Евреи, которых не было. Книга 2

Существовал ли Всемирный жидомасонский заговор?

Почему в революционном движении России участвовало так много евреев?

Существовал ли в Советском Союзе государственный антисемитизм?..

Вопросов, стереотипов, порожденных двухтысячелетней историей взаимоотношения еврейства и христианства, двумя веками русско-еврейских отношений — множество.

Книга историка A. M. Буровского — яркая по стилю, увлекательная по изложению — дает свои, подчас спорные, неожиданные ответы на эти и многие другие вопросы, охватывая огромный период — от библейских времен до наших дней.

Отрывок из произведения:

Для того, чтобы написать эту книгу, у меня было несколько причин — и личных, и профессиональных.

МОТИВ ИЗУЧЕНИЯ

Евреи всегда присутствовали в той среде, в которой я вращался. И в Петербурге, где они были совершенно такими же, как остальные члены того же общества, не лучше, не хуже. И в Красноярске, где я оказался в еврейской среде, совершенно иной по своему интеллектуальному и культурному уровню. Когда-то в интеллигентной среде школьники просто не знали национальности соучеников. Этого времени я уже не застал, мы уже знали, что Равиль Гонцов — татарин, а Мира Гершман — еврейка. Но никаких далеко идущих выводов из этого никто не делал; их национальность была фактом их биографии — наряду с цветом волос или весом. О существовании какого-то особого еврейского вопроса я попросту ничего не знал, пока совсем не вырос. Узнал сам, а люди, которые меня воспитывали, не сочли нужным мне ничего об этом сообщить (как, впрочем, и обо многом другом).

Рекомендуем почитать

Наверное, ни об одном народе не врут так, как о евреях. Юдофобы пугают народ страшными сказками о «еврейских кознях» и «жидомасонском заговоре». Юдофилы потчуют публику душещипательными историями о «богоизбранных» страдальцах, вечно обиженных и потому требующих к себе особого отношения.

Это издание вызовет ярость и у тех, и у других. Эта сенсационная и скандальная книга никого не оставит равнодушным. Главный «возмутитель спокойствия», автор бестселлеров «Арийская Русь» и «Гражданская история безумной войны» уже поведал читателям «всю правду о русских». Теперь очередь дошла и до российских евреев.

Существовал ли Всемирный жидомасонский заговор?

Почему в революционном движении России участвовало так много евреев?

Существовал ли в Советском Союзе государственный антисемитизм?..

Вопросов, стереотипов, порожденных двухтысячелетней историей взаимоотношения еврейства и христианства, двумя веками русско-еврейских отношений — множество.

Книга историка A. M. Буровского — яркая по стилю, увлекательная по изложению — дает свои, подчас спорные, неожиданные ответы на эти и многие другие вопросы, охватывая огромный период — от библейских времен до наших дней.

Свобода слова всегда была для Запада чем-то вроде дешевых стеклянных бус, на которые можно выменивать несметные богатства у простодушных дикарей-аборигенов, но которые не станешь носить у себя дома. Громогласно распинаясь о «свободе прессы» и навязывая ее другим, Запад в то же время беспощадно преследует собственных инакомыслящих. Так, в большинстве европейских стран введено уголовное наказание за «отрицание Холокоста»! Всякому, кто посмеет усомниться в том, что гитлеровцы уничтожили 6 миллионов евреев, грозит тюремный срок. Всякий, кто попробует заикнуться, что «Циклон-Б» на самом деле является инсектицидом и фактически непригоден для массового убийства людей, что газовые камеры, которые показывают туристам в Освенциме, построены уже после войны и просто негерметичны, а в имевшихся крематориях физически невозможно было сжечь столько тел, — окажется на тюремных нарах. Спрашивается, чем эта новая инквизиция отличается от советской цензуры, которой так возмущалась «либеральная» Европа? Почему сажать людей за отрицание коммунизма нельзя, а за «отрицание Холокоста» можно и нужно?.. Слава богу, у нас в России, в отличие от Запада, еще существует подлинная свобода слова и мы вправе печатать не только историков, отстаивающих официальную версию Холокоста, но и сомневающихся, и несогласных. Доказательством чему — эта книга.

