жителей Сейлема.

Издавая нижеследующие трагедии,[1] я должен только повторить, что они были написаны без отдаленнейшей мысли о сцене. О попытке, сделанной один раз театральными антрепренерами, общественное мнение уже высказалось. Что касается моего личного мнения, то, по-видимому, ему не придают никакого значения, и я о нем умалчиваю.

Об исторических фактах, положенных в основу обеих пьес, рассказано в примечаниях.

Автор в одном случае попытался сохранить, а в другом приблизиться к правилу «единств», считая, что, совершенно отдаляясь от них, можно создать нечто поэтичное, но это не будет драмой. Он знает, что этот взгляд не популярен в английской литературе; но не он выдумал «единства», он только держится мнения, которое еще не особенно давно признавалось законом во всем мире и до сих пор считается таковым в наиболее цивилизованных странах. Но «nous avons change tout cela»[2]

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

Наконец, редактор подписал номер в печать и для работающих в большой редакционной комнате наступило время расслабиться. Мне, как верстальщику, еще следовало упорядочить все материалы уже фактически выпущенного номера газеты, придать им пригодный для хранения вид. Я немедленно занялся этой, в общем не требующей раздумий работой, одновременно прислушиваясь к разговорам корреспондентов. Сегодня нас почтил посещением Женька, временами приносящий нам материалы о потустороннем мире. В нашем штате он не числился, но статьи его всегда оказывались уникальными. Наша газета, отчетливо отдающая желтизной, охотно их печатала. Читателям нравилось узнавать о жизни после смерти, о привидениях и духах, приемах любовной и черной магии.

Это и фантастика, и мистика, и психология

Его разбудило жужжание шмеля. Ондей быстро засунул руку за ворот рубахи, приложив указательный палец к сенсору инфона. Опознав хозяина, инфон отключил звонок будильника. Ондей сел, прислонившись к бревнам башни спиной, оглядел спящих на полу вповалку людей. Прохладный рассветный воздух из прорубленных в стене щелей охлаждал кожу. Все же и он не в силах был разогнать стоящую в помещении вонь. Поморщившись, пока никто его не видел, Ондей растолкал троих из спящих и пошел вниз по лестнице.

Аромат кофе достиг моих ноздрей и рот немедленно наполнился слюной. Я с наслаждением вытянул ноги, сидя в кресле за шкафом, и откусил кусочек печенья, прикрыв глаза. Если целыми днями не отрывать взгляда от монитора, проектируя разные строения для нужд сельского хозяйства, такие вот минуты отдыха начинают казаться наполненными неземным блаженством.

Рядом, за шкафом, тренькнул телефон. Трубку взял Артем.

— Добрый день, Вадим Петрович… да, он здесь. Позвать? Хорошо, передам.