Издано в авторской редакции.

Новая книга самого смелого и «неполиткорректного» историка! Продолжение откровенного разговора на самые запретные темы — без негласной цензуры, табу и умолчаний! Независимый взгляд на самые острые и болезненные вопросы еврейской истории и русско-еврейских отношений! Полный отказ от пресловутых двойных стандартов!

«Наверное, нет сегодня более грязного и гадкого слова, чем ПОГРОМ. Это одно из немногих русских слов, понятное без перевода и вошедшее во все основные языки. Это — несмываемое клеймо на нашей истории. Но что такое погром? Карманная Еврейская Энциклопедия определяет его как «нападение нееврейской толпы на еврейское население с целью грабежа и убийства евреев». То есть евреи воспринимаются исключительно как невинная жертва проклятых погромщиков. Но так ли это? Разве мало в истории примеров, когда сами евреи становились погромщиками и палачами? В своей новой книге я постараюсь рассказать не только еврейскую, но и ВСЮ ПРАВДУ о погромах». (Андрей Буровский)

Нет сегодня более запретной и опасной темы, чем пресловутый «еврейский вопрос». О евреях положено писать как о покойниках — либо хорошо, либо ничего. И не дай вам Бог нарушить любое из многочисленных табу, будь то еврейский нацизм, еврейский террор или мифы Холокоста, посмей отчаянный автор отозваться о «богоизбранном» народе как о любом другом, на общих основаниях, без славословий и умолчаний, без прикрас, — смельчака тут же обвинят в «антисемитизме», отлучат от «научного сообщества», а на «демократическом Западе» могут и посадить. Но мы, слава богу, не Запад — у нас свобода слова еще существует. Доказательством чему — эта сенсационная книга. ВСЁ, ЧТО ВЫ ХОТЕЛИ ЗНАТЬ О ЕВРЕЯХ, НО БОЯЛИСЬ СПРОСИТЬ!

«Я не буду здесь сочинять сказок о злобных евреях, которые губят несчастную Россию. Я не собираюсь пересказывать мифы о «высшей расе», основавшей мировую цивилизацию. Я расскажу ПРАВДУ о российских и советских евреях, вместе с которыми мы живем не двести, а полторы тысячи лет!»

У СССР и Израиля на первый взгляд мало общего. Но обе эти страны — осуществленные еврейские утопии. И осуществили их представители евреев ашкенази — коренного народа Восточной Европы, который в начале XX века, на пике пассионарности, принялся выращивать сразу несколько вариантов будущего. Жизнеспособной оказалась лишь одна из этих утопий — сионистская, приведшая к воссозданию государства Израиль. Все остальные, в том числе и советская, рухнули, погребя под своими руинами миллионы жизней…

Кто они, советские евреи? Чем отличаются от «несоветских»? Эти люди жили среди нас как величайшая загадка истории. Они создали коммунистическую цивилизацию, составив ее первый правящий слой, — а потом вдруг исчезли, словно растворившись во времени. Куда они пропали? Почему вымерли? Или преобразились?.. В своей книге я постарался ответить на все эти вопросы.

Надо учиться никому не льстить, даже народу.

Стендаль

Ни одного дня своей истории русский народ не прожил в своем национальном государстве. И все потому, что у него никогда не было своего национального государства.

Уже предки современных русских, украинцев и белорусов — древнерусский народ — были ярко выраженным. имперским народом. Киевская Русь — типичная империя: многонациональное государство, в котором один народ господствует над остальными. Со времен Олега и Игоря Русь складывалась как государство, в котором жили и смешивались племена финно–угорского, балтского и славянского корней. А древние русы господствовали в нем в политике, экономике и культуре.

Другие книги автора Андрей Михайлович Буровский

Эта книга впервые излагает историю Гражданской войны как страшную и удивительную сказку, случившуюся в реальности. Фантастические судьбы, необыкновенные приключения, благородные мечты и моря крови. Легкий разговорный язык, ирония и честность на грани цинизма делают книгу незаменимым чтением для каждого, кто слышал слово «Россия».

«Всегда, во все времена, стоило лишь дать евреям равные права, как они немедленно проникали в самые верхи принявшего их общества и, составляя всего 2–3 % населения страны, образовывали треть, половину, а порой и большинство ее финансовой, интеллектуальной и даже политической элиты. У одних это вызывало восхищение, у других — ярость, но факт остается фактом: так было и в эллинистическом Египте еще до Рождества Христова, и в городах средневековой Европы, и во Франции XVIII века, и в Германии XIX, и в России начала XX столетия. Эпохи разные, государства разные, даже еврейские народы разные — а процесс явно один и тот же… Каким образом евреям удалось стать настолько конкурентоспособными? Почему при прочих равных условиях они легко вытесняют христиан из коммерции, науки, искусства, образования, медицины? В чем их главное преимущество перед всеми другими нациями — в особых расовых качествах, «богоизбранности», невероятной взаимовыручке, пресловутом «жидомасонском заговоре»? Или в том, что евреи — передовой народ Земли?..»

Казалось, после предыдущего бестселлера Андрея Буровского «Правда о еврейском расизме» просто невозможно написать ничего более вызывающего и «неполиткорректного». Однако главному «возмутителю спокойствия» удалось превзойти самого себя — с той лишь разницей, что эта книга вызовет зубовный скрежет уже не у еврейских фундаменталистов, а у клинических антисемитов! Нарушая любые табу, без оглядки на цензуру и запреты, автор дает ответ на самые главные, самые сложные, «проклятые» вопросы не только еврейской, но и всей мировой истории!

«После Второй Мировой войны никому нельзя быть расистом. Евреям — можно. Никому не запрещено сомневаться в том, что коммунисты убили в России десятки миллионов человек, — но за «отрицание Холокоста» во многих странах полагается тюремное заключение (и эти господа имеют наглость учить нас «свободе слова»!). Представьте, какой вой поднялся бы, посмей Россия выкрасть из Англии Березовского и предать его показательной казни! Но именно это израильтяне проделали с Эйхманом. Ирану нельзя нарушать соглашения о нераспространении ядерного оружия — Израилю можно. Взаимная резня поляков и украинцев? Тутси и хуту? Истребление немцев чехами и поляками в 1944–1945 гг.? Об этом можно говорить, называя национальность преступников. Это пожалуйста! Но попробуйте заикнуться о том, кто стоит за истреблением русского дворянства и интеллигенции, священников и офицеров в годы Гражданской войны, посмейте назвать фамилии палачей — тут же прослывете людоедом-антисемитом!.. Почему так получилось? Как мир дошел до жизни такой? Почему, стремясь к равенству, человечество признало один народ «равнее других»? Каким образом евреи превратились в привилегированный неподсудный слой, своего рода международное дворянство? И чем грозит это «еврейское засилье» им самим?..»

Новая книга самого независимого и неуправляемого историка! Открытое обсуждение самых болезненных и табуированных тем — без гнева и пристрастия, негласных запретов и оглядки на цензуру. Пока такие дискуссии возможны — в России существует свобода слова!

Новый военно-фантастический боевик от автора бестселлера «„Прогрессоры” Сталина и Гитлера»! Продолжение тайной войны против «мировой закулисы», толкающей человечество в ад революций, блицкригов и лагерей смерти! Агенты Шамбалы против Приората Сиона, оккультного Рейха и кроваво-красной магии СССР!

Самая острая серия на самую запретную тему! Новая книга самого независимого историка, нарушающая главные табу негласной цензуры! Вся правда о «еврейском расизме»!

«Расизм — представление о генетическом превосходстве одной расы над другими — сегодня фактически объявлен вне закона. Быть расистом позорно и просто опасно. На Западе расист никогда не сделает карьеры ни в науке, ни в культуре, ни на государственной службе. Любой народ, считающий себя биологически выше других, любое государство, исповедующее расизм, становится изгоем и оказывается в изоляции (вспомните судьбу ЮАР, не говоря уж о Третьем Рейхе). Из этого правила есть только одно исключение — евреи… Представьте, что вы прочитали журнальную статью о том, что русские-де должны жениться только на русских, а браки с евреями всегда несчастливы. Гарантирую взрыв негодования, протесты, обвинения в «русском фашизме» и даже судебные иски. Однако израильский журнал «Лехаим» открыто проповедует браки исключительно между евреями, осуждая «кровосмешение» с яростью геббельсовской пропаганды. Можете вообразить, чтобы в России праздновался День Погрома, а в Германии гордились бы Освенцимом? Но евреи открыто празднуют Пурим, благословляя погром, который их предки устроили персам две с половиной тысячи лет назад!.. Почему самый образованный и культурный народ больше других заражен расизмом? Отчего мы вынуждены закрывать на это глаза? Как евреям сделалось можно то, что всем остальным категорически нельзя? В своей книге я постарался ответить на все эти вопросы» (А. Буровский).

В этой альтернативной истории раввин Адольф Гитлер дружески беседует с православным монахом Иосифом Джугашвили. Здесь не было ни Второй Мировой войны, ни лагерей смерти, ни ужасов Холокоста. Здесь человечество избежало кровавого ада XX века. Как такое стало возможным? Благодаря кому Россия и весь мир обрели светлое прошлое? Кто вправил вывих истории и переписал ее набело, с чистого листа? Два человека — русский и немец, коммунист и нацист, когда-то бывшие заклятыми врагами, но отрекшиеся от прежней веры, прежней ненависти и прежних вождей ради светлого будущего и ставшие братьями по оружию. Они прорвутся в легендарную Шамбалу и обратят древнюю святую мудрость против кроваво-красной магии СССР и оккультного Рейха! Они станут «ПРОФЕССОРАМИ» Нового мира! Они подарят человечеству альтернативу, в которой возможна дружеская беседа ребе Адольфа и отца Иосифа!

Первый фантастический боевик самого «неполиткорректного» историка! Новая серия сенсационной военно-исторической фантастики, нарушающей все запреты! Самые острые темы, самые вызывающие сюжеты, самые невероятные альтернативы!

Её величают «премудрой матерью отечества» и Екатериной Великой.

Её царствование прославляют как «золотой век» Российской империи.

Ещё со школьной скамьи нам внушают, что в годы её правления (1762—1796) произошел невиданный взлет русской государственности, настала эпоха высшего политического и экономического расцвета России.

Но что скрывается за блестящим фасадом екатерининских реформ и государственных преобразований? Стоит лишь присмотреться повнимательней — и в глаза бросается вопиющее беззаконие и предательство, низость и разврат, убийства и подлог важнейших государственных документов. На самом деле «золотой век» Екатерины — эпоха невероятной лжи и лицемерия, время крайнего бесправия большинства подданных «великой императрицы» — десятков миллионов крепостных крестьян. Именно при Екатерине нация оказалась расколота на привилегированных «русских европейцев» и находившихся у них в фактическом рабстве «русских туземцев». «Золотой век» Екатерины изувечил судьбы и души, окончательно развратил «элиту» Империи, сломал историю страны.

Самая спорная и сенсационная книга года.

Радикальный пересмотр истории не только Второй мировой войны, но и всего XX века.

Свежий взгляд на величайшую трагедию от начала времён.

Разоблачение лжи, на которой держится современный мир.

В своей новой книге популярный историк, автор бестселлеров «Арийская Русь» и «Россия, которой не было» убедительно доказывает, что, вопреки официальной версии, написанной победителями, Вторая мировая на самом деле была Великой Гражданской войной. И в этой чудовищной бойне проиграла вся Европа — даже те страны, которые формально считаются одержавшими победу. Прежняя европейская цивилизация сгорела в огне мирового пожара, а на её пепелище возник новый мировой порядок, имеющий мало общего с довоенным…

Популярные книги в жанре История

Автор, видный советский историк, показывает сложный, извилистый путь некогда самой многочисленной и влиятельной мелкобуржуазной партии России — социалистов-революционеров. В книге вскрывается глубокий внутренний кризис партии эсеров, несостоятельность теории и практики мелкобуржуазного социализма, превращение эсеровских террористов в союзников Колчака и Деникина, организаторов кронштадтского мятежа и «антоновщины».

Проблемы, рассматриваемые в книге, имеют не только историческое значение. Они весьма актуальны, их изучение может быть полезным при оценке позиций современных мелкобуржуазных партий, выработке стратегии и тактики коммунистических партий в борьбе за создание единого фронта трудящихся в странах капитала.

Концы страниц размечены в теле книги так: , для просмотра номеров страниц следует открыть файл в браузере. — DS.

ИЗДАНИЕ ИМПЕРАТОРСКОГО ОБЩЕСТВА ИСТОРИИ ДРЕВНОСТЕЙ РОССИЙСКИХ при Московском Университете.

МОСКВА 1901.

Юрий Крижанич. Хорват, католик, знаток многих языков, богословия и юриспруденции, писатель, священник, миссионер, сторонник церковной унии. По собственному желанию отправился в Москву и подал царю Алексею Михайловичу челобитную с просьбой работать в России историком-летописцем и переводчиком. В 1660 году по поручению государя начал работать над грамматикой русского языка. В 1661 году «за некое глупо слово» был сослан в Тобольск, где пробыл до 1676 года. В 1678 году покинул Россию. В 1683 году, исполняя должность полкового священника у польского короля, погиб в бою с турками под Веной...

«Архипелаг ГУЛАГ», Библия, «Тысяча и одна ночь», «Над пропастью во ржи», «Горе от ума», «Конек-Горбунок»… На первый взгляд, эти книги ничто не объединяет. Однако у них общая судьба — быть под запретом. История мировой литературы знает множество примеров табуированных произведений, признанных по тем или иным причинам «опасными для общества». Печально, что даже в 21 веке эта проблема не перестает быть актуальной. «Сатанинские стихи» Салмана Рушди, приговоренного в 1989 году к смертной казни духовным лидером Ирана, до сих пор не печатаются в большинстве стран, а автор вынужден скрываться от преследования в Британии. Пока существует нетерпимость к свободному выражению мыслей, цензура будет и дальше уничтожать шедевры литературного искусства.

Этот сборник содержит истории о 100 книгах, запрещенных или подвергшихся цензуре по политическим, религиозным, сексуальным или социальным мотивам. Судьба каждой такой книги поистине трагична. Их не разрешали печатать, сокращали, проклинали в церквях, сжигали, убирали с библиотечных полок и магазинных прилавков. На авторов подавали в суд, высылали из страны, их оскорбляли, унижали, притесняли. Многие из них были казнены.

В разное время запрету подвергались величайшие литературные произведения. Среди них: «Страдания юного Вертера» Гете, «Доктор Живаго» Пастернака, «Цветы зла» Бодлера, «Улисс» Джойса, «Госпожа Бовари» Флобера, «Демон» Лермонтова и другие. Известно, что русская литература пострадала, главным образом, от политической цензуры, которая успешно действовала как во времена царской России, так и во времена Советского Союза.

Истории запрещенных книг ясно показывают, что свобода слова существует пока только на бумаге, а не в умах, и человеку еще долго предстоит учиться уважать мнение и мысли других людей.

Во второй части вам предлагается обзор книг преследовавшихся по сексуальным и социальным мотивам

XX столетие по праву считается «веком танков» — ни один другой род войск не оказал такого влияния на ход боевых действий: начиная с первого появления на полях сражений в 1916 г., танки играли решающую роль в большинстве вооруженных конфликтов минувшего столетия, совершив настоящую революцию в военном деле, навсегда изменив характер современной войны.

Анализируя боевое применение танков в обеих мировых войнах и многочисленных локальных конфликтах XX века, ведущий военный историк убедительно доказывает, что полноценные, по- настоящему эффективные танковые войска удалось создать лишь трем государствам — Германии, Советскому Союзу и Израилю. Только эти страны, пройдя долгий путь кровавых проб и ошибок, смогли разработать и успешно применить на практике теорию танковой войны. Ни одно другое государство, даже обладающее значительным танковым парком — ни Франция, ни Британия, ни США, — даже не приблизилось к уровню лидеров.

Особый интерес представляет последняя глава книги, в которой автор моделирует несостоявшийся конфликт между СССР и НАТО, наглядно демонстрируя, что, вопреки американским прогнозам, на европейском театре военных действий у Запада фактически не было шансов устоять против советской танковой мощи.

История Еревана в XX веке. Цель авторов книги – не изложение сухих исторически фактов, а воссоздание той мифологии, которая окружала формирование Еревана и заменяла пустующее место идеологии создания Еревана как центра собирания армян, разбросанных по белому свету.

Евгений Коковин

МЫ ПОДНИМАЕМ ЯКОРЯ

- А вы знаете, что такое якорь?.. Этот вопрос даже обидел меня. Подумаешь, якорь! Да это известно каждому мальчишке, каждой девчонке, хотя бы они и жили за тысячу миль от моря и никогда не видели судна. А я за последнее время перечитал уйму морской литературы - штормовых романов, штилевых повестей, рейдовых рассказов и всевозможных абордажно-яхтенных учебников, словарей и справочников. Но я мог и не читать всех этих книг, чтобы ответить, что такое якорь. Весной я закончил десятилетку, получил аттестат зрелости и летом решил временно поработать в редакции местной газеты. Несколько дней назад меня вызвал заведующий нашим отделом и сказал: - Слушай, Ершов, есть возможность отличиться! Блистательная тема - море! Передовой теплоход "Амур" в прошлую навигацию получил переходящий вымпел. Капитан на нем опытный моряк. Команде "Амура" скоро присвоят звание экипажа коммунистического труда. Как, по-твоему, это тема?.. - Тема, - согласился я и загорелся: - Напишу очерк на подвал. - Если хорошо, то можешь писать на два подвала, - расщедрился заведующий. - Недавно "Амур" ушел в первый рейс. Вернется - сразу же отправляйся на него. А в эти дни почитай что-нибудь такое, о морях и океанах. Настройся, понимаешь, настройся! Я понимал. Когда рабочий день в редакции закончился, я поспешил в библиотеку. В тишайшем читальном зале я боролся со штормами, сражался с пиратами, гарпунировал китов. Я поднимался по трапам на палубы фрегатов, бригов, шхун, яхт, пароходов и теплоходов, заходил во все портовые города, на необитаемые острова, в гавани, бухты и лагуны. Из морских словарей я узнал, что флаг "А" по международному своду сигналов означает: "Произвожу испытание скорости", а ящичные суда (на последнюю букву в алфавите) служили для перевозки сыпучих грузов и теперь они не строятся. Если эти ящичные суда больше не строятся, то зачем они мне? Ну пусть, на всякий случай. А вдруг после очерка об экипаже коммунистического труда я надумаю написать исторический морской роман! Словом, я перегрузился морскими знаниями и романтикой сверх ватерлинии и эти знания взвивались над моим клотиком. Выражать свои мысли иначе я уже не мог. Вопрос о якоре мне задал на причале моряк. Я пришел сюда встречать теплоход "Амур", чтобы побеседовать с командой и потом писать очерк. С виду моряк мне понравился - высокий, плечистый, блондинистый, с открытым добрым взглядом. Было ему лет сорок. - Скажите, пожалуйста, - обратился я к нему, - "Амур" пришвартуется к причалу или бросит якорь на рейде? "Пришвартуется", "причал", "на рейде" - эти слова должны были свидетельствовать о немалых моих морских познаниях. Моряк чуть заметно поморщился, а потом загадочно усмехнулся, но ответил тоже вежливо хрипловатым, но приятным баском: - "Амур" - теплоход грузо-пассажирский. На нем находятся пассажиры, и он, конечно, подойдет к причалу. Затем последовал этот странный - глупый или каверзный - вопрос: "А вы знаете, что такое якорь?" Придав себе вид обиженного, я ничего не ответил. Я уже не школьник, чтобы меня экзаменовать. Пусть не думает, что я уж совсем ничего не смыслю в морском деле. Правда, я не моряк, и мне никогда не приходилось бывать в море. Я, как уже говорил, только собирался написать о моряках "Амура" очерк для нашей газеты. Для этого и штудировал произведения маринистов и учебники морской практики. А может быть, моряк хотел посмеяться, разыграть меня? Я знал, за моряками такое водится. Любят подшутить над невеждами и новичками. Но хотя я не бывал в море, хотя вид у меня был совсем не моряцкий, невеждой я все же себя не считал. Во всяком случае драить наждачной шкуркой тот же якорь или колосники меня никто бы не заставил. Мы стояли на причале, к которому прижимались каботажные теплоходы, неуклюжие лихтеры и грязноватые работяги-буксиры. Нежнейший юго-западныи ветерок чуть заметно шевелил флаги и вымпелы на бесчисленных мачтах и флагштоках. Он был бессилен приподнять даже легкую сухую материю. Безмятежная вода гавани была неопределенного цвета, и я, забыв о моряке, раздумывал, как буду такую воду изображать. В голову лезли тысячу раз использованные "плавные воды", "зеркальная гладь", "чистые струи", "отраженные облака" и прочий словесный балласт. Не знаю, что в эти минуты выражало мое лицо, но только моряк сказал тем же хрипловато-мягким баском: - Вы, я вижу, обиделись. Но в самом деле нехорошо говорить "бросить якорь". Якорь - это символ! Как чудесно сказал один писатель: "Якорь символ надежды". От якоря очень часто зависит участь судна, хотя он и небольшой по сравнению с самим судном. И ни один корабль, заметьте, без якорей в море не выйдет. Кроме того, якорь - материальная ценность, он стоит не так уж дешево. Зачем же его "бросать"? Якоря бросают только в романах и нередко даже в морских газетах. А моряки якоря отдают. Я внимательно слушал незнакомца. Вот это здорово, черт возьми! Я бы, наверное, в своем очерке тоже "бросил якорь" или наплел еще какую-нибудь околесицу, а потом моряки надо мной потешались бы. Книги - дело хорошее, но, оказывается, чтобы писать, нужно, кроме книг, знать еще и кое-что другое. - Скажите, а какой писатель назвал якорь символом надежды? - спросил я. - О, это отличный писатель-маринист, - ответил моряк. - Джозеф Конрад. Читали?.. Это не якоребросатель. Конрад сам моряк, судоводитель и хорошо знает жизнь моряков. Оказывается, этот моряк не профан и в литераторе. Совсем неплохо бы познакомиться с ним поближе. - Вы интересовались "Амуром". Вы, вероятно, из редакции? Хотите что-нибудь написать? Удивительно, как он угадал? Неужели по моему виду можно заключить, что я из редакции? Кроме того, он раскусил мой замысел, вернее - задание, которое мне дали в редакции - Вообще-то я работаю в редакции, - уклончиво ответил я и стыдливо соврал: - Но здесь по другому делу... встречаю знакомого, он приезжает на "Амуре"... А писать о моряках не собираюсь. Я и в море никогда не бывал. Последние слова были святой правдой. Моряк оживился. - А вы сходите в море, ну хотя бы на один рейс. Тогда напишите. Может быть, станете нашим советским Станюковичем. - Он протянул мне руку: Капитан "Амура" Краев. Капитан "Амура"?.. Я стоял пораженный, даже забыв протянуть в ответ свою руку. - Как же так?.. "Амур" идет с моря, а капитан... а вы на берегу... - Ничего особенного. Только вернулся из отпуска. А сейчас за меня на судне старпом. Я пожал капитану Краеву руку и тоже представился: - Вячеслав Ершов, корреспондент местной газеты. - Очень хорошо, очень приятно. Так собирайтесь с нами на "Амуре" в следующий рейс. Покачаетесь, посмотрите, и пусть будет ваш якорь чист. Капитан взглянул на часы и попрощался. Он пошел к проходным воротам, пошел не вразвалочку, не враскачку, а спокойной походкой нормального человека. Почему-то считается, что все моряки должны ходить вразвалку. Я многое прочитал о море и о морской практике, и все-таки в разговоре с первым встречным моряком попал впросак "бросил" якорь, а его можно только отдавать. "Пусть будет ваш якорь чист", - сказал мне капитан "Амура". Позднее я узнал: "якорь чист" - значит, якорная цепь свободно прошла клюз и якорь без задержек поднят. Судно уходит в море. И я решил последовать совету капитана Краева. пойти на "Амуре" в рейс. Скоро мы поднимем якоря.

Когда речь заходит о пирамидах, мы прежде всего переносимся мысленным взором в Египет. А ведь пирамиды есть и в Америке, и в Азии, и в Европе, и даже у нас в России. И подчас они хранят в себе не меньше тайн, чем знаменитые гробницы фараонов.

Эта книга поможет вам заглянуть в увлекательный и загадочный мир древних пирамид.

Для широкого круга читателей.

Амфитеатров, Александр Валентинович [14(26). XII. 1862, Калуга - 26.II.1938, Леванто (Италия)] - окончил юридический факультет Московского университета (1885). В начале 80-х годов стал фельетонистом газеты “Новое время”. Много путешествовал (Италия, славянские страны), печатал корреспонденции в русских газетах. В 1899 году основал совместно с Дорошевичем газету “Россия”. В 1902 году за фельетон о царской семье был выслан в Минусинск. После 1920 года эмигрировал за границу, заняв враждебную позицию по отношению к советской власти. Автор многочисленных повестей, драм, очерков и др.

Оставить отзыв
Еще несколько интересных книг

В послевоенном мире, который окончательно погрузился в вирт, их осталось четверо — четверо людей, полных безумия и непредсказуемых планов, способных рисковать ради самых дерзких идей. Бродяга-радиоэлектроник, повернутый на ретро-музыке. Трикстер, работавший и священником, и мясником. Рыжеволосая женщина из корпорации с опасными мечтами. Джокер, бесстрастный и отчаянно красивый.

Они встретились, хотя не должны были, и в ответ мир опрокинулся. Всего лишь четыре человека из мертвого города, которым суждено совершить революцию.

…Война началась. Война, которую затеяли боги. Война, в которой сражаться, и умирать будут — ЛЮДИ. Люди, коим надлежит исполнить волю богов…

Ни страха гибели, ни жалости к побежденным не знают женщины-воительницы, огнем и мечом завоевавшие мир и железной рукой миром правящие. Нечего отныне терять их недругам — мужчинам нищих горных селений, возжелавшим, наконец, ЛЮБОЙ ЦЕНОЙ отомстить жрицам таинственной Великой Матери…

Но решат ее исход — ЛЮДИ.

Читайте «Сокол на запястье» — первую книгу увлекательной дилогии Ольги Елисеевой «Золотая колыбель»!

Философ Эрих Фромм в ставшей уже классической книге «Бегство от свободы» обращал внимание на то, что индивидуализация человека в обществе имеет две стороны. Люди осознают себя самостоятельными социальными субъектами, действующими независимо от традиционных коллективных структур – общин, групп, кланов и иных сообществ. В то же самое время, происходит ослабление сложившихся веками социальных связей, которые основаны, в том числе, и на взаимопомощи[1]

Произведения, вошедшие в этот сборник, принадлежат перу известного мастера французского детектива Фредерику Дару. Аудитория его широ­ка — им написано более 200 романов, которые читают все — от лавочника до профессора Сорбонны.

Родился Фредерик Дар в 1919 году в Лионе. А уже в 1949 году по­явился его первый роман — «Оплатите его счет», главным героем которого стал обаятельный, мужественный, удачливый в делах и любви комиссар полиции Сан-Антонио и его друзья — инспекторы Александр-Бенуа Берюрье (Берю, он же Толстяк) и Пино (Пинюш или Цезарь). С тех пор из-под пера Фредерика Дара один за другим появлялись увлекательнейшие романы, которые печатались под псевдонимом Сан-Антонио. Писатель со­здал целую серию, которая стала, по сути, новой разновидностью детектив­ного жанра, в котором пародийность ситуаций, блистательный юмор и едкий сарказм являлись основой криминальных ситуаций. В 1957 году Фредерик Дар был удостоен Большой премии детективной литературы, тиражи его книг достигли сотен тысяч экземпляров.

Фредерик Дар очень разноплановый писатель. Кроме серии о Сан-Антонио (Санантониады, как говорит он сам), писатель создал ряд детективов, в которых главным является не сам факт расследования преступления, а анализ тех скрытых сторон человеческой психики, которые вели к пре­ступлению.

Настоящий сборник знакомит читателя с двумя детективами из серии «Сан-Антонио» и психологическими романами писателя, впервые переве­денными на русский язык.

Мы надеемся, что знакомство с Фредериком Даром доставит читателям немало приятных минут.